Опубликовано: 3859

Психолог от слова "псих"?

Психолог от слова "псих"?

Странная, но в то же время весьма показательная история произошла в Караганде.В последнее время люди все чаще обращаются к психологам. Посещают различные тренинги личностного роста. Кто-то ходит годами – и никаких изменений в нем никто не замечает. А кто-то решительно меняет свою жизнь, ставит себе новые цели. И окружающим, как это ни странно, не всегда нравятся такие перемены. Был человек удобным, предсказуемым, а тут вдруг –

новая личность!

И тогда близкие начинают обвинять во всем… психологов и тренеров. Что это они, мол, сотворили с человеком?

Именно в такую ситуацию попала карагандинский гештальт-психолог Надежда ШЕРЬЯЗДАНОВА.

Тренинги на стыке

Краеугольный вопрос о том, к какому виду наук следует относить психологию, приобрел особую актуальность в Караганде. Но если теоретики говорят, что психология зародилась на стыке философии и физиологии, то карагандинские чиновники отнесли ее к… психиатрии. И первой это “новшество” прочувствовала на себе гештальт-психолог Надежда Шерьязданова.

– У меня диплом о высшем психологическом образовании, – поведала “Каравану” Надежда, – с 2003 года я имею специализированные сертификаты по направлениям арт-терапия, психологическая коррекция психосоматических расстройств, гештальт-подход и психодрама и до сих пор продолжаю обучение в МИГИПе (Московский институт гештальта и психодрамы). Но сейчас я вынуждена отложить научную работу и приостановить деятельность, поскольку сотрудники департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности Министерства здравоохранения РК обвинили меня в занятиях медицинской деятельностью без соответствующей лицензии и наложили запрет на мою работу.

По словам психолога, в суде она не смогла отстоять свою правоту, поскольку имела неосторожность подписать акт проверки, проведенной специалистом вышеупомянутой организации в начале лета прошлого года.

Перемены нравятся не всем

Впрочем, две клиентки психолога попали в еще более непростую ситуацию.

Александра Шульгина и Наталья Рунц несколько лет посещали тренинги Надежды Шерьяздановой. По их словам, за психологической помощью они обратились, поскольку были недовольны своей жизнью.

– Мы были несамостоятельны в финансовом плане, – признаются наши собеседницы. – Одна зависела от матери, другая – от любовника. И, обратившись к психологу, мы надеялись найти решение, как изменить свою жизнь.

По словам Александры и Натальи, тренинги психолога помогли им понять себя. Почувствовать себя Личностями. Найти в себе силы изменить свою жизнь.

Александра поняла, что хочет создать семью, и… сделала предложение своему мужчине. А когда он ответил отказом, решила с ним расстаться и строить свою жизнь самостоятельно.

Наталья отказалась от финансовой поддержки матери, устроилась на работу и начала жить в отдельной квартире со своим ребенком на собственные заработанные деньги.

Казалось бы, здорово! Но, как утверждают женщины, такие перемены не понравились их близким. И бывший возлюбленный Александры, и мама Натальи обратились с заявлениями… в центр социально-психологической и правовой помощи “Виктория”. А руководитель центра обратилась с письмом в прокуратуру Карагандинской области по поводу проверки деятельности психолога Надежды Шерьяздановой на предмет законности.

– Наш центр занимается помощью людям, пострадавшим от деятельности деструктивных сект и психологического воздействия, – пояснила свои действия Виктория Артемьева. – К нам обратились люди по поводу тренингов психолога Шерьяздановой. И мы приняли меры.

При этом центр не смутило то обстоятельство, что сами женщины в подобной защите не нуждались.

“На нас навесили ярлык”

К психологу прокуроры отправили специалиста департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности Минздрава по Карагандинской области Ольгу СМИРНОВУ. Но та в акте проверки сослалась не только на документы, предоставленные ей психологом, но и… на медицинские данные ее клиенток.

– Она зачем-то запросила из поликлиники данные УЗИ печени Натальи. Где она взяла мои медицинские данные, вообще неизвестно, – возмущена Александра Шульгина. – Но в своем акте она пишет о моей щитовидной железе и указывает, что это психолог отправляла меня на обследование. Это неправда! У психолога я решала вопросы личностного характера, а мои болезни мы не обсуждали…

Но больше всего девушек возмутило то, что в акте проверки почему-то говорится о якобы наличии у них суицидальных мыслей.

– Получается, на нас навесили ярлык психически больных! – негодует Александра. – Зачем мне такая слава? Из-за этого у меня уже возникли неприятности на работе.

Женщины решили обратиться в суд, но…

– Судья нам сказал, что отменить акт проверки может только Верховный суд и другим способом убрать из этого документа наши имена невозможно, – рассказала Наталья. – При этом справки из психоневрологического учреждения Астаны, где мы прошли полное обследование, чтобы доказать, что мы не сумасшедшие, суд во внимание не принимает. Говорят: “Есть же акт проверки”.

Где критерии?

Не нашла понимания проблема Александры Шульгиной и Натальи Рунц и у руководителя департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности Минздрава РК по Карагандинской области Кайыржана МАБИЕВА:

 – Мы ничего не можем сделать, – расписался в собственном бессилии Кайыржан Нургалиевич. – Я вас понимаю, но исключить ссылки на вас в акте проверки психолога может только суд. Даже Минздрав здесь бессилен. Медицинские психологи должны иметь лицензию, а деятельность Шерьяздановой была признана медицинской.

Объяснить же, по каким критериям чиновники от медицины отличают медицинских психологов от, скажем, семейных, руководитель не смог.

– Вот что делать в такой ситуации? – разводят руками женщины. – Это же бред: мы шли к психологу, чтобы на профессиональном уровне решить свои личные проблемы, а в итоге чиновники сочли нас неадекватными!

Разорвать этот замкнутый бюрократический круг – дело, похоже, невыполнимое.

Тренингов разного рода у нас нынче проводится много. Тоже своеобразная услуга населению. Но вот какая это услуга – медицинская, образовательная или иная? Нуждается этот вид деятельности в лицензировании или нет? Кто и как должен контролировать подобный вид бизнеса?

В Караганде на эти вопросы ответили весьма своеобразно…

Караганда

[X]