Опубликовано: 18400

Полковник, посмевший возразить экс-министру обороны Даниалу Ахметову, помогает молодым казахстанцам официально откосить от армии

Полковник, посмевший возразить экс-министру обороны Даниалу Ахметову, помогает молодым казахстанцам официально откосить от армии Фото - Владимир СЕВЕРНЫЙ

Приобрести военный билет, ни дня не прослужив в армии, стало очень не просто. Цена на востребованный среди молодежи продукт стабильно-высокая – 263 318 тенге. Но молодежь это не останавливает. В очередях по всей стране – тысячи ребят в возрасте от 22 до 27 лет. В Алматы и Астане количество желающих официально откосить от армии выросло в разы. Корреспондент "КАРАВАНА" прошел свой курс "молодого бойца".

Алматинский филиал РГКП "Военно-техническая школа" (бывшее ДОСААФ – добровольное общество содействия армии, авиации и флоту) четвертый год возглавляет полковник запаса Мирасс ЖИЛЬГИЛЬДИН.

Будучи командиром в/ч 70822, он посмел возразить гражданскому министру обороны, не позволив ему провести с собой представителей прессы в святая святых СВО – главный командный пункт Сил воздушной обороны ВС РК, находящийся в Бурундае. Тогдашний министр обороны Даниал АХМЕТОВ поначалу даже опешил от такой прыти: "Ты что, полковник, белены объелся, встав у своего министра на пути?!". Но когда познакомился с его хозяйством поближе, понял, что перед ним не солдафон, привыкший покорно щелкать каблуками перед высоким начальством, а настоящий военный профи, кстати, единственный имеющий право сбивать самолеты-нарушители государственной границы без доклада наверх… И сразу предложил ему перебраться в Астану в центральный аппарат. Такие кадры в Вооруженных силах – на вес золота.

Не надо искать "помогаек"

Теперь этот "борзый полковник", выйдя на заслуженный отдых после 30 лет безупречной армейской службы, командует военно-технической школой. И командует так же жестко и бескомпромиссно. Золотая молодежь, включая отпрысков высокопоставленных чиновников, депутатов и успешных бизнесменов, попав к нему, поначалу пытается как-то качать права, но, обломав зубы, смиренно замирает в строю, когда Жильгильдин на плацу лично "командует парадом".

– Мы здесь у себя в школе на корню изжили так называемое "позвонковое право". Нами давно уже не помыкает кто-либо из столицы, не вставляет палки в колеса, не мешает учебному процессу и воспитанию молодежи. Учим ее азам военного дела очень серьезно, – комментирует специально для "КАРАВАНА" полковник. – Кадры подобрали, материальную базу создали практически с нуля, наглядную агитацию. Даже воду горячую провели… У нас все здесь предельно открыто и честно. Заслужил – получи благодарность, проштрафился – будешь наказан. Причем наказан обязательно и даже отчислен. Дисциплина должна быть во всем, иначе наступят бардак и хаос.

– Господин полковник, вы сами набираете контингент?

– Нет. Набором занимаются исключительно департаменты по делам обороны (бывшие военкоматы). Мы лишь можем выбирать из тех, кого присылают, отсеивая, естественно, явно не годных к службе в армии.

– Кто сейчас имеет право выдавать военный билет? На каких основаниях это происходит? Есть ли злоупотребления?

– Правом выдачи военных билетов согласно законодательству обладают исключительно ЦОНы (центры обслуживания населения). Мы после окончания 40-дневных курсов на руки своим воспитанникам выдаем только лишь сертификаты. С ними они и должны обращаться в департаменты по делам обороны, а затем уже идти в ЦОНы. Таким образом, на корню исключается так называемая коррупционная составляющая. Потому я сразу хочу посоветовать всем без исключения молодым людям не искать каких-то левых путей и "помогаек" из числа сотрудников различных ведомств и служб. Бесполезно.

– Корреспондент "КАРАВАНА" может пройти во вверенной вам школе курс молодого бойца?

– Если здоров и есть желание – вперед! Встречаемся завтра. Не проспите.

Школьные “деды” и “духи”

Согласно распорядку дня подъем в ВТШ – в 6 часов 30 минут. Прибыл без опоздания, как и договаривались накануне. Горнист протрубил сигнал утренней побудки.

Наблюдаю, как воспитанники поспешно вскакивают со своих постелей и, выпучив глаза, выбегают на строевой плац. Стараются изо всех сил не отставать. Кто-то из ребят просыпается только в строю. Гражданка расслабляет. Здесь совершенно другой ритм. Полчаса утренней физической зарядки, туалет, заправка постелей, утренний осмотр.

На завтрак – гречневая каша, хлеб, масло, чай, сахар, яйца, сыр, кефир и медовые булочки. За отпущенные 20 минут со столов исчезает абсолютно все. До хлебной крошки. Впереди – напряженная учеба в классах, стрелковом тире, полигоне, спортивном зале, каждая калория пригодится, чтобы не выбиться из сил и непременно дойти до финиша.

Занятие по инженерной подготовке проводит полковник запаса Муса КИБАРОВ. Воспитанники поочередно сначала минируют участок противотанковыми и противопехотными минами, затем его успешно разминируют, выставляя специальные флажки. Рядом занятия по тактике проводит Мусагали ГУЧАЕВ. С автоматом Калашникова под его пристальным наблюдением ребята "змейкой" совершают перебежки и по команде старшего прямо на плацу изготавливаются к бою. В пылу азарта парни не замечают сбитого с ног корреспондента "КАРАВАНА", который в поисках лучшего кадра мешает им учиться воевать.

– Вам лучше отойти в сторонку, а то затопчут, – улыбается заместитель директора школы по учебной работе полковник запаса Ташбулат НАРМУХАМЕДОВ. – Предлагаю со мной проследовать в лазерный стрелковый тир. Сегодня там зачет по стрельбе из автомата Калашникова.

Спускаюсь по ступенькам вниз и в кромешной темноте замечаю, как воспитанники лихо расправляются с ростовыми мишенями. В десятку попасть получается не у всех, но в целом испытуемый взвод результат показывает неплохой.

– Лазерный стрелковый тир – наша гордость, – продолжает полковник Нармухамедов. – По программе выделено 60 часов на огневую подготовку, 62 на тактическую, 18 – на строевую. Кроме того, в учебном плане предусмотрены часы для разведывательной подготовки, инженерной, военной топографии и физо.

– Рукопашному бою учите?

– Обязательно. За 40 дней, конечно, мастерами спорта все не станут, но как правильно за себя постоять в случае чего, научим каждого. Гарантирую.

Спортзал здесь же, рядом, потому увидеть, как воспитанники ВТШ в боксерских перчатках мутузят друг друга на ринге, выпуская юношеский пар, не составило труда.

За боем вместе со мной наблюдает мастер спорта международного класса, подсказывает, какой именно провести прием и как лучше положить соперника на лопатки. Спортзал оборудован тренажерами и различными приспособлениями для "качков". За 40 дней учебы парни успевают втянуться в занятие спортом и уяснить, что это для мужчины, если он настоящий, – дело чести.

Мужчин надо воспитывать

Пять часов пролетели как один миг. В перерывах между занятиями успеваю вызвать парней на откровенный разговор. Терять им нечего – студенческий максимализм и завидная молодежная безбашенность позволяют им делиться впечатлениями с журналистом "КАРАВАНА" охотно, без оглядки на начальство. Это не запуганные армейским режимом молодые солдаты, а высокообразованные люди, хорошо знающие, что именно в жизни им нужно.

– Я уже принял решение пойти после окончания этих курсов на контрактную службу, – говорит алматинец Дмитрий МАУКЕБАЕВ. – Родители сначала были против армейского направления, но, посетив ВТШ, поддержали. Им нравится, что здесь идеальный порядок. Мама заметила, что я даже поправился на пару килограммов, возмужал.

– Ваше мировоззрение стало другим? Или романтика позвала встать в армейский строй надолго?

– Скорее, здоровый прагматизм. Нравится стабильность, а в армии она имеется в отличие от гражданки. За моими плечами Курганский государственный сельскохозяйственный университет, но работать я мечтаю военным. Решено!

Другие воспитанники наперебой рассказывают, что им здесь нравится больше всего. Все едины во мнении – армейскую школу надо пройти обязательно. Даже такую укороченную. На трудности не жалуются, терпят.

На часах 14.00. Военные повара предлагают отведать наваристый борщ. От столовского аромата начинает кружиться голова. Все изрядно проголодались. Салат из свежих овощей, плов и компот ребята поглощают с удовольствием, не торопятся. Времени предостаточно. На десерт фрукты и сок на выбор.

Проконтролировать обед вместе со штатным фельдшером к назначенному часу пришел в столовую и директор ВТШ полковник Жильгильдин. Взгляд у него строгий, но поварам не страшно. У них все в соответствии с установленными нормами довольствия. Нареканий со стороны командования еще не было.

– Есть примеры, что после окончания курсов некоторые ребята идут служить срочную. Так втягиваются в военный уклад жизни. Выбирают свой путь не торопясь. Так что не надо думать, что ВТШ – это своеобразная отмазка от армии, – рассуждает за обеденным столом директор Алматинского филиала РГКП "Военно-техническая школа" полковник запаса Мирасс Жильгильдин. – Считаю, что надо возрождать былую славу ДОСААФ, организовывать, как раньше, авиа- и парашютные секции. Занимать мальчишек настоящим делом, лишать их тем самым возможности слоняться по подворотням, принимать наркотики от безделья. Не надо забывать, что задача по военно-патриотическому воспитанию молодежи была поставлена главой государства. На 20-й сессии Ассамблеи народа Казахстана он подчеркнул, что военно-технические школы должны стать центром военно-патриотического воспитания для подрастающего поколения. Что мы и делаем.

– Сколько по стране организовано подобных филиалов ВТШ?

– Пятнадцать. Их центральная задача – сплотить все секции и кружки, которые располагались на базе военно-технических школ. Задача была поставлена таким образом, чтобы вытащить детей из "подвала", воспитывать организованно и целенаправленно, уберечь от влияния религиозных и экстремистских организаций.

– Как-то все складно и гладко у вас получается, господин полковник? А как же проблемы? Чего-то все равно не хватает для полного счастья?

– Не хватает. Зачем скрывать? Имеются нерешенные задачи, и их немало. Земля еще не закреплена, как это положено по закону. 11 гектаров под автодромом все еще числится за городским акиматом. Так что в любой момент, если захочет господин Байбек отобрать ее у нас, заберет и глазом не моргнет. И здание принадлежит не школе, а минфину. Мы его вынуждены арендовать. Вопрос не решается годами. С обновлением материальной базы тоже есть трудности, хотя технику мы постепенно меняем со старой на новую. Приобретаем КамАЗы за счет предприятия. Есть задумка на нашей базе организовать платные курсы для преподавателей начальной военной подготовки в школах. Не секрет, что кадры там сейчас "зеленые", потому и ЧП со смертельным исходом случаются нередко. Как было в Алматинском колледже сравнительно недавно. Учитель не мог отличить учебную гранату от боевой. Мыслимо ли?! Учителей НВП надо целенаправленно готовить, а не принимать на работу кого попало. Палаточным городком своим мечтаем обзавестись, чтобы в поле выезжать и там учить воспитанников военному делу настоящим образом. Они ведь все – военно-обученный резерв. И, если что, первыми встанут на защиту Родины.

Волнует еще одно немаловажное обстоятельство. Поговаривают, что возрастные рамки для поступления в ВТШ могут передвинуть с 22 лет, как сейчас, до 24. Получится, что огромный пласт молодежи останется неохваченным. Как бы не произошел в связи с этим всплеск преступности.

– Что посоветуете родителям, отправляющим к вам на обучение своих детей?

– Не опекать их чрезмерно. Не трястись над ними и переживать, как он поел и как, извините, в туалет сходил. Мужчин надо воспитывать, а не кисейных барышень. Самостоятельности учить в принятии решения. Доверять. И еще, не надо никому искать какие-то незаконные лазейки для устройства своих чад в нашу школу. Мзды мы не берем ни борзыми щенками, ни баранами.

***

После обеда полчаса на личные нужды, и снова в строй. Учить общевоинские уставы, работать на боевой технике, настраивать радиостанции и овладевать профессией стрелка. Занятия до 18 часов, затем ужин, самостоятельная подготовка и личное время. Телефонами пользоваться воспитанникам разрешено, так же, как и персональными компьютерами. Они здесь у каждого в прикроватной тумбочке. Воровства нет и в помине. Коллектив, где боевое братство возведено в особый ранг, воспитывает быстро…

После отбоя, который согласно распорядку дня в 22 часа 30 минут, в коридоре школы замечаю только дежурного и двух дневальных. Им доверено охранять мирный сон своих сослуживцев. Слышу, как из спального помещения доносится дружный мужской храп. Утомились будущие защитники. Через полмесяца у них военная присяга, выпуск и … новая жизнь. С военным билетом, не халявным, а заслуженным по праву.

– Не хватает. Зачем скрывать? Имеются нерешенные задачи, и их немало. Земля еще не закреплена, как это положено по закону. 11 гектаров под автодромом все еще числятся за городским акиматом. Волнует еще одно немаловажное обстоятельство. Поговаривают, что возрастные рамки для поступления в ВТШ могут передвинуть с 22 лет, как сейчас, до 24. Получится, что огромный пласт молодежи останется неохваченным. Как бы не произошел в связи с этим всплеск преступности.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров