Опубликовано: 10500

Налоговики ищут себе любимчиков

Налоговики ищут себе любимчиков Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Комитет государственных доходов желает познакомиться с честными и добросовестными налогоплательщиками. Следить за всеми сразу он не успевает. Поэтому вводит новую систему мониторинга за предприятиями и бизнесменами. Основана она на принципе управления рисками. В эту систему уже заложены ошибки. Мытари этого и не стесняются. Исправлять их будут проверками.

Главная причина внедрения системы управления рисками – нехватка ресурсов. К каждой кассе своего инспектора не приставишь. Поэтому Астана разделила всех налогоплательщиков на 3 группы – с низкой, средней или высокой степенью риска. Система на граждан распространяться не будет. Они будут просто отражать свои расходы и доходы.

Неформально группы разделили по цветам: красная – высокорисковая, желтая – обычная и зеленая – предприятия с низким уровнем риска

Экспериментировать некогда. Уже в будущем году в стране наступает эра всеобщего декларирования, и тогда комитет просто утонет в бумагах. Поэтому никаких пилотных зон. Система распространяется сразу на всю территорию Казахстана. Министр финансов сомневается в скором введении всеобщей декларации доходов

Чтобы набрать базу данных, группа аналитиков взяла архивы по платежам нескольких сотен ТОО, АО и ИП и проанализировала, по каким признакам можно разнести предприятия на группы. В итоге были разработаны 13 базовых критериев.

Рискованность предприятия с точки зрения уплаты налогов оценивается по 13 критериям.

Это “Налоговая нагрузка”, “Среднемесячная зарплата”, “Суммы расходов и доходов”, “Убытки в нескольких периодах”, “Многократное дополнение отчетности”, “Нарушения, выявленные камеральным контролем”, “Участие в налоговом мониторинге”, “Применение контрольно-кассовых машин”, “Выписка счетов-фактур в электронном виде”, “Применение контрольного счета по НДС” и другие. Каждый из критериев имеет свои баллы и вес. Одни увеличивают риск, другие – уменьшают. Сумма этих значений и определяет, к какой группе будет относиться предприятие

Как они будут искать свои ошибки

Пока все просто. Экспертная группа на уровне центрального аппарата наложила трафарет на данные по каждому предприятию и сказала: этот завод – в среднюю группу, эту компанию – в выскорисковую, а эту – в низкорисковую. Местные департаменты к работе не привлекались. Чтобы подход был одинаковым для всех. Базовый показатель для сопоставления – это среднеотраслевой показатель налоговой нагрузки, рассчитываемый для каждого региона отдельно.

Выгода простая – после введения категорирования будет выделена группа низкорисковых предприятий, которые налоговики освободят от жестких мер давления.

– Когда мы говорим, что данное предприятие низкорисковое в части уплаты налогов в бюджет, это значит, что мы ему практически доверяем. Если видим, что у него не совпадают цифры, направляем сообщение и просим: “Посмотри в этом месте, что здесь не так”, – рассказал “КАРАВАНУ” один из членов аналитической группы комитета. – Это сообщение не обязательно к исполнению. Счета закрывать мы не будем. Компания может нам ответить в течение месяца, обосновать свою позицию. Исправили ситуацию – мы про это забываем. К предприятиям с высоким уровнем доверия мы не будем применять репрессивные меры.

Но если оно не реагирует на наши сообщения, не исправляет ошибки, то при следующем расчете будем повышать его группу. Тогда к нему отношение будет тверже. Будем направлять ему не просьбы, а уведомления.

К тем, кто включен в группу с высоким риском, меры будут совсем жесткими. Налоговые проверки, аресты счетов, более пристальное внимание. В рамках Налогового кодекса. Это говорит не о том, что это предприятие плохое, а руководитель – обманщик, а о том, что у налогового комитета к нему нет полного доверия. И оно будет первым в очереди на проверки.

Если проверка покажет, что в компании все нормально, то комитет должен автоматически перевести ее в группу со средним или даже с низком риском – в зависимости от результатов.

Будет и другой вывод: раз произошла ошибка, то что-то с данными комитета не то. Значит, надо вносить изменения в критерии расчета. Таким образом налоговики и будут искать свои ошибки. Кто в Казахстане может не платить налоги

Появление инспектора на предприятии – это стресс для его работников

Нетрудно предсказать, что уже в этом году в минфин поступит вал жалоб. Не только из-за необоснованных претензий, но и из-за того, что той или иной фирме присвоили слишком высокий уровень риска.

– Этот вал уже начался, – говорит аналитик. – Налогоплательщики активизировались. Пока мы в ответ на запросы пишем пояснения, что все эти нормативы оценочны. Никто не говорит, что чей-то бизнес реально высокорисковый. Но у людей есть свое мнение. Поэтому если они считают, что мы ошиблись в ранжировании, то могут выставить нам претензии и сказать, где мы не правы.

– Для вас эта система управления – метод оптимизировать свою работу?

– Да, это попытка более точечно отрабатывать проблемы. Определять законопослушных налогоплательщиков, к которым не надо применять меры. Мы прекрасно понимаем, что большинство предприятий – добросовестные. Знаем, что появление налогового инспектора на предприятии – это стресс для его работников, как минимум, и стараемся минимизировать наши контакты с бизнесом.

– Обычно у вас проблемный налог – НДС. Считается, что с ним проходит больше всех махинаций и обнала. Для вас этот налог рисковый?

– Там, где НДС не хотят платить, и по КПН будет занижение. Налогоплательщики по НДС обычно имеют большие обороты. У них больше возможностей для деятельности. Поэтому к ним должно быть чуть больше внимания с нашей стороны. Предприниматели, которые работают по специальному режиму, почти прозрачны. Мы определяем риски не по видам налогов, а формируем группы исходя из взаиморасчетов. Понимая, что НДС имеет отчетность, там у нас просто больше возможностей по выявлению нарушений. Здесь мы сможем работать более детально.

Торговля однозначно отойдет в высокорисковую категорию

Пока в красную зону попало 10 процентов налогоплательщиков. В желтую – 60. В зеленую – 30 процентов. Очень странное распределение. Сами аналитики говорят, что теперь службой будет управлять математика. Если применить ее, то распределение должно быть другим: 80 процентов – зеленая группа, 16 – желтая и 4 – красная.

Налоговики согласны, что распределение пока неправильное и неоптимальное. И отвечают с улыбкой:

– Мы пока сами не умеем доверять. Нет у нас такого опыта. Надо учиться. Не можем сейчас взять и сразу половине всех предприятий оказать доверие. Это надо заслужить. Пока мы только начали свою работу. Думаем, зеленая зона со временем будет расти. Это наша цель. Для нас будет лучше, когда мы сузим долю плательщиков, к которым нужно пристальное внимание.

Большая часть тех, кто вошел в низкорисковую группу, – индивидуальные предприниматели.

Человеку с патентом почти невозможно нарушить Налоговый кодекс. Сюда же попала большая часть предприятий, которые занимаются реальным производством, имеют большой коэффициент налоговой нагрузки, платят зарплату большому количеству работников. Как казахстанцы могут отжать свои налоги у государства

Формально налоговики не имеют права говорить, что одни виды деятельности однозначно рисковые, а другие нет, – значит и относить предприятия, работающие в разных отраслях, к разным группам риска. Но есть показатели, которые указывают, что торговля однозначно отойдет в высокорисковую категорию.

Например, предприятие занимается производством или продажей товаров широкого ассортимента. Если в его номенклатуре десятки позиций, то рассчитать, где оно обманывает мытарей, трудно. Сегодня оно занимается одним, завтра – другим.

А человек, который бросается из крайности в крайность, будет рисковым. Поэтому за такой конторой нужен постоянный контроль.

С другой стороны, если компания продает 2–3 товара, то ее бухгалтерию очень легко проверить. Тогда она может попасть в низкую по риску группу.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи