Опубликовано: 21600

Почему в государственных поликлиниках катастрофически не хватает докторов, рассказал министр Биртанов

Почему в государственных поликлиниках катастрофически не хватает докторов, рассказал министр Биртанов Фото - Елена НЕФЁДОВА

Снизить нагрузку на терапевтов, повысить тариф на услуги узких специалистов и ввести критерии оценки качества работы главврачей намерены в министерстве здравоохранения.

О том, что еще планируется предпринять, чтобы остановить текучесть кадров в поликлиниках и навести там порядок, “КАРАВАНУ” рассказал глава минздрава Елжан БИРТАНОВ.

– Начну с главного: почему в государственных поликлиниках катастрофически не хватает докторов? Очереди к эндокринологу или кардиологу можно ждать неделями. А после того, как частные медцентры стали получать бюджетные деньги за каждого пациента, отток врачей из госсектора только усилился.

– Если мы говорим об участковых врачах, то наибольший дефицит их наблюдается в Астане и Алматы. Такая ситуация во многих странах, особенно в урбанизированных городах, где население растет быстрее, чем количество врачей. Они уходят в частный сектор, потому что объективно там есть возможность больше зарабатывать. Врач может открыть свою практику. Может прикреплять население, и тогда мы будем ему за это платить, поскольку у нас есть принцип подушевого финансирования.

За одного прикрепленного человека ежемесячно платим около 800 тенге. Главное – чтобы клиника имела лицензию.

Кстати, это может быть не только клиника, юрлицо, но и индивидуальный предприниматель. Правила фонда разрешают заключать контракт с ИП при прикреплении минимум 800 человек. То есть у врачей появился выбор.

– Что нужно сделать, чтобы врачи не убегали из государственной медицины?

– Во-первых, снизить нагрузку. По нормативу на одного врача общей практики (ВОП) должно быть 1 700 пациентов, по факту в среднем – 2 200. То есть нужно больше врачей, грубо говоря, вместо трех нужны четыре, а это невозможно без финансирования. Сейчас мы в рамках ГОБМП и ОСМС увеличиваем финансирование первичной медико-санитарной помощи, чтобы стало больше штатных единиц. Во-вторых, мы хотим увеличить подушевой тариф, чтобы у участковых врачей поднялась зарплата. Это позволит сделать их работу более привлекательной.

Но нужно понимать, что врач общей практики – это не нейрохирург, не кардиолог. И если возникает серьезная проблема – внезапные заболевания или обострение хронических, то нужны узкие специалисты. А их тоже не хватает, потому что они финансируются не по душевому принципу, а за визит.

Он осмотрел больного – мы ему платим. Провел УЗИ-исследование, КТ, рентген – платим. Это называется консультативно-диагностической специализированной помощью. Но проблема в том, что тарифы на такую помощь не пересматривались аж с 2014 года.

Вот и получается, что консультация узкого специалиста в государственной поликлинике стоит 300–400 тенге, а на рынке – 6–7 тысяч тенге.

К тому же врач не получает эти деньги непосредственно на свой счет, государство платит их в медорганизацию, а там ему выдают фиксированную зарплату, которая не зависит от его выработки. Естественно, врачи увольняются и начинают свою практику, а пациенты не могут получить консультацию. Очереди всё больше. Сейчас поликлиники берут на аутсорсинг узких специалистов, но опять же тарифы их ограничивают. Елжан БИРТАНОВ: Лекарства, предназначенные для бесплатной раздачи, попали в продажу

– Причина только в тарифах?

– Не только. Если оплачивать всю диагностику по рыночным тарифам, ни у одной страны денег не хватит, в том числе у Казахстана.

Дело в том, что у нас наблюдается гиперпотребление услуг узких специалистов, то есть врачи общей практики слишком много и не всегда обоснованно к ним направляют.

Мы предлагаем определить, когда эти консультации действительно необходимы. Не так, что у вас голова заболела – дайте мне консультацию невропатолога. Такого не будет, важны четкие показания. А без них пациента будет вести врач общей практики.

– А не приведет это к новым проблемам? Боль в сердце с невралгией такие доктора не будут путать?

– Их задача – идентифицировать проблему, и того обучения, которое они проходят, для этого вполне достаточно.

– То есть вы уверены в качестве наших терапевтов, в том числе молодых специалистов?

– Конечно, уверен! Если он прошел 7 лет подготовки и соответствующую резидентуру, то его знаний вполне достаточно, чтобы помочь человеку разобраться с базовыми проблемами со здоровьем. И на самом деле это очень хорошо работает. Другой вопрос – кто как учит. Но я не об этом сейчас говорю.

– А я об этом. Потому что качество образования врача – это здоровье его пациента.

– В любой сфере то, что ты обучался, не значит, что ты обучился. А то, что ты обучился, не значит, что тебе хватит этого на всю жизнь. Поэтому система требует от медработников регулярного, раз в три года, подтверждения своих знаний. Все врачи обязаны регулярно повышать квалификацию – это базовое требование. Другой вопрос – насколько эффективно это работает.

Я сейчас не могу сказать, что удовлетворен уровнем подготовки врачей общей практики. Когда мы внедряли принципы семейной медицины, то, к сожалению, недоработали, и программы обучения были ориентированы в основном на подготовку взрослых врачей лечебных факультетов.

Объединили программы, а в результате некоторые предметы выпали. Например, часов по детским болезням стало меньше, чем по взрослым. Эти дефекты в программах мы уже устранили. Существующий набор программ в принципе позволяет врачам общей практики справляться с тем функционалом квалификационных требований, который мы ему ставим.

Конечно, это еще вопрос личной его ответственности и ответственности работодателя. Задача главных врачей – обеспечить, чтобы все специалисты соответствовали требованиям. А здесь, безусловно, есть системные проблемы. Я уже говорил, что врач раз в три года должен повышать квалификацию.

Так вот благодаря местным исполнительным органам обучаться он может в любой ТООшке. Для проведения таких курсов организация даже не обязана иметь лицензию! С этим мы сейчас боремся.

Мы уже дважды пытались и сейчас опять готовим новый пакет по законодательству, чтобы эти программы жестко контролировались государством, потому что речь идет о здоровье людей.

И тут встает вопрос ответственности менеджеров медицинских организаций. Это ведь главный врач берет специалиста на работу и проверяет его личное дело, смотрит эти сомнительные сертификаты. Приходится констатировать, что мы часто вынуждены наказывать таких главврачей за то, что разрешают работать без сертификатов либо с просроченными документами. И где там менеджмент качества? Частные клиники, к слову, за этим строго следят. А в государственных привыкли, что акимат из года в год финансы выделяет, и хоть трава не расти.

Качество медицинских услуг и элементарный порядок в клинике – соблюдение очередности, возможность попасть к другому врачу, когда твой в отпуске, работающие лифты – это зона ответственности главврачей или все же управлений здравоохранения, в чьем ведении находятся государственные поликлиники?

– В любом деле есть хозяин, и он должен требовать со своего управляющего. Управление здравоохранения должно требовать от своих главврачей, чтобы они обеспечивали и порядок, и должный уровень качества. Главным критерием должна быть эффективность, поэтому мы разработали квалификационные требования к менеджерам, систему ключевых индикаторов и спустили их управлениям здравоохранения. Мы говорим: “Главврачи порой по 10–15 лет работают, а лучше работа медорганизации не становится.

Так заключайте с главврачами трехлетние контракты и ежегодно оценивайте их работу по таким индикаторам, как обоснованные жалобы, повторные обращения с одной и той же болезнью, инфекционные осложнения, летальность, внутрибольничные инфекции и т. д.

Достигает главврач индикатора – бонус ему, премия. Не достигает – наказание. Через три года проводите оценку, нужно продлевать с ним контракт или нет. Если у него смертность падает, пациенты довольны, пусть он хоть 20 лет сидит главврачом. Если же он не может обеспечить достижение индикаторов, которые нужны людям, тогда “до свидания, следующий”. Так делается во всем мире”.

Собственник государственных медорганизаций сейчас – акимат. И если акимат не успевает сам отслеживать ситуацию, пусть создает наблюдательный совет, вводит туда представителей общественности, СМИ, предпринимателей, экономистов. Анатомия безразличия: какой ужас творится в больнице в селе Шелек

Пусть они мониторят, пусть утверждают стандарты – закон это позволяет. В любом городе, любом райцентре найдутся активные люди, которые душой болеют за медицину и готовы бесплатно помогать, считать каждую копейку.

Это будет фундаментальное, системное преобразование здравоохранения. Его надо добиться, и тогда поликлиники будут более пациентоориентированы, поскольку решения станут принимать не врачи, а люди, известные в обществе. В республиканских клиниках, которые находятся в ведении минздрава, мы так и делаем.

Кстати, мы приняли законопроект, в котором наконец появилась служба внутреннего аудита – это ревизионная служба, не подотчетная главврачу, но подотчетная наблюдательному совету клиники.

Она будет контролировать финансы и производственно-хозяйственную деятельность, в том числе жалобы и качество медуслуг. Раньше такой аудит был в подчинении у главврача.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров