Опубликовано: 46700

Покойники падали прямо под ноги: как проходила в южных краях Казахстана первая перепись населения

Покойники падали прямо под ноги: как проходила в южных краях Казахстана первая перепись населения Фото - Перовск – местное население. Фото из государственных архивов

Как оказалось – в 1897 году. В архивных документах о ней говорится немного, но результаты этой переписи позволяют представить жизнь, этнический состав, занятия жителей города Перовска весьма достоверно.

Напомним, на месте Кызылорды до середины XIX века была кокандская крепость Ак-Мечеть. После того как крепость взяли русские войска, указом из Санкт-Петербурга 31 августа 1853 года Ак-Мечеть была переименована в форт Перовский.

В 1854 году, по весне, крепость начали перестраивать, инженер Брюно для этого создал специальный проект. Возводили казармы, огораживали их стенами на манер среднеазиатских дувалов, по углам которых даже ставили пушки. Строили казенные дома на манер барачных, в которые в первую очередь заселяли “женатые нижние чины”. Чиновникам высоких рангов полагались отдельные помещения, их называли “усадьбами”, хотя это были просто отдельные беленые домики с примитивными удобствами.

В 1867 году было образовано Туркестанское генерал-губернаторство, и форт Перовск стал центром уезда, ему присвоили статус города.

Городок был совсем небольших размеров – в 4 современных квартала. Есть архивные записи о том, что “в тот год в Перовске насчитывалось 36 настоящих домов, определенное число самодельных мазанок, стояло с полсотни кибиток и юрт, насчитывалось 343 торговые точки, работала 31 чайхана”.

Мазанки оседлых семей

Мазанки оседлых семей

Полноценную перепись населения здесь провели в 1897 году, когда населенный пункт относительно сформировался, многих его жителей можно было назвать постоянно проживающими, работали на тот момент здесь десятки российских чиновников, обеспечивали работу почты, администрации, медицинских и санитарных учреждений. С последними, кстати, было строго. Санитарные инспекторы знали буквально каждую выгребную яму в городе, их постоянно известковали, городские арыки, из которых народ имел обыкновение пить, чистили, врачи в городской больнице в любое время суток принимали людей. Так удавалось избегать эпидемий инфекционных заболеваний, которые в жарком климате могли начаться в любое время.

Итак, перепись 1897 года проводилась примитивно, переписчики и полицейские буквально обходили каждый двор и каждую кибитку, чтобы выяснить, сколько здесь проживают оседлых лиц, а сколько – приехавших на время.

Количество жителей Перовска в итоге составило 5 058, их даже удалось посчитать по этническим признакам. “Казахи – 2 253, узбеки – 1 384, русские и украинцы – 742, татары – 424, а остальные – представители других наций”, – говорится в документах того времени.

Железнодорожный вокзал

Железнодорожный вокзал

С 1875 года в Перовске стали появляться семьи уральских казаков – из ссыльных, пострадавших за веру. Староверов местные жители зауважали за порядочность, чистоплотность и трудолюбие. Потомков этих людей до сих пор зовут в Кызылорде “орала”, то есть “прибывшие с Урала”. Дальше население города увеличилось за счет бедных переселенцев, убегавших от голодной жизни из российского Нечерноземья, и за счет строителей железной дороги Оренбург – Ташкент. Как прибывших издалека, в основном инженерных, так и прикочевавших из степей, – оседлая жизнь и возможность иметь на руках настоящие деньги казались привлекательными небогатым скотоводческим семьям. И женщины ставили юрты на берегу Сырдарьи, а мужчины шли землекопами или укладчиками на железную дорогу.

В 1885 году в Перовске появилась мечеть Айтбая, она и сейчас работает, правда, за время многих перестроек и реставраций потеряла свой первоначальный вид.

В 1890 году началось строительство главной достопримечательности Кызылорды, сохранившейся почти неизмененной до наших дней – Свято-Казанского храма иконы Божией Матери. Первый камень в ее строительство заложил сам генерал Перовский.

Да, к слову, первой настоящей фирмой, так сказать, представительством, в Перовске был немецкий “Зингер”. Сохранилось даже помещение, в котором это представительство работало в конце XIX – начале XX века. Там сейчас – Дом адвокатов. И в аулах до сих пор полно у жителей машинок “Зингер”, купленных еще прапрабабушками их нынешних владелиц по цене верблюда (!).

Первую настоящую дорогу проложили в Перовске в 1906 году, это была дорога гравийная – от базара до железнодорожного вокзала, его тогда как раз открыли впервые, и можно было ездить на поездах. Потом уже сделали дороги к русскому и казахскому кладбищам, надо было возить покойников. Возили их на телегах, запряженных лошадьми, и на бездорожье лошади в “киселе вязли”, “телеги переворачивались, а покойники оказывались под ногами провожающих их к погостам”.

Городская стена с часовым
Городская стена с часовым

Начало прошлого века в Перовске отметилось строительством поликлиники и психиатрической лечебницы, открытием настоящей аптеки, где хозяйничал над мензурками немец Шелль, а также большой городской бани и квартала мастеровых.

Были, конечно, в Перовске и Перовском уезде тогда уже и школы. В архивах говорится о 28 таковых, 18 из них работали в городе, а остальные – в пристанционных поселках. Это были в основном трехлетние начальные школы для мальчиков из местного населения. В самом Перовске и крупном железнодорожном городке Казалинске было и несколько шестилетних школ “для зажиточного люда”, но немногие семьи соглашались отдавать так надолго в учебу детей. Подростки должны были работать и помогать родителям.

Для девочек из чиновничьего и дворянского сословия, дочерей военных чинов существовала женская прогимназия, как бы местный институт благородных девиц.

А вот сразу после революции, главными героями которой в этих краях были рабочие-железнодорожники, в Перовском уезде провели еще одну перепись населения – детского. Учитывались все дети от 5 до 14 лет, и часто их родители, кстати, называли возраст мальчиков и девочек лишь приблизительно.

У новой власти рабочих и крестьян стояла задача – ликвидировать безграмотность среди населения, а для этого нужно было знать, кого в первую очередь учить, сколько требуется, в каких городах и поселках школ, сколько необходимо учителей. “Детскую перепись”, несмотря на смутное время, провести удалось, и благодаря этому к концу 1918 года в Перовском уезде в 58 школах обучались 4 660 детей, в том числе – 1 786 из казахских семей на местах их поселения. По всему уезду в крупных поселках были созданы отделы народного образования.

Городские казармы

Городские казармы

Появились благодаря подъему системы образования и талантливые учителя из местных, легко объяснявшие детям материал на их родном казахском языке. Один из них – Оспан Абдулпаттаев, мой земляк из Сырдарьинского района, с потомками которого мне довелось много общаться и дружить. Все они – прекрасные, воспитанные люди, которые продолжили династию деда Оспана. Хочется назвать и имена других первых профессиональных педагогов края, которые 100 лет назад поднимали школы до высочайшего уровня, были самыми уважаемыми среди народа людьми: Михаил Широков, Ибрагим Касымов, Разим Алшынбаев, Сегизбай Айзунов.

КЫЗЫЛОРДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи