Опубликовано: 1300

Отец погибшего летчика санавиации просит справедливого расследования

Отец погибшего летчика санавиации просит справедливого расследования

Полтора года прошло с момента крушения самолета санавиации, в котором погибли весь экипаж и врачи. Они летели спасать тяжелобольную роженицу из Шымкента. Убитые горем родители летчика Евгения Кутафина до сих пор не могут получить личные вещи своего сына, чтобы сохранить их на память. Им также отказывают в выплате

страховки.

Расследование дела, начатого сразу же после авиакатастрофы, до сих пор не завершено, и будет ли поставлена в нем точка, никто не знает.

Третьего октября 2017 года Ан-28, вылетевший из Алматы в Шымкент, исчез с экранов радаров через несколько минут после взлета в 28 километрах от города.

Крушение его произошло недалеко от села Междуреченское, жители которого первыми увидели горящий самолет и прибыли на место трагедии. Погибли пять человек: два пилота, авиатехник и два медработника. Среди погибших – врач акушер-гинеколог профессор Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии Талгат Патсаев, врач-реаниматолог профессор Научно-исследовательского института кардиологии и внутренних болезней Жанибек Артыкбаев, командир экипажа Геннадий Цой, второй пилот Евгений Кутафин, у которого на момент гибели осталась жена с грудным ребенком на руках.

– Женя был настоящим другом, он с детства грезил небом, это была его мечта стать летчиком. Сначала он занимался в парашютной школе, параллельно – в планерном отделении. Затем поступил в академию гражданской авиации, летал на Ан-2, потом прошел переподготовку на Ан-28, – рассказали друзья погибшего Евгения Кутафина.

– Он был замечательным человеком, все ценили и уважали, кто знал его. Евгений получил звание кандидата в мастера спорта. Участвовал на чемпионатах республики. Это большая утрата для нас, – рассказал директор школы по авиационным видам спорта Ерген ОРЫНБАСАРОВ.

В первые дни после катастрофы многие откликнулись на беду семьи Кутафиных. Власти обещали помощь, но в конечном итоге родные Евгения остались один на один со своим горем.

Подполковник запаса, в прошлом сам летчик, отец погибшего Виталий Кутафин в течение полутора лет добивается полноценного объективного и открытого расследования, но каждый раз натыкается на стену непонимания и закрытости. Отчаявшись, он написал открытое письмо министру индустрии и инфраструктурного развития Роману СКЛЯРУ. Отдали свою жизнь, пытаясь спасти другую: подробности крушения борта санавиации

– В прошлом являясь пилотом гражданской авиации и подполковником запаса ВС РК, я понимаю сложность расследования авиационных происшествий и не пытаюсь сетовать на долгий анализ причин, хотя для меня (как и для всех авиационных специалистов) исключены основные: самолет на момент крушения был исправен (не вдаваясь в детали) и опыт экипажа позволил бы благополучно завершить полет даже в нештатной ситуации. Командир экипажа, Геннадий Цой – опытнейший пилот, инструктор, освоивший три типа самолета: Ан-28, Як-40 и “Boeing 737”. Второй пилот (кандидат на ввод в командиры ВС Ан-28) Кутафин Евгений, спортсмен-парашютист, более 900 прыжков с парашютом, пилот-планерист, имевший свыше 100 часов самостоятельного налета на планере, около 700 часов на самолете Ан-2 и более 100 часов на самолете Ан-28. С таким опытом экипаж справился бы с экстренной посадкой в самых неблагоприятных условиях и ночью, и с отказавшими двигателями. Только несведущие в авиации и чиновники, которым нужно скрыть истинные причины катастрофы, могут предполагать ошибочные действия пилотов, – уверен отец погибшего летчика.

По его данным, нигде не было информации о том, что “экипаж готовился к экстренной посадке (посадочные фары не включались, шасси в посадочное положение не выпускались), что свидетельствует о безучастии экипажа в управлении самолетом. А по-простому – люди находились без сознания. Установить факт воздействия на самолет (внешнего или внутреннего) и есть дело чести следственного управления вашего ведомства”.

Пока следствие не завершено, в заложниках оказались семьи погибших летчиков. В условиях отсутствия заключения о происшествии страховые компании отказываются платить страховку. Личные вещи, которые были при сыне, родители также не могут получить.

– Да и не жажду я мести или неотвратимости правосудия. Нам важно, чтобы специалисты разобрались в этом вопросе, а не сваливали бы все на ошибку экипажа. Мое обращение направлено в надежде, что где-то, на правительственном уровне, можно было бы решить два незначительных вопроса. Страховка не возместит нам сына, снохе – мужа и внуку – отца. Но, возможно, внук на страховую поддержку получит образование, и к нам вернутся теплые воспоминания о сыне с его вещами и надежда на профессионализм следственных органов и небезучастность государства к своим гражданам, – отмечает Виталий Кутафин в своем письме.

Все это время отец погибшего пилота обивает пороги кабинетов и пытается разобраться в нормах законодательства по социальной защите граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

– Невнимание правительства и администрации, которые обещали оказание повсеместной заботы семьям, убивает веру в социальную справедливость, – уверен он.

После обращения к министру Кутафину позвонили из прокуратуры и сообщили, что потерпевшая сторона имеет право ознакомиться с материалами расследования. Но никто их не предоставил.

По словам отца погибшего пилота, он готов даже к тому, что дело могут засекретить, если окажется, что оно связано с военными. Его волнует только то, чтобы следствие прошло объективно и помогло восстановить справедливость.

УРАЛЬСК

Почему жители стран СНГ слушают и любят казахстанца Димаша Кудайбергена больше, чем своих исполнителей?

  • 1. Димаш один такой на свете)

    470
  • 2. Казахстанский певец пока не испорчен деньгами и славой

    267
  • 3. Остальные уже приелись)

    72
  • 4. А кто это такой?

    153
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 962

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров