Опубликовано: 2300

Майра Бакашева: Самые неблагополучные в плане допинга – тяжелая и легкая атлетика

Майра Бакашева: Самые неблагополучные в плане допинга – тяжелая и легкая атлетика Фото - Тахир САСЫКОВ

Пока гром не грянет, мужик не перекрестится, гласит русская поговорка. Как бы это цинично ни звучало, но громкий скандал с нашими олимпийскими чемпионами по тяжелой атлетике оказался на руку отечественным антидопинговым службам. На этих примерах им легче показать другим спортсменам, к каким последствиям для карьеры может привести пренебрежение антидопинговыми правилами.

Менее месяца осталось до открытия зимней Олимпиады в Пхёнчхане, и не хотелось бы, чтобы эти Игры встали в печальный для отечественного спорта ряд вместе с Пекином и Лондоном.

Из Алматы – в Дрезден и Москву

– Свою профилактическую работу мы ведем круглогодично, – говорит директор Национального антидопингового центра Майра БАКАШЕВА. – Спортсмены, которые претендуют на попадание в олимпийский состав, с мая 2017 года прошли три этапа проверок на допинг. Последний из них – в декабре. Сдвинуть сроки ближе к Олимпиаде мы не можем, поскольку надо дождаться результатов анализа. Это занимает, как правило, около трех недель: до шести дней уходит на транспортировку проб до Дрездена, где находится лаборатория, и еще как минимум 14 дней на саму процедуру анализа.

– Отсутствие с недавних пор своей лаборатории в Алматы сильно замедляет вашу работу?

– В принципе, нет. Работа у нас уже отлажена. Те допинг-пробы, которые нужно доставить до лаборатории в течение 36 часов (это пробы крови), мы отправляем в Москву. Данная антидопинговая лаборатория не аккредитована Всемирным антидопинговым агентством (WADA), но имеет так называемый сертификат Утверждения WADA и может проводить обычный анализ крови с очень высоким разрешением, результаты которого включаются в электронный биологический паспорт спортсмена. Что касается стоимости проведения анализов, то она одинаковая во всех лабораториях мира – что в Дрездене, что в Алматы.

На борьбу с допингом – четверть миллиарда

– Сколько ежегодно тратится государственных средств на антидопинговую работу в Казахстане?

– В 2017 году мы получили из бюджета около 160 миллионов тенге. В этом подали заявку на увеличение до 250 миллионов тенге. Эти деньги идут не только на взятие допинг-проб и их анализ, но и на проведение различных семинаров. Наша задача – не “ловить” спортсменов, а проводить с ними разъяснительную работу, вооружать знаниями, чтобы в дальнейшем избежать положительных проб.

ЮКО – неблагополучный регион

– Каковы результаты допинговых проверок в 2017 году?

– У нас было 22 положительных случая. Самыми неблагополучными в плане допинга оказались тяжелая и легкая атлетика. При этом “лидерство” штангистов объясняется тем, что их федерация с 2013 года ведет обширную антидопинговую работу. Тяжелоатлеты, пожалуй, пока единственные, чья федерация оплачивает дополнительные анализы своих спортсменов. Сколько заработали премиальных от государства казахстанские штангистки, дисквалифицированные за употребление допинга

Среди регионов по количеству доперов лидирует Южно-Казахстанская область. Да, там берется много проб, поскольку немало спортсменов участвует в соревнованиях. Однако мы не видим со стороны местных спортивных властей какой-то серьезной антидопинговой работы.

“Грязные” БАДы

– Какие субстанции чаще других находят у наших спортсменов?

– Анаболики. Это самая большая проблема. Наиболее распространенный анаболик – оралтуринабол. Трое спортсменов – штангисты Галымбек Жубатканов и Максим Лактионов, а также гребец Михаил Емельянов – за вторую положительную допинг-пробу дисквалифицированы на 8 лет. При этом Емельянов на момент сдачи обеих проб был несовершеннолетним.

Сегодня анаболики используют только самые неграмотные спортсмены. Уже все знают, что они годами остаются в организме и их легко выявить. Большинство случаев обнаружения того же оралтуринабола связано с загрязненным спортивным питанием и БАДами. К примеру, в 2016 году допинг выявился сразу у нескольких спортсменов одной команды по гребле в Южном Казахстане. Выяснилось, что причиной стало спортивное питание, которое они приобрели у себя в регионе. Или другой случай. Опытный борец Дмитрий Попов часто пользовался добавками, приобретаемыми через Интернет. Но однажды ему не повезло: попался некачественный товар. В результате – положительная проба на оралтуринабол. Спортсмен доказал, что принял запрещенную субстанцию непреднамеренно, но два года дисквалификации получил.

У Национального антидопингового центра нет возможности контролировать сферу бизнеса, торговли. Поэтому мы учим спортсменов не покупать питание без гарантии. Они должны сами защищать себя, соблюдать безопасность, требовать сертификаты, что товар проверен в антидопинговой лаборатории. Тогда поставщики будут вынуждены получать такие сертификаты, и те из них, кто заинтересован в длительном сотрудничестве с федерациями, сегодня уже идут на это.

Если “друг” оказался вдруг

– В новом законе “О спорте” будут изменения, связанные с антидопинговой программой?

– Да. Усилится административная, а возможно, появится и уголовная ответственность за нарушение антидопинговых правил. Это правильно. Недавно закончилось расследование вопиющего случая. Молодой человек, не являясь профессиональным спортсменом, сделал себе опасный коктейль: намешал в спортивное питание много разных анаболиков для быстрого эффекта. Все это завершилось для него плачевно – проблемами с печенью. Выбрасывать порошок ему было жалко, и он подсунул его своему товарищу, борцу Алимхану Сыздыкову. Вот такой “друг”. Потом тот сознался, было даже судебное разбирательство. Шансов избежать наказания не осталось - эксперт о допинговом скандале в Казахстане

По новому закону спортсмены, сдавшие положительную допинг-пробу на победных соревнованиях, должны будут вернуть государству полученные призовые и подарки: квартиры, машины и т. д. Люди должны знать антидопинговые правила и степень ответственности за их нарушение.

Решение по Ильину справедливо

– В прошлом году был вынесен вердикт в отношении четверки наших штангистов – бывших олимпийских чемпионов. Илья Ильин за две положительные допинг-пробы дисквалифицирован на два года. Не слишком ли мягкое наказание?

– Дисциплинарная комиссия Международной федерации тяжелой атлетики соблюла все правила. Во-первых, пробы у Ильина были взяты в то время, когда максимальным наказанием было отстранение на два года. Во-вторых, если спортсмен сдал вторую положительную пробу, еще не получив уведомления по первой, то это считается как одно нарушение. В случае с Ильиным два уведомления были присланы ему одновременно.

Алматы

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть