Опубликовано: 2900

Откуда дровишки

Откуда дровишки

15 июля в силу вступил запрет на реализацию и вырубку саксаула. Теперь за продажу реликтового дерева грозит уголовная ответственность: наказание следует за любой способ добывания саксаула, в том числе запрещается собирать даже опавшие ветки. Согласно закону, браконьер будет лишен свободы, либо привлечен к общественным работам, или заплатит штраф в размере 200 МРП. Однако многим торговцам саксаула, похоже, этот закон не писан.

Корреспонденты газеты “КАРАВАН” прогулялись по Алматинской области в поисках запрещенного товара.

Вдоль оживленной Кульджинской трассы можно купить все: от продуктов питания до моторных масел. На самодельных витринах на обочине дороги в открытой продаже реализуются также связки саксаула. Его продажа – доходный бизнес. Саксаул продают оптом и в розницу. Чем дальше от города, тем цена за красно­книжную породу дерева ниже.

– Почем саксаул? – спрашиваем у подростка на первой попавшейся нам на глаза торговой точке.

– 700 тенге за связку, – ответил он.

О запрете на продажу реликтового дерева торговец ничего не слышал: “Саксаул нам привозят на КамАЗах, отдают по оптовой цене – 500 тенге, здесь мы его сортируем и складываем в мешки. О том, что запрещена продажа, я не знал”.

В отличие от продавца хозяин торговой точки о запрете продажи саксаула слышал. “Продам остатки товара, и больше не будем этого делать”, – заявил он нам. Откуда привозят саксаул, хозяин точки, увы, тоже не знал.

Таких “незнаек” можно встретить на каждом углу вдоль республиканской трассы. Некоторые продавцы открыто рекламируют свой товар, вывешивая таблички на картонной бумаге с надписью “Саксаул”.

В поселке Гулдала нам встретилось около 5–6 точек незаконной продажи шашлычного дерева. Большей частью запрещенным к продаже деревом торгуют старики и дети. “Ойбай, только не штрафуйте меня, – слезно просила нас старушка, правда, потом, узнав, что мы журналисты, успокоилась и стала жаловаться на нехватку пенсии. – Сын уехал на заработки, оставил меня торговать саксаулом. О запрете ничего не знаем. Пенсии не хватает на жизнь. Приходится подрабатывать на трассе”. По ее словам, выручка за день составляет около 3–5 тысяч тенге.

Самая известная точка продажи саксаула вдоль трассы – рынок в селе Панфилово. За бойкой торговлей реликтового дерева равнодушно наблюдают сотрудники охраны базара. Один из них стоит в двух шагах от точки.

Саксаул здесь продается и оптом, и в розницу. Многие делали вид, что ничего не знают о незаконной торговле.

“О чем вы говорите? Мы всегда им торговали и будем торговать. Нам запреты не указ, – нахально заявил нам в одном месте подвыпивший продавец. – Так вы будете покупать саксаул? Зачем голову морочите? Если нет, убирайтесь отсюда, иначе вызову охрану”.

В другой торговой точке молодая, внешне весьма привлекательная женщина с первых же секунд разговора повела себя крайне хамски. “Вы почему нас допрашиваете, как следователи? Мы не обязаны отвечать на ваши вопросы. Это наш товар, мы его купили по оптовой цене. И не собираемся его выбрасывать”, – крикнула она и поспешила скрыться. На помощь к ней бросились крепкие молодые мужчины. Попытки разобраться с нелегальными продавцами краснокнижного дерева закончились для журналистов грубым выдворением с рынка.

Продавцы других торговых точек на автостраде оказались более дружелюбными. Принятый закон о запрете на вырубку и продажу саксаула считают спорным.

“Еще до официального запрета многие торговали “зеленкой” – молодым саксаулом. Конечно, это неправильно. Иначе популяция дерева исчезнет, – рассуждает один из торговцев Рашид. – Но с введением моратория стали продавать старые деревья – мертвый саксаул. Ведь это как лес, его нужно периодически расчищать, старые и мертвые деревья вырубать, чтобы выросли новые”.

По его словам, запрет на продажу краснокнижного дерева только увеличит число браконьерства. ОПГ дровосеков

“Древесный березовый уголь и карагач люди не берут. Да и дороже этот товар. Он привезен из России. Невыгодно нам его брать. Вкус мяса на углях березы не тот. Предпочитают только саксаул. Мне кажется, что с этим запретом кто-то хочет установить монополию на продажу саксаула, те же владельцы питомников, например. Отсюда и цены на дрова взлетели. Чтобы избежать браконьерства, пусть в Алматы установят две-три торговые точки легальной продажи, но чтобы цены были приемлемыми. Иначе и дальше бесполезно будет бороться со стихийной торговлей саксаулом”.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи