Опубликовано: 3200

Куда уходит средний класс?

Куда уходит средний класс? Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Опора экономики Казахстана постепенно исчезает. Речь идет о среднем классе. По оценке экспертов, крепким “середняком” могут себя назвать только 10–12 процентов населения. В 2008 году при разработке программ развития правительство желало довести число обеспеченных граждан до 50 процентов. Не получилось.

Опыт показывает, что экономика любой страны зависит не от богатых. И даже не от государства. А именно от мидл-класса. Чтобы развитие шло стабильно, надо, чтобы этот слой был примерно 50 процентов.

Тогда народное хозяйство начинает подпитывать себя само, так как именно “середняки” являются потребителями тех товаров и услуг, которые производятся внут­ри страны.

В Казахстане произошло всё с точностью до наоборот.

Кто ты, мидлмен?

Формально, чтобы понять, можно ли отнести человека к среднему классу, надо использовать несколько параметров. Например, уровень образования – не ниже среднего специального, работа, связанная с умственным трудом, наличие своего жилья и автомобиля.

Средний класс – слой населения, который может позволить все необходимые для жизни функции. Они могут оплатить образование, медицину, полноценную продуктовую корзину, досуг, отдых раз в год, – считает управляющий директор страховой компании “Номад Иншуранс” Чингис АМИРЖАНОВ. – Ключевой показатель – размер заработной платы. Порог – 150 тысяч тенге на человека. Доход ниже или пользование институтами социальной поддержки государства – это уже, извините, эконом-класс.

Кто это? Как правило – специалисты и руководители среднего звена. Хотя, в принципе, профессионал своего дела в любой сфере будет однозначно иметь доход выше среднего.

В каждой стране формируется своя социальная структура, и размеры этой группы сильно варьируются. Считается, что чем больше размеры среднего класса, тем лучше. Они удовлетворены нынешним положением. Это и стабилизирующая сила, и главный моторчик общества. Они стремятся к улучшению своих жизненных позиций. Они же главная сила-консерватор – достигшие приемлемого для себя уровня достатка, не хотят резких изменений.

Возьмем такой пример. Начинается стройка. Застройщик имеет свой костяк профессионалов, за которых он держится. Такая элита всегда будет получать зарплату выше, чем переменный состав, который набирают на объект. Вряд ли компания будет привязываться к рабочим, специалистов с их уровнем образования и навыков на рынке достаточно. Талгат Абдижаппаров: Средний класс – это состояние души, это общественная нагрузка

– Мне, как представителю страховой отрасли, видно, что средний класс в последние годы сокращается, – уверен Чингис Амиржанов. – Отказ от страхования имущества – это первый шаг человека, когда ему надо экономить.

Бедность мы победили

– Для государства очень важно иметь развитый средний класс и всячески его поддерживать, – считает социолог, директор центра “Стратегия” Гульмира ИЛЕУОВА. – Тем более он очень хорош и в потребительском отношении. На нем строится экономика. Это он в основном тратит деньги и планирует жизнь. Соответственно, на его потребностях можно строить долгосрочные стратегии развития.

По данным центра “Стратегия”, самая бедная группа населения в Казахстане едва сводит концы с концами. Это 1,2 процента граждан.

Цифра хорошо отражается официальной статистикой. В 90-е годы откровенно бедных было до 30 процентов. Видно, как в Казахстане планомерно снижается крайняя бедность. В основном за счет государственных программ. Но вот потом начинаются проблемы.

Примерно треть жителей имеет доход на семью из четырех человек 50–100 тысяч. И примерно столько же – от 100 до 200 тысяч. То есть про две трети населения уже можно сказать, что это бедняки.

– Если разбить их по месту жительства, роду деятельности, этническим признакам, мы увидим, что уже произошло закреп­ление групп в этих нишах по доходам, – рассказывает Илеуова. – Соответственно, на какое-то расширение или улучшение качества жизни, на что-то другое больше, чем они смогли обеспечить, это население уже претендовать не может.

По доходам эти группы можно назвать условным средним классом, но по содержанию они уходят в сторону малообеспеченных. У них уже не хватает денег на покупку бытовой техники или отпуск у моря. Такой откат идет из года в год.

Лишь у 10–12 процентов населения остаются деньги после обязательных расходов. Это не совсем тот классический мидл­мен, про которого говорят в Европе. А скорее мещане – они не хотят ничего делать из страха потерять всё, что имеют. Лайфхак: как быть, если работодатель не выплачивает зарплату?

В стране уже сформировалась такая субкультура. В этой среде вырастают дети, которые не видят перспектив, считает социолог. Государство не может создать для них социальные лифты, и единственным трамплином в жизни становится служба в силовых органах – армии и полиции.

Жизнь Мангышлака прекрасна

Комитет по статистике такого сокращения не показывает. Более того, если верить цифрам, может показаться, что социальная справедливость в стране восторжествовала, а экономика развивается семимильными шагами.

Для оценки разности в доходах статистика использует индекс Джинни. Он же индекс справедливости. В случае абсолютного равенства он принимает значение 0. При абсолютном неравенстве – 1.

Вот ООН считает, что лидеры по социальному равенству – это Дания, Швеция и Чехия. У них в 2016 году индекс был меньше 0,250. Показатель Казахстана – 0,339.

По данным комитета по статистике РК, индекс Джинни в 2016 году был 0,278. Что примерно на уровне Германии. Конечно, считать можно по-разному. Да и ООН нам не указ. Зато красиво мы “сделали” Европу.

Самый честный по доходам регион Казахстана – Мангистау. Там в прошлом году был прямо фантастический показатель – 0,165. В мире просто нет стран, равных этому региону. Самый разделенный по социальный слоям – город Алматы – 0,288.

Другой пример. Условия жилищной программы “7-20-25” очень точно соответствуют доходам среднего класса. На 30 января было одобрено 4 612 заявок на предоставление займа. Проблема стоит остро.

Сотни тысяч семей хотели бы улучшить условия своего жития. Но имеют такую возможность меньше пяти тысяч семей.

– Наш средний класс в прострации, – считает представитель центра “Ясные решения” маркетолог Анатолий ОЖЕРЕДОВ. – По отчетам коммерческих компаний, если и происходит незначительный рост продаж товаров/услуг целевой аудиторией – представителями среднего класса, то только в низком ценовом сегменте.

Люди сокращают свои расходы, стараются экономить на всем. Не уверен, что средний класс будет готов и к грядущему всеобщему декларированию доходов в 2020 году.

Это может стать лакмусовой бумажкой и негативным поводом для самостоятельного перехода в социальную нишу бедняков и уменьшения и без того малочисленного ядра реальных предпринимателей среднего уровня.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть