Опубликовано: 4791

Катон-Карагай: Загадки древних тюрков

Катон-Карагай: Загадки древних тюрков

Беспрецедентные находки принес археологам полевой сезон на Казахстанском Алтае. Экспедиция Зейноллы Самашева раскопала раннетюркские погребения воина-шамана и ремесленника – резчика по кости. Судя по находкам, полторы тысячи лет назад здесь жили в трудах и с музыкой!– Было больше тысячи курганов, – показывает Айдос ЧОТБАЕВ на горное плато вдоль Кара-Кабы – звонкой речки, берущей начало у заповедного

озера Маркаколь.

Айдос – ученый-археолог из Астаны, в Катон-Карагайский район на раскопки приезжает третий год. Он подставляет лицо горному бризу, провожает взглядом взмывшего сокола… Отличное место для экспедиции! Природа и история в одном флаконе:

– Местные жители говорят – до войны здесь гнали скот из Монголии, с 50-х годов стали распахивать, сеять пшеницу, уничтожили следы большинства курганов.

Нам сразу вспомнился старожил села Черновая Павел Климов. К сожалению, Павла Федоровича уже нет в живых, но остался в памяти рассказ, как однажды он вытащил плугом в долине Кара-Кабы золотой крест весом в килограмм. Какую пшеницу давало высокогорное поле? Скорее всего, она не успевала созреть. Но после такой находки крестьяне пахали там особенно рьяно.

Куда не добралась совхозная эпопея

Мы идем с Айдосом по густой траве, под ногами дикий клубничник, заросли иван-чая. За два десятка лет пашня снова выродилась в целину. В “нулевых” Зейнолла САМАШЕВ, известный исследователь периода ранних тюрков, насчитал здесь около сотни курганов – чудом уцелели после совхозной эпопеи. В 2006-м археологи подготовились к их раскопкам: провели топографическую съемку, взяли пробы грунта. Льда на глубине не нашли, но признаки мерзлоты подтвердились:

– Первый курган мы раскопали в 2012 году, невысокий, прямоугольный, примерно 10 на 12 метров. Раннетюркский период. Второе захоронение более древнее – гунно-сарматского периода, с круглой каменной насыпью. Гунно-сарматские курганы все подчистую грабленые. Причем дважды: один раз современниками, а второй раз бугровщиками – это были группы по 30–40 человек, в XIX веке они специально объединялись для раскопок в поисках золота. Сейчас тем же самым занимаются черные копатели.

Еще издали видно, как альпийский ветер треплет шатры из пленки. Конструкции под порывами раздуваются, шуршат, но прекрасно справляются с задачей – защищают раскопки от солнца и осадков. В этом году экспедиция успела исследовать два кургана – как и в прошлом году, и в 2012-м. Айдос спускается в могильник и устраивает нам мини-экскурсию: в одной камере найдена лошадь с сохранившейся уздой, в соседней – воин с полным боевым комплектом: шлем, железный нож, топорик, колчан с наконечниками стрел, деревянный лук с костяной вставкой, сабля в берестяном чехле, плетка и… музыкальный инструмент.

Туалетная бумага – помощник археолога

Археолог подчеркивает: благодаря мерзлоте сохранность находок – редчайшая:

– Положение тела такое, будто приготовился стрелять из лука.

Второе погребение – в трех-четырех метрах от кургана воина. Останки человека еще не расчищены, но и так ясно – захоронен ремесленник:

– Стали расчищать слой за слоем, и под шпателями проявились маральи рога – изделия из рога, заготовки, сырье, за­остренная палка, кирка. Мы предположили – захоронен резчик по кости.

Возле шатров рядом с “джентльменским” набором археологов из лопаток, скребочков и кисточек в глаза бросаются… рулоны туалетной бумаги. Оказывается, лучшее средство для защиты артефактов в полевых условиях. Каждую находку, каждый фрагмент заботливо укрывают бумажными полосками и несколько раз в день увлажняют из пульверизатора. Своего рода искусственный климат-контроль. Без него древние останки в течение нескольких часов высохли бы и рассыпались в труху. Участки, где полностью завершены работы, дополнительно закрывают пищевой пленкой – от попадания современных микробов.

С верой и музыкой

Археологический сезон на Кара-Кабе начался с середины июня и рассчитан до конца июля. По оценке руководителя экспедиции Зейноллы Самашева, “КАРАВАН” прибыл в удачный момент: работы были практически завершены, есть находки, есть версии. Об их научной ценности красноречиво говорит приезд президента Тюркской академии доктора исторических наук Дархана КЫДЫРАЛИ. Ученого не остановили ни расстояние, ни опасность горных серпантинов – он решил своими глазами увидеть удивительные памятники ранних тюрков, ощутить древнюю эпоху.

– В этом году мы нашли захоронение воина-шамана, – говорит Зейнолла Самашев. – На черепе – идеально круглая трепанация, причем после операции человек жил очень долго – отверстие затянуто корочкой. Это значит, цель трепанации была не медицинской, а религиозной, для общения с божеством. Таких черепов уже два: первый нашли в прошлом году, диаметр отверстия примерно 4 сантиметра. На черепе, найденном сейчас, отверстие величиной около 6 сантиметров. Служители культа – это особая социальная категория, к ним прислушивались самые воинственные правители. Из-за трепанации они, возможно, впадали в транс – страдали от боли, но окружающие воспринимали это как общение с высшими духами. Мы предположили, что это шаманские погребения, исходя из сочетания музыкального инструмента, трепанации и воинской атрибутики.

О найденном музыкальном инструменте археолог говорит с осторожностью. Ясно, что он струнный (есть колки), возможно – смычковый. Полное представление даст научная реставрация. Мы для себя назвали его “дутаром” – чем-то напомнил. И заметили: хорошо, мол, сохранился для полутора тысяч лет.

– Сохранность редчайшая, – отмечает Зейнолла Самашевич. – Мы не любим слово “сенсация”, но в данном случае можно сказать, что находки беспрецедентные. Впервые в Казахстане найдено тюркское погребение ремесленника – резчика по кости. Это значит, в раннем средневековье здесь существовали развитая хозяйственная деятельность, ремесленничество. За три года найдено три музыкальных инструмента, все разные по форме: два кобыза и один пока неизученный. Во всем ареале древнетюркской культуры нет такой концентрации. Наверное, здесь жил очень музыкальный народ. Оружия какого только нет – в прошлом году раскопали саблю с рукоятью, обтянутой кожей ската. Получается, у здешнего народа были контакты с жителями Тихоокеанского региона.

Сакральное место

Этот год не последний для исследований на Кара-Кабе. Сотню курганов даже такой сверхувлеченный и энергичный археолог, как Самашев, не сможет раскопать. Но 5–6 лет его экспедиция еще будет здесь работать. Остальные раскопки, говорит ученый, продолжат последователи, возможно, с новыми технологиями, по новым методикам:

– Главная задача – объективно зафиксировать информацию. Интерпретация материала, толкование могут меняться в зависимости от конъюнктуры времени, но базовые сведения должны оставаться вне политических веяний.

Руководитель экспедиции охватывает взглядом большое плато и высказывает предположение: для предков оно было сакральным – только для захоронений. Во-первых, спрятано в труднодоступном месте за перевалом Бурхат высотой 2,5 тысячи метров. Во-вторых, температура воздуха здесь на 6–7 градусов ниже, чем у подножия. А вот для жизни древний народ выбрал иное место. “КАРАВАНУ” археолог даже назвал район его возможного нахождения:

– Возле села Печи, на реке Бухтарма – целое поле, где плавили железо, находили остатки плавильных печей, шлака, слитков железа. Мы планируем поиск поселения и мест производства. Есть такая гипотеза: в VI веке существовал Жужанский каганат, часть тюркских племен, которые находились у него в зависимости, была переселена на Алтай. Чтобы добывать железо и поставлять каганату. Эти алтайские тюрки укрепились, восстали в 555 году и создали свое государство – Тюркский каганат. Мы предполагаем, найденные захоронения относятся к тем тюркам, которые были переселены жужанами.

Алтай – колыбель тюркских народов

Все находки Самашев планирует с помощью Тюркской академии направить лучшим реставраторам за рубежом. По словам ученого, извлечение из земли – самый тяжелый этап. Каждый артефакт поднимается блоком вместе с землей, укутывается в современную многослойную упаковку – монтажную пену, губку, ящики. После восстановления и изучения эти свидетельства истории станут экспонатами в музеях Астаны. В областном историко-краеведческом музее Восточного Казахстана в лучшем случае останутся копии.

– Столица есть столица, – вздыхает археолог.

– Для науки Алтай представляет высокий интерес, – заключает Зейнолла Самашевич. – Доказано, что отсюда корни венгров. Есть лингвистические доказательства, что отсюда корни корейцев и японцев. В их языке много схожих слов, есть общее в мифологии, мировоззрении. Об Алтае говорят, что это генератор народов, правда, толком не ясно, когда шло переселение, возможно, в конце каменного века. По одной из версий, в IV тысячелетии до нашей эры существовали две общности: индоевропейская и азиатская. Около 5 тысяч лет назад произошел распад, племена ушли в разных направлениях, язык и культура трансформировались. Это свойственно человеческой природе: объединяться, распадаться. Порой происходила вражда, и народ, потерпевший поражение, уходил, по пути покорял другие народы, создавал свое государство. Так, тюрки с Алтая дошли до Анатолии. Киргизы отсюда вышли. Поэтому выражение “Алтай – колыбель тюркоязычных народов” вполне оправданно. В языке американских индейцев несколько сотен тюркских слов. Они в конце ледниковой эпохи мигрировали через Берингов пролив. Значит, уже тогда существовали какие-то пратюркские элементы.

Высокогорное плато провожает нас звоном жаворонков и запахом разнотравья. Сверху бездонное, как будущее, небо, под ногами – свидетельства прошлого, загадки древнего народа. Сколько еще открытий подарит археологам сакральная долина?

Катон-Карагайский район


Загрузка...

[X]