Опубликовано: 290

Памяти певца Алма-Аты

Памяти певца Алма-Аты

В южной столице прошел вечер памяти Юрия Домбровского

Имя писателя неразрывно связано с Алма-Атой. Впервые он попал сюда в 1933 году. Его отправили в ссылку за слишком смелые высказывания. Сюда же возвращался после лагерных отсидок. Отсюда увез в Москву жену. И запечатлел город у гор в своих произведениях.

Открыл вечер в библиотеке имени Сапаргали Бегалина руководитель и представитель Россотрудничества в Нур-Султане Константин ВОРОБЬЕВ. Он рассказал, что инициатива провести такой вечер принадлежит Диасу Бейсембаеву.

Константин Павлович выразил благодарность за участие в вечере вдове Домбровского – Кларе Турумовой-Домбровской и подчеркнул, что такие вечера укрепляют российско-казахстанские связи.

Модератором вечера выступила Валерия Короткова. Именно она сегодня является одним из исследователей творчества автора “Факультета ненужных вещей”. И тому есть объяснение. Валерия родилась и выросла на улице Дзержинского, ныне носящей имя Наурызбай батыра, как раз в том месте, где находятся сосновая роща и здание, в котором располагался НКВД, описанные Юрием Осиповичем в романе.

В ставшие уже далекими 60-е годы начинающий, но уже известный на весь Союз поэт Олжас Сулейменов (известным его сделала поэма “Земля, поклонись Человеку!”) дружил с опальным писателем.

Олжас Омарович назвал Юрия Домбровского поэтом потому, что образы живут в его прозе. А такое дано только поэтам.

Он рассказал о том, как однажды супруги Домбровские приехали в Алма-Ату и остановились в гостинице “Иссык”, куда пригласили Олжаса Омаровича. Он отправился в гости, прихватив с собой бутылку коньяка. Однако из-за стеснения перед молодой супругой писателя бутылку оставил в сквере рядом с гостиницей. И вызвал туда Юрия Осиповича. В темноте бутылку два друга отыскали не сразу, но, найдя, выпили ее. И тогда Юрий Осипович предложил отправиться в одно место. “Куда?” – спрашивал Олжас. “Идем!” – отвечал Домбровский.

В подъезд дома после коньяка оба входили шумно. Слышно было, видимо, на весь дом. Одолев лестницу, оказались перед квартирой. Дверь была не заперта. Вошли. Голая лампочка на потолке, кровать, покрытая каким-то одеяльцем. Убогая, в общем, обстановка. Оглядев всё это, Юрий Осипович сказал, что у него в лагерном бараке было лучше. Затем на лестничной площадке писатель громко сказал, что и без него жизнь отомстила человеку, написавшему на него очередной донос. Говорил громко, видимо, зная, что тот притаился у кого-то из соседей и слышит всё. День Домбра. Владимир Рерих о Юрии Домбровском

Домбровский шел в этот дом, чтобы увидеть человека, который донес на него. Он умел прощать своих врагов.

После истории, рассказанной Олжасом Омаровичем, Клара Файзуллаевна подчеркнула, что она сначала не понимала, почему Юрий Осипович пожал руку человеку, написавшему на него донос, но сейчас понимает, почему он это сделал.

Валерий Коренчук, президент фотоклуба “Медео”, рассказал, как он впервые взобрался на чердак кафедрального собора в парке 28 панфиловцев и увидел то, что так красочно описал Юрий Домбровский в романе “Хранитель древностей”, – голубиный помёт и самих голубей, оценил вид на город, который открывался с высоты.

Двух часов, которые были запланированы на вечер, явно не хватало. Люди хотели поделиться тем, как они воспринимают Юрия Домбровского, как неожиданно то или иное место в городе напоминает им прочитанное в романах. А под занавес Константин Воробьев подарил книги Юрия Домбровского всем выступавшим.

Вечер закончился, но люди не спешили расходиться. Одни окружили Клару Турумову, другие толпились вокруг Олжаса Сулейменова. И это напомнило ту Алма-Ату конца 60-х – начала 70-х, когда литературная жизнь кипела, открывая новые и новые имена. И в том, что русскоязычный читатель узнал имена Сабита Муканова и других казахских авторов, есть большая заслуга Юрия Домбровского, переводившего многие произведения.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи