Опубликовано: 210

Хитрые мира сего

Хитрые мира сего

Каждый год перед 1 сентября мы с одноклассниками собираемся на “маевку воспоминаний”– казан плова на берегу Сырдарьи замутить, устроить соревнования по рыбалке на удочку, пооткровенничать у костра.

Последние лет десять к нам в компанию затесываются наши дети, а у некоторых одноклассников даже и внуки. Ведь учились мы с товарищами в старой советской школе в маленьком селе под Кызылордой. Умели дружить, поддерживать друг друга, вместе переживать первые любови, шалить, отмечать праздники. И в свои нынешние встречи делимся воспоминаниями о счастливом школьном детстве. Для наших детей эти рассказы – суперкруть, как они любят выражаться. Из разряда “нарочно не придумаешь”.

Чиполлино, на помощь!

Косить от урока всем классом надо уметь так, чтобы потом за это никому не попало. Когда мы учились в седьмом классе, один из пацанов принес однажды в класс бумажку с рецептом “отфизикикосилки”. Почему-то именно физику многие в нашем классе не любили больше всего. Рецепт наш Кайрат выведал у старшаков из местного ПТУ.

Короче, в записи говорилось, что нужно сильно натереть подмышки разрезанной пополам репчатой луковицей. И через минут пять вызывать врача с жалобой на высокую температуру. Лук даст нужный результат, сок разогреет натертые места.

Мальчики наши перед уроком физики притащили в класс килограмм цыбули. Девочек оградили от участия в этой афере ввиду вонючести процедуры. Они прогуляли всю перемену во дворе школы, а пацаны, запершись в классе, усиленно натирали подмышки луковым соком.

Строгий учитель физики, как только от учеников посыпались жалобы на жар в теле и сопли из носа, вызвал “скорую” – шутка ли, у двадцати мальчиков из класса одно и то же недомогание.

Фельдшер “скорой” прибыл с пятью градусниками, еще пять было у школьной медсестры, мальчишкам измерили температуру. У всех она была под тридцать восемь. Но лбы холодные. У фельдшера тут у самого очки на лоб полезли. Ну не может такого быть, чтобы градусник, поставленный под мышку, показывал жар, а в целом у человека все нормально!

Фельдшер пошел в учительскую звонить коллегам, совещаться, что делать. Те посоветовали термометры нашим пацанам поставить в попы и перепроверить показания.

Задача засунуть себе в попы градусники поставила наших мальчиков в тупик, пришлось признаваться, что затеяли фокус с луком и подмышками, дабы сорвать физику.

Всех “температурящих” тут же отправили мыть с мылом подмышки, чтобы избежать раздражения кожи. Физик, урок которого все-таки был сорван, задал на дом такое большущее задание, что всем нам стало не до веселья. И очень невесело было тем пацанам, которые в результате натираний все-таки получили кожный зуд. Поэтому повторять эксперимент не рекомендую.

Сортирная диверсия

А однажды мы откосили от уроков не просто всем классом, а всей школой. Произошло это в двадцатых числах мая, когда учиться уже никому не хотелось, но с посещением занятий было строго.

Накануне десятиклассники “запустили шапку”, то есть попросили старшеклассников, восьмые и девятые классы скинуться по мелочи, кто сколько может. На что – не объяснили.

Шапку мелочью мы наполняли, сгорая от любопытства, что на эти деньги будет куплено.

А купили парни на эти деньги несколько килограммов прессованных дрожжей. Не тех сушеных гранул, которые сейчас продают в пачечках, называя дрожжами, таких в те годы и в помине не было, а настоящих, остро пахнущих липких пекарских дрожжей, что продавали в магазинах на развес, заворачивая по сто граммов в тетрадные листочки.

Сколько было таких дрожжей в поселковых продуктовых лавках и гастрономе, столько наше школьное братство их и выкупило, оставив домохозяек без возможности печь во дворах в примитивных печах хлеб.

А во дворе нашей школы стояло массивное бетонное строение – туалет с дырками в полу, с отделениями для мальчиков и девочек. Сюда мы и бегали по нужде на переменах. Зимой и летом.

Ввиду того, что грунтовые воды были близко, по весне наш туалет был наполнен доверху вонючей жижей, в которой плавали фекалии и жирные белые черви. Вот в эту жижу и вбросили поздно ночью мальчики целый мешок дрожжей.

А погода стояла жаркая, днем доходило до 40 градусов по Цельсию, дрожжи расквасили содержимое выгребной ямы так, что уже с утра после диверсии вокруг школьного туалета бегали завхоз и директор школы, стараясь понять, что за пенистая субстанция лезет из сортира и расплывается по двору.

Вызвали для расследования ЧП представителей СЭС, те быстро разобрались, в чем проблема, и успокоили директора школы заверениями, что дрожжи “играют не вечно”, через несколько дней все заглохнет и просохнет. Но приглашать школьников на занятия, а также для посещения кружков и спортивных секций санврачи запретили, пока школьный туалет не будет приведен в порядок.

И мы дня четыре отсыпались, играли в лянгу и готовились к экзаменам прямо дома. Зачинщиков сортирной веселухи, кстати, никто руководству школы не сдал. Не принято это было – стучать на товарищей.

Съешь, подруга, лимончик!

А в сентябре в тот год, когда мы пошли в восьмой класс, к нам в поселок приехал откуда-то из города новый физкультурник. Женился на местной.

За этим тихим, доброжелательным и улыбчивым парнем сразу стала бегать половина десятиклассниц, а когда Виталий объявил набор в группу аэробики, которая должна была по вечерам заниматься два раза в неделю в малом спортивном зале, то число желающих посещать эти занятия перевалило за шесть десятков.

Если кто подзабыл или не знает, что такое аэробика, это гимнастические упражнения под музыку, что-то среднее между танцами и обычной зарядкой. Наши юные леди подсмотрели в телевизоре в программе “Утренняя почта” спортивно-танцевальные наряды и приходили на аэробику в гимнастических купальниках и гетрах, шортах, вырезанных из старых брюк, цветных колготках и туниках, коротких платьях и нелепых панталончиках. В общем, выделывались, как умели.

Но проблемой было то, что каждую поклонницу Виталия и аэробики выбивали из занятий ежемесячно на целую неделю критические дни.

Это сейчас полно гигиенических средств на это самое время, а тогда прокладки мастерились из ваты и марли, были неудобными и ненадежными. С уроков физкультуры мы отпрашивались во время месячных, пошептавшись с преподавателем, и занятия в спортивных секциях тоже пропускали.

В общем, одни страдания из-за женской физиологии.

И тут одна “опытная” десятиклассница посоветовала моей подружке Светке:

– Съешь лимончик, подруга, когда у тебя “это”, а лучше два. И все на денек остановится.

Совет тут же “пошел по ушам”, девчонки порисковее ринулись искать цитрусовые. А их не продавали в нашем селе в магазинах даже под Новый год. Лимоны и апельсины привозили к нам спекулянты и продавали втихаря населению аж по рублю за штуку.

Девочки жертвовали рублями, лопали в месячные лимоны и получали, кстати, обещанный результат.

Радовались тому, что не пропускают аэробику, шили к занятиям умопомрачительные майки и вязали гольфы. Строили глазки своему кумиру физкультурнику. Ему, правда, все это было по фигу. Нормальный мужик он был.

Через несколько месяцев все экспериментаторши, объедавшиеся лимонами в критические дни, попали в больницы. Кто со сбоем цикла, кто с гастритом, а кто со стойкой аллергической реакцией на цитрусовые.

Когда история с лимонами дошла до Виталия, он просто прекратил заниматься с девчонками аэробикой...

КЫЗЫЛОРДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров