Опубликовано: 2400

Обрезание: Все “за” и “против”

Обрезание: Все “за” и “против” Фото - Тахир САСЫКОВ

Что тревожит родителей, сыновьям которых предстоит принять древний обряд сундет – символ посвящения в джигиты? Зачем и когда его проводят?

О волнующей социальной теме рассуждает детский андролог-уролог Мурат ДАДАЕВ.

– Казахстан позиционирует себя, как светское государство, но процедуру иссечения крайней плоти у нас проходят практически 90 процентов мужского населения, – начинает рассказ андролог. – В целях гигиены на нее идут и христиане. Родители благодаря соцсетям сегодня стали более начитанными в этом вопросе. Но остается наша периферия, где ритуальное обрезание по-прежнему практикуют местные религиозные деятели. Это беспокоит меня, как врача, потому что мы уже прошли период, когда не хватало медицинских работников и существовала крайняя потребность в грамотном исполнении этой процедуры.

Сам я исповедую ислам, но сейчас расскажу о медицинском и социальном аспектах явления, поскольку оно заметно влияет на судьбы мальчиков – будущих мужчин. На самом деле, мы, врачи, сталкиваемся с большим количеством осложнений после кустарно проведенных обрядов обрезания, при которых случается повреждение анатомических структур полового члена, некроз кожи, частичная либо полная ампутация головки. И исправить это может не каждый уролог. Между тем это орган, каждый сантиметр которого так важен для дальнейшей жизни ребенка.

– Ампутация головки у неспециалистов происходит намеренно или по случайности?

– Конечно, по случайности! Это когда технически неправильно наложен зажим и человек, выполняющий обрезание, делает иссечение крайней плоти (кожа, покрывающая головку полового члена), не удостоверившись, что случайно не захватил и часть головки. Это очень серьезный дефект, который впоследствии требует хирургического вмешательства. Если своевременно не оказать помощь, человек получает инвалидность. Это ведь детородный орган, который в социальной адаптации ребенка имеет особое значение. Вот пойдет он в школу, а там, и мы все это знаем, в туалете мальчики начинают акцентировать внимание на половых органах, сравнивать, насмехаться, передразнивать. Если у кого-то обнаруживаются отклонения, то в детской среде это сразу вызывает подавление личности. А потом во взрослой жизни мы встречаем неуверенных в себе, зажатых, необщительных мужчин, не способных достичь тех высот, которые они могли бы взять, если бы не испытали такой психологической травмы в детстве.

Как сохранить детородную функцию

– Был в нашей практике случай, – продолжает рассказ доктор Дадаев. – Родители привели 3-летнего ребенка, которому обрезание делал уролог, не имеющий опыта работы с детьми. Хотя уже при внешнем осмотре можно было заметить, что у малыша скрытый половой член. Это аномалия, при которой орган имеет нормальные размеры, но скрыт в окружающих тканях.

Выполнять обрезание стандартными методиками при такой патологии нельзя! Но уролог пренебрег этой особенностью. Соответственно, кожи на органе было недостаточно, и, когда часть ее удалили, половой член ребенка оголился. К тому же он получил термический ожог и нагноение раны. И пришлось провести 3 консилиума, на которых мы решали, что с этим делать! Остановились на необходимости пересадки кожи. 3 месяца готовили ребенка к операции, проводили перевязки, чтобы устранить нагноение раны. Только после этого удалось благополучно произвести пересадку кожи и создать полноценный ствол полового члена, который прежде был спрятан.

– Какие последствия могли ожидать ребенка, если бы не ваше вмешательство? И как такой дефект мог бы отразиться на его детородной функции во взрослой жизни?

– За этим пациентом мы ведем наблюдение по сей день. Сейчас ему уже 5 лет. Акт мочеиспускания полноценный, хотя головка и рубцово-измененная, но анатомическую структуру сохраняет, спонтанная эрекция присутствует (она бывает у детей с рождения). Писюн растет! Раз в год они с мамой приходят к нам на осмотр. Конечно, еще во время пересадки кожи у врачей возникал вопрос: что делать с рубцами, которые, как мы знаем, мешают росту здоровых тканей? Но за счет применения рассасывающей терапии и противорубцовых мазей мы смогли их максимально разгладить. Это дало пропорциональный рост полового органа ребенка.

– Как часто встречаются осложнения после обрезания, сделанного непрофессионально?

– Такой статистики нет даже в мировой медицине, потому что многие родители стесняются и своевременно не обращаются к врачам либо начинают лечить какими-то народными методами. Но на практике мы видим это часто. Бывали случаи, когда обрезание детям выполняли и стоматологи, и травматологи, и хирурги, не учитывавшие детской специфики. Эта проблема захватила медицину с 1990-х годов, когда в погоне за легкими деньгами врачи всех специальностей брались за иссечение крайней плоти. Процедура эта, в общем-то, довольно проста, но влечет за собой определенный перечень осложнений, о которых обязательно нужно знать.

Жестокий детский мир

– В медицине есть определенный перечень показаний к обрезанию, – поясняет Мурат Дадаев. – К примеру, это диагноз – рубцовый фимоз (с греческого – “намордник”), явление, при котором сужение просвета крайней плоти препятствует полному раскрытию головки полового органа. Он бывает у детей, начиная с 3–4-летнего возраста. До 3 лет фимоз – это нормальное состояние крайней плоти, которая при соответствующем уходе и гигиене и при некотором механическом усилии может раскрыться сама.

В идеале у нас в Казахстане средним считается возраст 3 года, когда головка полового органа открывается. С этого момента ребенок уже должен сам ухаживать за ним, потихонечку оттягивать и промывать в присутствии родителей. Если этого открывания не происходит, мы говорим, что возникает рубцовый фимоз. Тогда по медицинским показаниям уже необходимо обрезание.

– О социальном аспекте мы говорим, когда допущенные врачевателем ошибки отражаются не только на анатомической структуре самого полового члена, но и порождают психологическое подавление ребенка, – отмечает детский андролог. – У нас был пациент, которого на осмотр к урологу родители привели в 7 лет. Они рассказали, что в школе у мальчика друзей нет, учится плохо, боится ходить в туалет. В чем причина? Спускаем ребенку штанишки и видим: писюн практически спрятан. Опять всё тот же скрытый половой член. И, несмотря на это, ему, как и в предыдущем случае, сделали обрезание, убрали всю кожу. Это привело к нарушению строения органа. Получилось, яички висят, как и положено, а полового члена не видно. И тут ребенок поведал нам свою грустную историю.

Когда в школе он ходит в туалет, не может писать стоя, потому что друзья передразнивают, мол, у нас торчит, а у тебя он спрятан внутри! Ты – как девочка. Иной раз мальчику приходилось писать сидя, чтобы никто не видел его особенностей.

Это повлияло на него удручающе. И как бы мы ни ограждали таких детей от насмешек, они всё равно пересекаются со сверстниками в туалете, и в конце концов их дефект становится достоянием всех. Благо, если коллектив школы не такой жестокий, со временем такие моменты сглаживаются. Но чаще всего, как мы знаем из психологии, детский мир – самый беспощадный. Он не знает границ того, что хорошо, а что плохо.

Кто и зачем придумал циркумцизию

– Но почему одни народы проводят циркумцизию (лат. circumcisio) – удаление крайней плоти у мальчиков и мужчин, а другие – нет?

– Хороший вопрос. Ответ на него мы можем найти в истории. Именно в ней, а не в религиозных учениях. Обряд обрезания появился у человечества со времен Моисея, пророка Мусы, как мы говорим в исламе. Евреи, согласно преданиям, – первые люди, которые стали выполнять его детям. Если копнуть глубже, всплывает исторический факт, когда народ иудеев совершил исход из Египта, и 40 лет потом эти люди шли пешком по пустыне. Мысленно представьте себе: 40 лет почти без воды, дети рождаются, мыть их нечем. Соответственно, крайняя плоть с ее специфическими выделениями дает о себе знать. Тогда и было записано в Торе, насколько мы сегодня знаем, что часть ее нужно отсекать для соблюдения чистоты детородного органа. То есть изначально это был вопрос гигиены. У девочек понятно: ополоснули и пошли дальше. А у маленьких мальчиков этот препуциальный мешок, как его называют в медицине, по-русски – крайняя плоть, он всегда закрыт. И остро стоит вопрос, как за ним ухаживать, когда смегма находится внутри, и это может привести к нагноению. Иссечение крайней плоти и стало радикальным решением вопроса. Ведь в те далекие времена не было ни врачей, ни антибиотиков.

Дети могли рождаться и тут же погибать от банальной инфекции крайней плоти.

С появлением ислама эта традиция вошла в него как элемент чистоты. И сегодня уже доказано: обрезанный человек – это более рационально с точки зрения гигиены. Поэтому исламские проповедники считают, что обрезание – признак ислама. Но на деле основная его цель – чистота. А религиозную принадлежность каждый определяет для себя сам.

Спасибо, доктор!

– Вот недавний показательный случай, – рассказывает детский врач. – Мама 4 детей, из которых старшему мальчику 12 лет, а младшему – 3 года, выполняла все наши рекомендации. И у обоих головки полового члена открылись идеально. Не было никаких проблем с крайней плотью. Поэтому она пришла к нам с благодарностью: “Спасибо, доктор! Вы очень помогли, и теперь нам не требуется делать обрезание!”.

По вероисповеданию они христиане, обрезание делать не намеревались. А мы просто помогли с грамотным уходом за мужским достоинством их парней. И более сложный вариант, когда на прием пришла мама с 10-летним ребенком. Осматриваем и видим рубцовый фимоз. И мальчик жалуется на периодические боли по ночам. Родителей спрашиваем: “Вы когда-нибудь ухаживали за крайней плотью, оттягивали ее, открывали головку?”. Они удивленно смотрят, будто им Америку открыли: “Зачем? Нас не учили, что надо открывать!”. Ну вот, ваш ребенок – живой пример того, что, если не помогать, само не откроется. А ребенок между тем входит в возраст полового созревания. Соответственно, рубцовый фимоз в 10 лет – это медицинские показания к иссечению крайней плоти.

Цель постепенного и этапного оттягивания крайней плоти – это санация, чистка и уход. Но сразу резко открывать запрещено, это грозит парафимозом, ущемлением головки из-за узкой крайней плоти. И этому родителей на консультациях обучает специалист – уролог-андролог.

– Сейчас у нас к тому же есть Интернет и газеты. А как таким премудростям люди обучались в древности?

– Если коснуться нашей страны, то в традициях казахов есть такой термин “апшу бер” – “давай открывать”. Откуда он взялся? Когда в дом, где растет маленький мальчик, приходил старейшина, он говорил: “Апшу бер”, потягивал ему писюн и что-нибудь давал в руки малышу. Именно такому оттягиванию, мягкому механическому воздействию на крайнюю плоть мы обучаем родителей, чтобы открылась головка органа. В советское время никто этому не учил, но тогда не было и памперсов. Памперсный ребенок не может дотянуться рукой до своего пениса и потянуть его. Ведь именно то, что малыш с 3 лет его трогает, считается нормой, поскольку одновременно это является и его самоидентификацией. Он понимает, раз у него есть писюн, значит, он мальчик. И вот эти подергивающие движения, которые делает малыш, и есть растягивание крайней плоти, помогающее открыть головку полового члена.

– То есть изначально у детей есть такой безусловный рефлекс, а взрослые порой запрещают им это делать?

– Да. И в старину наши предки понимали, что требуется такой уход и легкое растягивание кожи, покрывающей половой член. Такой механизм записан в истории человечества и в истории казахов-кочевников, поскольку это касается гигиены, чтобы оттуда выходило содержимое. Это подобно процедуре чистки носа или слуховых проходов ушей. Хотя в наше время выполнять это лучше в клинике, под присмотром детского специалиста.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи