Опубликовано: 490

Любовь до гроба: кто ответит за то, что преступник досрочно вышел из колонии и убил ребенка

Любовь до гроба: кто ответит за то, что преступник досрочно вышел из колонии и убил ребенка

В комнате трехлетнего Максима Гарифулина разбросаны игрушки. Голубой горшочек, белый мотоцикл и синие сандалики стоят в углу. На своей кроватке малыш никогда не спал, всегда был рядом с бабушкой, а по утрам любил пить с ней чай.

Вера ГЕРВЕК берет сандалики внука в руки и плачет навзрыд. Теперь их некому надеть.

Трехлетнего Максимку убил человек, который пять лет назад зарубил топором ее родную сестру-близняшку. За то, что она мешала встречаться Игентаю и Нике. Тот в нее был влюблен еще со школы.

Раньше Игентай Сопыжанов и Ника Васильева жили в поселке Бурма Шетского райо­на Карагандинской области. У них были бурные и эмоциональные отношения. Они ругались, мирились и снова скандалили. Все село наблюдало за отношениями пары.

За убийство тети девушки 17-летний подросток получил девять лет лишения свободы. Через четыре года срок сократили, а потом совершенно чудесным образом убийца получил условно-досрочное освобождение и оказался на свободе в январе этого года.

Пока Игентай сидел, Ника успела выйти замуж за Рафаи­ла Гарифулина, родить Максимку, развестись и вновь выйти замуж.

– Она ходила домой к его родителям, спрашивала, когда он освободится. Все ждала, ждала, – говорит отец мальчика Рафаил ГАРИФУЛИН.

Выйдя из колонии, Игентай пытался помириться с Никой. Иногда весьма странным образом.

Как-то, угрожая ножом, вывез ее в Караганду. Сказал, что, если со мной жить не будешь, зарежу твою мать и сестренку.

Отвез ее на какую-то квартиру. Чудом Нике удалось убежать домой к матери. По приезде в село она написала заявление в полицию об угрозах. Их последняя встреча 5 сентября стала для мальчишки роковой.

– Ника и Игентай ругались возле магазина очень, – рассказывает сельчанка Ману КОЛДЫБАЕВА, – он кричал и очень нагло себя вел.

– Ника начала звать на помощь. Максим громко плакал. Мужчина вырвал из рук матери ребенка и отошел в сторону сельского клуба. Игентай сказал: “На, забери своего щенка. Она не подошла”, – рассказал отец ребенка.

Ника не побежала за ними. Она была напугана и в тот момент не могла и представить, что видит сына в последний раз. На земле остался слетевший с ноги ботиночек Максимки.

После этого мужчину и ребенка никто не видел. Похититель отключил телефон.

– Когда он скрывался, я ему позвонила и попросила отдать ребенка. Он сказал: пусть Ника выйдет в сад ночью одна, потом позвонил и сказал, что многие ищут ребенка, зачем подняли шум. И после этого на связь не выходил, – с трудом рассказывает бабушка Вера.

Три дня волонтеры, сельчане, полицейские, кинологи с собаками и сотрудники Нац­гвардии искали ребенка. 600 человек прочесывали окрестности Бурмы. Бездыханного Максимку нашли в полукилометре от села сотрудники полка патрульной полиции. Его тельце Игентай забросал травой и ветками. По предварительной версии ребенка задушили.

Со слов бабушки, в заключении о смерти говорится о переломах двух ребер, трещине в черепе и пробитых легких.

– Мы плачем всей семьей. На Максима невозможно было смотреть – на лице ссадины, синяки, царапины. Голова зашита из-за трещины, которую ему причинили при жизни, то есть убийца избивал его, – говорит жительница поселка Гульмира.

На похороны ребенка 10 сентября пришли почти все жители поселка Жарык Карагандинской области. Их организовал его отец. Поэтому они и проходили не в Бурме. Он же забрал тело из морга. Убийство малыша потрясло всю страну.

– Я ведь умоляла: “Игентай, верни Максика! Мы не напишем заявления, только внука верни!”. Как нам жить без Максима? – плачет Вера Гервек.

Полицейские взяли Игентая на карагандинском вокзале в ночь с 8 на 9 сентября. Он хотел бежать далеко и надолго.

Самое ужасное в этой истории, что осужденный Сопыжанов имел отрицательную характеристику. А таким УДО не положено по закону.

– Он имел аж пять взысканий и вторую отрицательную степень. Была рекомендована нецелесообразность представления на освобождение, – сообщил заместитель начальника ДУИС по Карагандинской области полковник юстиции Газиз ТАКЕШЕВ.

Кто помог ему выйти на свободу и как это вообще могло произойти?

На каком основании суд принял решение об освобождении и кого теперь накажут?

Или, как обычно, дело спустят на тормозах, и все фигуранты отделаются обычными выговорами?

Сейчас полным ходом идет служебное расследование и в отношении сотрудников службы пробации департамента уголовно-исполнительной системы Карагандинской области, которые поддержали просьбу осужденного за убийство женщины и ходатайствовали перед судом о его досрочном освобождении.

Игентай во всем признался и даже согласился с доводами судьи о заключении его под стражу. Вот только Максимки больше нет.

Ботагоз ОМАРОВА, КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров