Опубликовано: 3500

Казахстан теряет миллиарды из-за ретивых таможенников

Казахстан теряет миллиарды из-за ретивых таможенников Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Отечественные таможенники так усердствуют в сборе податей, что провоцируют сокращение поступлений в казну, а предприниматели “убегают” к соседям.

Нерисковые бизнесмены

О проблемах на казахстанской таможне рассказал на неделе мажилисмен Аманжан ЖАМАЛОВ. Выяснилось, что из-за перекосов при определении таможенной стоимости импортируемых товаров и злоупотребления расчетами по системе управления рисками бизнесменам гораздо выгоднее растаможивать грузы не в Казахстане, а в соседней Киргизии.

– Система управления рисками во всем мире служит для выявления, прогнозирования и предотвращения нарушений в таможенном законодательстве. У нас же эта система носит явно фискальный характер и служит в основном для увеличения поступлений в бюджет. Так, на основе использования СУР завышается стоимость товаров при растаможке. Как следствие, предприниматели ищут другие, более дешевые пути. Из-за существующей таможенной политики Казахстана сразу после вхождения Киргизии в ЕАЭС предприниматели предпочли ввозить товары из Китая через Нарынскую область Киргизии, где теперь выплачивают и пошлины, и налог на добавленную стоимость, – сетует депутат.

Логично, что, раз казахстанские бизнесмены не ввозят груз через отечественную таможню, у мытников со сбором податей негусто.

– Только по Алматинской области объемы внешнеторгового оборота за шесть месяцев 2016 года сократились почти в 20 раз – с 1 миллиарда долларов в 2015 году до 51 миллиона в 2016-м. Потери составили почти 860 миллионов долларов США. Количество заполненных деклараций в 2016 году по сравнению с 2015-м уменьшилось с 10 987 до 1 437. Также в 9 раз сократилась уплата НДС методом зачета, примерно с 729 миллионов до 80 миллионов тенге. И это потери только по одной области, – приводит шокирующие данные Аманжан Жамалов.

Как гора мышь рожала

Недобор по таможенным пошлинам и прочим налогам – лишь верхушка айсберга. Произвол таможенников приводит к массовому и необоснованному доначислению сумм таможенных пошлин и налогов, пени и штрафных санкций, что влечет за собой непредусмотренные издержки бизнеса и даже приводит к банкротству предприятий.

– Особо хочется подчеркнуть методологические недостатки Системы управления рисками. По данным Счетного комитета, таможней в 2015 году было проведено 36 тысяч досмотров и выявлено при этом лишь 103 нарушения таможенного законодательства. А в Атырауской, Костанайской, Алматинской, Актюбинской областях – вообще ни одного. По итогам применения Системы управления рисками было проведено 1 455 таможенных экспертиз, а выявлено всего 13 фактов нарушений. При этом в некоторых случаях стоимость партий, по которым была назначена специальная экспертиза, составляла всего от 6 до 200 долларов, – рассказывает Аманжан Жамалов.

Причем, как подчеркнул депутат, на каждую проверку тратились вполне реальные бюджетные средства.

Вынести СУР из избы

В качестве резюме Аманжан Жамалов просит пересмотреть правила таможенного администрирования и сделать показатели СУР более прозрачными.

– Основные составляющие СУР формируются без привлечения независимых специалистов и являются закрытой информацией для участников внешнеэкономической деятельности, что даже закреплено статьей 219 Таможенного кодекса. Считаю острой необходимостью внесение изменения в Таможенный кодекс в части администрирования, чтобы обеспечить доступ участникам внешнеэкономической деятельности к профилям и индикаторам СУР, а также разработать единый прозрачный подход при определении таможенной стоимости товаров на территории Единого экономического пространства, – предложил мажилисмен.

Нам всякие ВТО не указ!

Председатель Ассоциации таможенных брокеров Геннадий ШЕСТАКОВ со всеми проблемами, которые озвучил мажилисмен, знаком. Но решать их, как уверен общественник, надо несколько иначе.

– СУР сама по себе чаще всего не может быть публичной, потому что это профиль риска. В противном случае у некоторых участников ВЭД может появиться соблазн заняться подделкой документов, формализацией товаров прикрытия, частичными переводами денежных средств и так далее, – сразу отмел главное предложение законотворца Геннадий Шестаков.

По его мнению, даже Таможенный кодекс переписывать не надо. Достаточно просто начать следовать тем нормам международного права, к которым Казахстан присоединился, вступив в Таможенный союз и тем более – ВТО. Но фискалы взятые на себя перед всем миром обязательства исполнять не торопятся.

– Мы в соответствии с международными нормами пытались добиться от наших таможенников широкого применения таможенных скидок, их признания. Этот механизм достаточно прозрачен: процент скидки вычисляется исходя из способа платы за товар – предоплата, частичная, консигнация, кредит и так далее. Также учитываются объем продаж и прочие показатели. В нормах, которые подписаны Казахстаном, расписано буквально все. Но наши таможенники считают, что скидки ставят продавца и покупателя в категорию взаимозависимых лиц. Согласно тем же правилам, даны определения взаимозависимости лиц, но изыскания КГД (комитет государственных доходов) в этой части совершенно не объяснимы и выходят за рамки правил, – приводит пример игнора международных норм глава Ассоциации таможенных брокеров.

Есть и другие перекосы:

– Есть шесть способов определить размер таможенной пошлины. Основной – по цене сделки. Если цена сделки таможенником ставится под сомнение, он вправе применить другой метод, в определенной нормами последовательности. Как правило, таможенник применяет какую-то информационную стоимость, часто это маркетинговые буклеты или сайты с розничной ценой продаж в стране экспорта. Эту стоимость берут за основу, хотя в этой стоимости все налоги страны продаж, и эта розничная цена, цена того же товара на экспорт как минимум меньше на 30–50 процентов, и это, согласно правилам определения таможенной стоимости, инспектор обязан учитывать. Но у нас же вменяется для расчетов максимальная стоимость, – продолжает перечислять любимые приемы таможенников Геннадий Шестаков.

Бизнесмены пытались доказать свои права в суде. Но тщетно.

– Практически все попытки участников внешнеэкономической деятельности отстаивать свою правоту в суде заканчиваются тем, что суды, не разбираясь по существу и не вникая в нормы, подписанные Казахстаном, выносят решение в пользу таможенников, – рассказывает Геннадий Шестаков.

И потому большинство импортеров решили с казахстанскими фискалами не спорить. Да и правда, зачем, если законодательство Таможенного союза позволяет ввозить товар через таможню любой страны – участницы союза?

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров