Опубликовано: 2200

Как только слышат “монетарный”, сразу мозги отключаются, или почему гадалки у казахстанцев популярнее экспертов

Как только слышат “монетарный”, сразу мозги отключаются, или почему гадалки у казахстанцев популярнее экспертов Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Скандальные похождения блогера Айжан БАЙЗАКОВОЙ и любовные перипетии в жизни продюсера Баян АЛАГУЗОВОЙ вкупе с предсказаниями гадалок интересуют казахстанцев больше, чем девальвация и экономическая политика правительства.

Ближе к народу

Как экспертам встать в одном ряду по популярности с этими персонажами? Ответы на эти вопросы попытались найти участники дискуссии “Публичность в цифровую эпоху: вызовы и возможности для экспертов и исследователей”, организованной общественным фондом “PaperLab” в Астане.

Социолог Серик БЕЙСЕМБАЕВ рассказал, что по итогам опроса в соцсетях из 64 респондентов 80 процентов не удовлетворены уровнем развития публичного экспертного поля в стране (больше половины – люди в возрасте от 26 до 40 лет).

– Мы просили оценить отечественных экспертов по 16 параметрам, и, на удивление, самым важным качеством для аудитории является готовность высказывать свое мнение, в том числе по чувствительным вопросам, как и высокие морально-нравственные качества, неангажированность, независимость (8 баллов по 10-балльной шкале). А наличие научной степени, зарубежного высшего образования оценили на уровне лишь 5 баллов, – сообщил Бейсембаев.

А экономист, директор Цент­ра прикладных исследований “Талап” Рахим ОШАКБАЕВ задался вопросом, кто такие эксперты:

– Хороший вы эксперт или нет, определяете только вы сами. Если довольны качеством своей экспертизы, уровнем публичности, вы – лучший эксперт для себя. Но если хотите развиваться, то должны постоянно челленджить (ставить сложные задачи), не уходить в зону комфортности.

Есть эксперты, за которыми большинство признает право называться экономистом. Они делают парадоксальные выводы на основе одной только статистики, не имеющей ничего общего с реальностью!

Я таким экспертам говорю: “Ваши исследования очень ярко демонстрируют весь блеск и нищету кабинетных исследований – спуститесь в регионы!”.

Экономист рассказал, как на втором году работы центра “Талап” команда поняла, что глубокие академические исследования в стране лишены смысла, если только вы не ставите задачу удовлетворить свое любопытство.

– Мы подготовили большую научную статью по DSGE (динамические стохастические модели общего равновесия, основной инструмент макроэкономического анализа и прогнозирования, ключевой инструмент для разработки денежно-кредитной политики центральных банков за рубежом. – Прим. авт.). Это уникальное исследование для Казахстана, то, что лет 15 пытались сделать, но сейчас это никому не интересно! – сообщил экономист.

В прошлом году “Талап” провел исследование экономических факторов инфляции, потратил полгода, опубликовал итоги в российском научном журнале, провел презентацию в Назарбаев университете, Институте экономических исследований, разослал информацию журналистам.

Выхлоп – “около нуля”, поскольку академический формат в стране не воспринимается.

Но посыпать голову пеплом в “Талапе” не стали и начали экспериментировать с видеоформатом, давать максимально инклюзивный формат, когда люди, не знакомые со спецификой экономических вопросов, чувствуют себя причастными к тем или иным исследованиям.

Кто виноват и что делать

Директор Национального бюро экономических исследований Касымхан КАППАРОВ акцентировал внимание аудитории на том, что на фоне снижения цен на нефть и общего ухудшения экономической ситуации в Казахстане появился спрос на людей, которые могут объяснить, кто виноват, что делать и чего ждать дальше.

– Самый главный вопрос – будет девальвация или нет… – начал выступление экономист. Адовы кредиты: как бедных казахстанцев делают еще беднее

– Будет? – прозвучал вопрос из зала.

– Будет, вопрос – когда… Проблема взращивания экспертов в Казахстане – это проблема между формой и содержанием, – продолжил спикер. – Эксперты – это такие продвинутые исследователи, чтобы стать им, вначале нужно быть исследователем, но не каждый исследователь может стать экспертом. Для этого нужно научиться упаковывать свои гениальные идеи в хорошие удобоваримые формы.

Казахстанское общество очень тяжело воспринимает всё, что касается академического, аналитического, математического, и всегда легче – лозунги, считает экономист.

– А публичность в цифровую эпоху – это скорость: кто первый крикнул, кого первым услышали – тот и возглавил движение, – заявил Касымхан Каппаров.

Молодым экспертам экономист порекомендовал научиться продавать свои мысли обществу правильно:

– Мы все интроверты, любим тишину, спокойствие, но цель исследования не в том, чтобы добиться какой-то аналитики, опубликовать книжку, а в том, чтобы заразить этой идеей как можно больше масс и донести информацию до тех людей, которые в ней нуждаются. И это требует развития навыков, которые в повседневной деятельности от нас не требуются.

Камчой по мозгам

Социолог Бейсембаев согласен: публичность эксперта должна иметь целью просвещение:

– И эта мотивация отличает хорошего эксперта. Не просто влиять на политические решения – это важно, но при этом нести что-то новое для аудитории, особенно если ты понимаешь, что в твоей теме какие-то люди выходят и какие-то несуразицы говорят, тот же рэпер (Жан АХМАДИЕВ, “побивший” камчой проституток в Алматы. – Авт.), который ссылается на какие-то традиции. В корне проблема в том, что люди не просвещены, не знают элементарных вещей.

Здесь как раз важна роль публичного эксперта, который имеет соответствующую репутацию и может доступно объяснить: не будьте дураками, люди, не камчой бить (надо), а быть более разумными и образованными.

Социолог также поднял проб­лему закрытости экспертизы в Казахстане, особенно политической:

– В этом есть очень большой вызов. То, что заносят в папках (людям, принимающим решения), вызывает вопросы – а правда ли это. И заказчики (экспертизы) чаще начинают апеллировать к общественному мнению, открытым источникам. Нужно сформировать среду, где свободно будут обмениваться оценками эксперты, политологи, которые смогут говорить: “Извини, ты написал полную ерунду!”. К сожалению, такая культура еще не выработалась, личные обиды возникают.

Касымхан Каппаров продолжил тему, напомнив, что аналитика госорганов обычно идет для ДСП (для служебного пользования) и не попадает в публичное поле, хотя этот массив информации мог бы дать много информационных поводов для СМИ и общества, в которых есть спрос на нее. А пока экспертное сообщество бьется, чтобы консалтинговые исследования сделали публичными, хотя бы по экономике.

Клуб анонимных самоубийц

Журналист Зарина АХМАТОВА в свою очередь считает, что эксперт не тот, кто громче всех прокричал:

– Для меня это как минимум кандидат наук, человек с профильным образованием, много лет работающий (по тематике). Мой друг из академических кругов как-то сказал, что наша гуманитарная экспертная сфера похожа на клуб анонимных самоубийц: мы все грустно кружочком сидим, а на следующем собрании кого-то по разным причинам уже нет. Не хватает новых лиц, новых идей.

Также спикер подняла проб­лему средств и форм доставки итогов важных исследований, которые для людей оказываются чересчур сложными.

– То есть нужно донести этот абстракт до ширнармасс (широких народных масс) и объяснить людям, что вы исследовали и что вы хотите сказать. Когда к вам приходит журналист, спрашивает, скажи мне, что в итоге, вы ему долго объясняете: мы провели выборку репрезентативную, опросили стольких-то, таким маркером работали. Этого всего не нужно делать. Как любой нобелевский лауреат должен уметь объяснить свою теорию 6-летнему ребенку, так это нужно делать и в журналистике.

И не потому, что все не очень умные, а потому что: а) – это дефицит времени, б) – вы эксперт в своей области, вы учились, вы проводили исследование, вы в этом живете.

Вот что вы выудили в вашем исследовании (о факторах инфляции), объясните проще, – обратилась Ахматова к Ошакбаеву.

– Цены растут, они съедают наши доходы, – начал было экономист.

– Почему растут?

– Первое – волатильность курса тенге, соответственно – монетарные факторы…

– Вот (уже сложно)…

– Я не могу не говорить “монетарный фактор”. А как только (люди слышат) “монетарный”, сразу мозги отключаются – нам не с кем разговаривать, – сказал на это экономист.

Чему поучиться у ведуний

Подняли участники встречи и вопрос конкуренции.

– В цифровую эпоху публичный эксперт всегда конкурирует не с другим экспертом, он конкурирует с Баян Алагузовой (продюсер), Ninety one (поп-группа), Айжан Байзаковой (блогер). А самый главный наш противник – это гадалки. В глазах общества мы выглядим не лучше (их), давайте будем самокритичными. При этом у гадалок есть чему поучиться – они умеют продавать свои идеи, хайповать (поднимать ажиотаж), красиво заворачивать свои не очень научные мысли, – отметил экономист Каппаров. – В этом плане у каждого эксперта должна быть пиар-стратегия работы с ключевыми СМИ, которым они готовы звонить. В этом нет ничего плохого – не надо ждать, когда к тебе гора придет. Чем грозят Казахстану хайпующие блогеры и прилюдно раздевающиеся девушки

Каппаров подчеркнул, что в республике сейчас сложилась уникальная ситуация, когда как таковой публичной политики нет, как нет факторов, которые должны создавать ее:

– Поле абсолютно свободно, нужно идти и выбрать спектр, определиться с позиционированием себя в качестве эксперта. Есть Кайрат Нуртас, которого знают в народе, и есть Марат Бисенгалиев, создающий музыку на уровне мировой классики, – его мало кто знает. И нужно определиться: или вы Нуртас, или Бисенгалиев.

А экономист Ошакбаев предложил создать кейс “девальвационные ожидания” со скандальными персонами:

– Айжан Байзакова делает пост в Instagram о том, что ей приснился сон – на следующей неделе курс будет свыше 400 тенге за доллар. Сразу ажиотаж, репосты. Через три дня наконец выходит председатель Нацбанка Акишев: всё под контролем, курс будет стабильным. Каким будет общественное мнение?..

Когда говорят: всё будет хорошо, это подогревает негативные ожидания…

Я для себя решил – пусть будет плоский мир. Если, условно, Байзакова лучше тебя предсказывает курс, если она влияет, то она – эксперт в монетарной политике. Парень, который собирает полные залы на курс “Тендеры без агашки”, он влиятельнее… – высказался Ошакбаев.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров