Опубликовано: 1800

Казахстанский рецидивист убил брата и лучшего друга из зависти

Казахстанский рецидивист убил брата и лучшего друга из зависти

Что толкает человека на убийство? Почему одни покорно терпят оскорбления и ни слова не говорят своему обидчику в ответ, а другим достаточно всего лишь искры, чтобы взорваться и совершить непоправимое?

Но существует еще одна категория убийц: для того чтобы отправить оппонента на тот свет, им не требуется никакой видимой причины – они убивают из-за… зависти!

Если задать вышеозначенный вопрос психиатрам, то в ответ рискуешь нарваться на длиннющую лекцию о различном влиянии, оказываемом психотравмирующими факторами на людей с различными типами нервной системы и при наличии определенного психического фона, способствующего совершению преступления.

Однако, когда в 1973 году перед комиссией уважаемых специалистов, поклонников Фрейда, предстал 26-летний Сергей КРАСНОРЫЛКИН, житель одного из поселков Уральской области Казахской ССР, никаких травмирующих его нежную психику факторов профессора не нашли.

Сам утонул или убили?

О ходе расследования вспоминает бывший оперативник УВД Уральской области, в настоящее время майор милиции в отставке, пенсионер МВД Виктор ПОГОДАЕВ.

– Уральская область довольно большая, – начал свой рассказ наш собеседник. – И так уж сложилось исторически, что по низовой линии – вдоль по течению реки Урал от областного центра города Уральска и до Гурьева (сейчас Атырау) – расположено немало сел, которые до революции были казачьими станицами, – Большой и Малый Чаган, Владимировка и одно из старейших – Янайкино. По низовой линии до Великой Октябрьской социалистической революции проживало большинство казаков Яицкого казачьего войска, а после – их потомки.

Так вот, весной 1973 года в окрестностях одной из этих бывших станиц на берегу был обнаружен труп молодого мужчины. Люди тут же сообщили о страшной находке местному участковому, а он в РОВД. И уже оттуда информацию передали оперативному дежурному УВД Уральской области. В то время я был старшим лейтенантом уголовного розыска, и меня вместе с другими милиционерами отправили на место.

Так как имелось подозрение, что человек был убит, а не являлся утопленником, что для этих мест было бы делом обычным (у трупа оказался проломлен череп), то оперативную группу возглавил следователь районной прокуратуры. Фамилии его уже не помню.

На дворе стоял конец марта, погода, как назло, выдалась не очень: было сыро и пасмурно.Когда мы прибыли на место, было уже часов семь вечера. На берегу Урала весь в сыром песке лежал труп молодого мужчины, опутанный рыбацкой сетью. Из-за того что у него было разбито все лицо, процедура опознания затянулась. Наконец, на берег прибежала молодая женщина. При виде мертвеца она сначала забилась в истерике, а потом сквозь рыдания сообщила, что погибший – ее муж Павел Краснорылкин.

Следователь начал сыпать вопросами. Когда потерпевший ушел из дому? С кем? Зачем? Что взял с собой? Что говорил? Когда должен был вернуться? Не угрожал ли ему кто-нибудь? Не имел ли убитый в прошлом судимости? Не ругался ли с соседями или знакомыми?

Напившись валерьянки, которую принес фельдшер, вдова Павла Наталья начала отвечать.

Как оказалось, накануне вечером погибший собрался на рыбалку. Дело в том, что именно в это время с низовьев реки, от самого Гурьева, поднимается бель – чехонь, плотва, лещ, судак, жерех…

Но главное, следом за белой рыбой идет красная – белуга и осетр. Тут уж местным людям и вовсе начхать на закон: уж больно заманчивая добыча маячит впереди – копченые балыки и черная икра.

В те времена рыбы в Урале было так много, что она шла плотным потоком. И, несмотря на то что ловить ее во время нереста было строжайше запрещено, местные жители игнорировали этот запрет, выходили на рыбалку целыми селами. Благо, лед уже отошел, и возле берега образовалась полоска свободной воды шириной метров пять-шесть.

Ловили, конечно, не удочками, а снастью, которую местные изобрели сами и назвали “телевизором”. Из-за прямоугольной формы. Такой огромный сачок размерами сантиметров 80 на 60, а бывало, и больше, на длинной, двух-трехметровой ручке. Вот стоит народ, опустив эти “телевизоры” в воду, и ждет, пока какая-нибудь шальная рыба попадется. Как арестовали последнего бандита СССР

Вместо рыбалки – дикая расправа

Если бы Павел Краснорылкин рыбачил вместе с остальными с берега, то, вероятно, до сих пор был бы жив. Но он, как потомственный казак, считал “телевизоры” баловством и не признавал никакой другой рыбалки, кроме как сетями с лодки. Следователь прокуратуры отправил нас на поиски его лодки, но сразу найти ее не удалось. Хотя вдвоем с оперативником Зайцевым пешком обошли пару ближайших сел и обшарили весь берег километров на десять вниз по течению. Лодка как в воду канула.

Вернувшись и выслушав от следователя, что он думает по поводу наших оперативно-розыскных способностей, мы с Мишей Зайцевым отправились спать. Участковый определил нас на постой к пожилой местной казачке Анастасии Павловне. За ужином она поинтересовалась, нашли убийцу или еще нет? Мы спросили, почему она считает, что Павла Краснорылкина убили? Ведь следователь еще только направил его тело на патологоанатомическую экспертизу, и заключение будет готово лишь через два-три дня.

– Да чего там исследовать?! – раздраженно махнула рукой женщина. – И так все понятно. У него все лицо изуродовано, и голова пробита.

– Так, может, выпал из лодки, запутался в сетях и утонул? – предположил я.

– А кто же ему голову-то проломил? – ехидно поинтересовалась наша хозяйка.

– Возможно, его утащило на дно, потом волокло по течению, а он ударялся головой о камни? – предположил мой напарник Миша.

– Течение, оно, конечно, здесь сильное, – согласилась наша собеседница. – Но все же не такое, чтобы человеку голову проломить.

– Лучше бы вы его брата поспрошали, Сергея, – посоветовала нам женщина. И ехидно добавила: – Они ведь вместе на рыбалку-то сплавали!

Оказывается, соседка рассказала ей, что ее 12-летний сын видел, как Сергей Краснорылкин ударил своего брата, и тот вывалился из лодки. Позже эти показания несовершеннолетнего подтвердило признание самого подозреваемого.

Когда же я возмущенно спросил соседку, как она могла скрыть такое важное свидетельство от следствия, она лишь пожала плечами. Женщина заявила, что ее никто не спрашивал. Такой вот народ необщительный.

Выяснив, где проживает этот самый Сергей, мы с Михаилом помчались за участковым. И спросили, почему он не доложил, что у погибшего есть брат? В ответ тот лишь пожал плечами. Захватив местного стража порядка, мы вместе пошли к Сергею. Там нас ожидал сюрприз. Войдя в дом (входная дверь была открыта, а дворовой собаки не было), мы осторожно заглянули в комнату. Абсолютно пьяный Сергей сидел за накрытым столом, опрокидывая стакан за стаканом. Но главное, на его лице временами появлялась довольная ухмылка. Согласитесь, странное поведение для человека, у которого только что погиб родной брат.

Увидев нас, хозяин потянулся было за двустволкой, но Михаил успел отбросить ружье в сторону.

Немного повозившись с пьяным подозреваемым, мы доставили его в совхозную контору, где и караулили до самого утра. На первом же допросе Сергей заявил следователю, что это он расправился с братом.

И с довольным видом все подробно рассказал.

На берегу Урала, неподалеку от дома, в котором с женой и двумя детьми проживал Павел, была привязана лодка. Раньше она принадлежала покойному отцу братьев, а теперь считалась их общей собственностью. Отперев ржавый замок и вытащив из проушин длинную цепь, Сергей сел на весла. Его брат тем временем разбирал спутанные сети.

Когда отплыли подальше от берега, Сергей стал сильно грести, стремясь удержать лодку на сильном течении, чтобы дать Павлу возможность закинуть сети. Тот обернулся к нему и спросил: может, лучше порыбачить на старице? (Старое русло реки, которое Урал уже покинул.) Ведь течения там нет, и поэтому ставить сеть гораздо проще. Но Сергей не захотел менять место. Улучив момент, когда брат нагнулся над водой, он поднялся на ноги, вытащил весло из уключины и изо всей силы ударил Павла по голове. Мужчина упал в воду и запутался в сетях. Сергей же нанес ему еще несколько сильных ударов.

На вопрос следователя прокуратуры, зачем он это сделал, ведь Павел его родной брат, подозреваемый принялся долго и нудно перечислять все обиды, которые, по его мнению, причинил ему покойный.

– Отцовское ружье, немецкое, себе забрал! Сено в прошлом году обещал привезти, а сначала себе завез, – бормотал Сергей. – И жена у него красавица! Скотину развел, все денег ему мало!

Патологоанатомы пришли к заключению, что причиной смерти Павла могли быть удары тяжелым деревянным веслом. Кстати, позже на нем были обнаружены следы крови, совпадавшие по группе с кровью потерпевшего.

Психиатры, тщательно обследовавшие Сергея, признали его вменяемым, и суд приговорил убийцу к 8 годам лишения свободы.

Зарезал одного, а умерли двое…

Но жуткая история убийцы, который из-за каких-то надуманных обид, не моргнув глазом, зверски расправился с родным братом, на этом не окончилась. Отсидев срок “звонком”, Сергей Краснорылкин освободился в сентябре 1983 года.

А через три месяца после его возвращения в родное село там пропал человек, Иван Михайлов.

Несмотря на то что он здесь родился и вырос, местной семья не считалась. Ведь его отец был, как говорили казаки, пришлым. Это означало, что Иван и его мать тоже были пришлыми.

Окончив школу и отслужив в армии, Иван уехал в Сургут. Там, получив специальность бурильщика, он имел весьма хороший заработок. Но мать свою, оставшуюся после смерти отца в одиночестве, регулярно навещал.

Вот и в конце декабря 1983 года он приехал в село, чтобы порадовать подарками, встретить с ней Новый год и в очередной раз попытаться уговорить переехать к нему в Сургут.

– Ну куда же я от отцовской могилки-то поеду! – привычно отнекивалась женщина. – Скоро уж и мне придется рядом с ним лечь.

Она даже не предполагала, что первым рядом с отцом ляжет ее единственный сын…

Вечером 28 декабря Иван отправился в гости к своему другу. И как сквозь землю провалился.

– Его поисками сначала занялся участковый, затем оперативники РОВД, – продолжает наш собеседник. – Но время шло, результатов не было, и к оперативно-розыскным мероприятиям было решено подключить сотрудников УВД.

Но перед тем, как ехать в село, мы с напарником Виталием Смолкиным навестили РОВД и подняли списки всех, кто имел судимость, состоял на оперативном учете и просто был на “карандаше”, а также дебоширов и пьяниц. Потом выехали в село и начали опрашивать подучетный контингент. В разговоре с моим напарником один из местных алкашей сказал ему, что перед Новым годом (числа точно не помнил) вечером вроде бы видел Сергея Краснорылкина. Загадочное убийство было раскрыто благодаря клочку бумаги

Нашелся свидетель

– Я на старице сидел, рыбачил возле самого берега. Там окунь неплохо идет, – пояснил мужчина. – А на другом берегу Сергей появился, он какой-то мешок как будто тащил.

Взяв участкового и свидетеля, мы со Смолкиным пошли на осмотр места. Оно было довольно глухим, прибрежные заросли свисали до самого льда. И тут под одним из кустов участковый нашел на берегу большую нору. Вход в нее был накрыт куском старого зеленого брезента и присыпан землей.

Осторожно освободив лаз, капитан Смолкин заглянул внутрь, подсвечивая себе фонариком. И тут же в ужасе отшатнулся назад: на нас широко открытыми глазами с выеденными веками, ощерив безгубый оскал, глядел мертвец.

Пригласили понятых, вытащили труп и отправили его в городской морг Уральска. Но и без всяких исследований было ясно, что этот человек умер не своей смертью. Его дорогое пальто было продырявлено в 11 местах и сплошь покрыто бурыми потеками. В морге мать пропавшего без вести Ивана Михайлова, опознав в убитом своего сына, упала в обморок. А спустя несколько часов скончалась от инфаркта в областной больнице.

Когда мы пришли к Сергею Краснорылкину, тот принялся отпираться. Но, когда на очной ставке найденный капитаном Смолкиным свидетель подробно рассказал, что он видел Сергея с тяжелой ношей прямо возле того места, где позднее был обнаружен труп Михайлова, подозреваемый в ярости заорал: “Я выйду и убью тебя, сволочь!”.

Потом Сергей рассказал, что за несколько дней до Нового года он случайно встретил на улице своего бывшего одноклассника Ивана Михайлова. Услышав, что тот хорошо зарабатывает, недавно получил от предприятия квартиру и собирается жениться, Краснорылкин, как он сказал, сильно разозлился.

Он пошел следом за Михайловым и, когда тот вошел в глухой переулок на окраине села, набросился сзади. По имени зверь: как убивал людей казахстанский вампир

Выхватив нож, Сергей несколько раз вонзил его в бывшего одноклассника. Когда же тот перестал подавать признаки жизни, потащил под яр и спрятал в одной ему известной норе. Орудие преступления – зековскую финку с наборной рукояткой из разноцветного плексигласа с окровавленным лезвием – подозреваемый выдал следствию добровольно. Он прятал нож в сарае за досками.

Суд приговорил Краснорылкина к 12 годам лишения свободы, но на свободу он уже не вышел. Поскандалив с авторитетными заключенными, был заколот заточкой прямо на этапе в колонию.

Имена и фамилии действующих лиц изменены по этическим сообра­жениям.

КОММЕНТАРИИ

[X]