Опубликовано: 150

Понять разницу. Чем вредны стереотипы

Понять разницу. Чем вредны стереотипы

Большой спорт Казахстана уже давно мог бы получить мощный стимул для развития, если бы не отсталые представления отдельных госчиновников.

Даже в СССР не боялись строить ипподромы!

Критики беттинга часто путают прогнозные ставки (пари) на исход тех или иных спортивных событий с азартной игрой. Подобный поверхностный взгляд характерен для тех, кто никогда не сталкивался с таким хобби, как прогнозирование событий. Между тем это занятие как социальный и культурный феномен имеет давнюю историю. А главное – беттинг самым непосредственным и мощным образом повлиял на развитие мирового спорта. Незнание этих фактов часто становится причиной некомпетентного и предвзятого отношения к букмекерам и их бизнесу – именно с такой проблемой сегодня сталкиваются спортивные власти в Казахстане.

С древнейших времен люди заключают между собой пари. Еще в Древней Греции зрители делали ставки на исходы состязаний Олимпийских игр, в Древнем Риме – на победу гладиаторов и возничих.

Кстати, именно ставки на гонки древнеримских возничих стали предтечей появления такого общеизвестного спортивного и культурного феномена, как ипподромы.

Они существовали и существуют на протяжении столетий. И, что характерно, ипподромы активно строили и развивали даже в такой ультраконсервативной стране, как СССР. Хотя люди старшего поколения расскажут вам, что в советском государстве любая азартная игра на деньги (включая банальные карты) приравнивалась к мошенничеству и уголовно преследовалась. Те, кто путают беттинг с картами или казино, наверное, не смогли бы объяснить сей феномен. Но, может быть, ипподромы существовали в СССР именно потому, что ставки на исход спортивного поединка не относятся к азартным играм как таковым?

Букмекерское дело зародилось в Великобритании спустя 2 тысячелетия после римских ставок. И стоит отметить, что в англосаксонской культуре оно также мало ассоциировалось с карточными играми и прочими азартными развлечениями. В 1790 году Уильям Огден начал принимать ставки всё на те же скачки. Он заранее устанавливал соотношение между размером ставки и выигрышем для каждой лошади.

А спустя 60 лет, в 1850-м, лондонские предприниматели Левиафан Дэвис и Фред Суинделл открыли первую букмекерскую контору.

Ее основатели постепенно расширили сферу ставок: они делали спортивные прогнозы не только на конные скачки, но и на футбол и на другие виды соревнований, распространяя по Лондону рекламные листовки с шансами на выигрыш.

Спустя 30 лет букмекерские конторы начали открываться в Америке, Франции, Германии, России, других странах. И это была уже “классическая” модель: в те времена работали букмекеры по тем же принципам, что и сейчас. Они приглашали спорщиков приходить и заключать пари, гарантируя выплаты победителям, а взамен брали маржу – прибыль со ставок.

Нельзя не отметить, что долгое время власти ставили букмекерам палки в колеса. Ставки, пари и азартные игры воспринимались государственниками как вещи одного порядка.

Да, именно: на протяжении многих веков в разных государствах доминировало примерно такое же отношение к пари и ставкам на события, как сейчас в Казахстане. Законы запрещали или ограничивали этот вид деятельности.

К примеру, закон Lex aleatoria (III век до н. э., Рим) рассматривал выигрыш пари на исход события как приобретение имущества по недействительной сделке. Ставки разрешались только строго очерченному списку спортивных игр. А эдикт Людовика Святого (1254 год, Франция) запрещал пари на территории страны под страхом наказания кнутом.

Однако со временем во властных кругах постепенно появлялось понимание того, что ставки на события (пари) и карточные игры – суть не одно и то же. Так, акт королевы Анны (1710 год, Великобритания) объявил уплату долгов по проигранным ставкам “делом чести”. Свод законов Российской империи (1833 год) признавал недействительными игорные долги, однако не относил к данной категории долги по проигранным пари.

Тем не менее, несмотря на появлявшиеся различия в восприятии букмекеров и игорных заведений, вплоть до середины XX века букмекерство в массовом общественном восприятии ассоциировалось с “индустрией греха”, оставаясь преимущественно нелегальным бизнесом в Европе и США. Букмекеры выживали главным образом благодаря коррупции или лазейкам в законодательстве, а их клиенты были лишены правовой защиты и могли полагаться только на честность букмекера.

Кардинально эта ситуация изменилась в середине прошлого века. В 1960–1961 годах власти Великобритании, Франции, Германии и некоторых штатов США легализовали беттинг. Начался расцвет индустрии прогнозирования событий. Всего за полгода после легализации букмекерской деятельности в Великобритании открылись 10 000 букмекерских контор. А к 1973 году в Великобритании работало почти 15 тысяч букмекерских контор только одного бренда William Hill. К 1982 году штат британской БК Littlewoods достигал 22 000 человек: многочисленные филиалы создавали всё больше рабочих мест. В 1980-х ареал беттинга стремительно расширялся, появлялись новые виды ставок: на футбол, бокс, гольф, теннис, результаты выборов, победы знаменитостей в конкурсах и даже на второе пришествие Христа.

Локомотив, который двигает современный спорт вперед

Но основные изменения начались позднее, в нулевых годах, когда букмекеры начали принимать ставки в Интернете. Уже к 2001 году объем онлайн-рынка спортивных ставок превышал 2 миллиарда долларов, а количество онлайн-игроков в мире достигло 8 миллионов. Сегодня это, соответственно, сотни миллиардов долларов и десятки миллионов человек по всему миру.

И вот самое главное, что изменилось в беттинге: он стал традицией и увлечением многих миллионов болельщиков.

Именно с этого начался спонсорский бум беттинговой индустрии в большом спорте, наблюдаемый сегодня. По мере того как ставки на исход игры (часто – с участием любимых команд) становились традицией и увлечением многих миллионов болельщиков, букмекеры делали это основой своего взаимодействия с большим спортом. Крупные букмекерские компании с мировым именем, такие как тот же William Hill, 1xBet и многие другие, начали заключать стратегические спонсорские контракты с командами, сборными, спортивными федерациями, с отдельными спортсменами. Спонсорство со стороны букмекеров уже к началу 2010-х годов превратилось в один из двигателей большого спорта и его основных факторов роста. Бюджеты, выделяемые командам и федерациям в рамках спонсорских контрактов букмекерами, стали соперничать с объемами государственного финансирования спорта, а впоследствии – и превышать его. Сегодня, например, некоторые российские футбольные клубы даже не скрывают, что получают от букмекеров существенно больше, чем от государственных структур, ответственных за спорт.

По оценкам самих букмекеров, сегодня только в России регулярно делают ставки на спортивные события порядка 8–10 миллионов человек. В Казахстане этот показатель составляет от 500 тысяч до 1 миллиона.

А в таких странах, как США, Канада, Великобритания, Германия, число любителей спортивных ставок исчисляется многими десятками миллионов человек. Учитывая, что каждый из этих людей ежемесячно делает хотя бы 2–3 ставки объемом по 50–100 долларов, легко подсчитать обороты букмекерской отрасли. В глобальном выражении они, по оценкам аналитиков, достигают многих сотен миллиардов долларов (некоторые оценки приближаются к 1 триллиону и даже больше). Нет нужды говорить о том, сколь значительное позитивное влияние эта индустрия оказывает на спорт, ведь объемы спонсорской помощи букмекеров спорту составляют в развитых странах не менее 15–20 процентов их оборота.

Неслучайно сейчас в Казахстане активно обсуждается идея о том, что пора использовать потенциал букмекерской индустрии для развития отечественного спорта. Конечно, букмекеры уже давно самостоятельно, и притом весьма активно, поддерживают казахстанский спорт. Объемы спонсорской помощи исчисляются многими миллиардами тенге в год. Но пока беттинг остается (и законодательно, и в общественном представлении) олицетворением некоего “плохого” бизнеса, пока между букмекерами и всевозможными игорными заведениями (казино, залами игровых автоматов, лотереями и т. п.) продолжают ставить знак равенства, ждать значительного увеличения спонсорской помощи спорту от букмекеров едва ли имеет смысл. “Букмекеры помогут спорту в любом случае”.

Оставаясь “мальчиком для битья”, этот бизнес вряд ли сможет оказать на казахстанский спорт такое же влияние, как в развитых странах, где к беттингу уже давно совсем иное отношение.

Как отметил недавно один из казахстанских олимпийских чемпионов, проблема здесь не только в том, что, лишая спорт мощной регулярной подпитки со стороны букмекеров, наше государство неизбежно ограничивает его конкурентоспособность. Главная проблема заключается именно в отношении: пока законодатель будет считать, что беттинг – это не хобби многих тысяч болельщиков, а некая болезненная игорная зависимость, прогресса не будет. “Ведь букмекеры при всем том никуда не денутся, они были и останутся в нашей экономике, в нашей жизни. Вопрос в том, как мы будем их воспринимать: как полезное или как вредное явление? Мировая практика давно показала, что для спорта беттинг не только полезен, но и в самом прямом смысле судьбоносен, что это тот локомотив, который двигает современный спорт вперед. Пока мы этого не поймем, мы будем безнадежно отставать от соперников по бюджетам, и, соответственно – по уровню подготовки и своему спортивному классу”, – отметил спортсмен в рамках одного из недавних интервью.

Со стороны видных спортсменов, как на уровне министерства спорта, так и на уровне законодательных инициатив, сегодня всё чаще звучат предложения прекратить рассматривать букмекерскую индустрию как негативное или вредное явление и отказаться от инициатив, уравнивающих ее с игорными заведениями. В частности, от идеи изолировать все букмекерские конторы в Бурабае и Капшагае наравне с казино. Вместо этого есть предложения сформировать долгосрочный диалог между государством и букмекерской отраслью. Поискать возможности для того, чтобы законодательно создать такие условия, при которых каждая букмекерская контора Казахстана (а не 2–3 крупнейших, как сегодня) будет на постоянной основе оказывать определенную спонсорскую помощь спорту. Как это должно работать, какие нужны механизмы – вопрос отдельный и решаемый как раз в процессе диалога. Но, перед тем как начинать его, стоило бы, повторимся, изменить само отношение. Отказаться от отживших свое стереотипов, так, как это сделали еще 200–300 лет назад английская королева Анна или российский царь.

Пора перевернуть страницу и понять, что мы живем уже в другом веке и спорт наш существует в совсем иных реалиях.

Да, самое главное, что следовало бы сделать нашему государству для начала, – это перестать видеть в букмекерах некое исчадие ада, перестать верить отжившим свое страшилкам. И понять, наконец-то, в чем ключевое отличие спортивных ставок от ставок в рулетку.

Алексей ИКОННИКОВ, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи