Опубликовано: 7500

Как справиться с инвалидностью и бегать по 15 километров в день

Как справиться с инвалидностью и бегать по 15 километров в день Фото - Нэля САДЫКОВА

Можно ли после 60 лет справиться с инвалидностью, пробежать марафонскую дистанцию в 15 километров и победить? Как очистить организм от шлаков и жить без боли? – на вопросы “КАРАВАНА” отвечает врач по восстановлению и сохранению здоровья, организатор здравоохранения, специалист УЗИ высшей категории Раушан САТОВА.

– По специальному медицинскому образованию я детский хирург, – рассказывает Раушан Хамитовна, – раньше проводила операции на внутренних органах: селезенке, мочевом пузыре, яичниках. Лечила паховые и пупочные грыжи, крипторхизм у мальчиков. В экстренном порядке – аппендициты, перитониты, проводила резекцию кишечника у малышей, например, когда мама неправильно кормит ребенка, бывает заворот кишок. В общем, в моей жизни было много экстренных операций и вылеченных детей и взрослых.

– А что за проблема случилась у вас самой?

– Это было 20 лет назад. В Жезказганской областной больнице. Сейчас мне 66 лет, а тогда было 46. Вначале появилась аллергия. Я вышла после плановой операции. Слышу, в процедурном кабинете ребенок плачет. Там медсестра не могла попасть в вену, чтобы поставить капельницу малышу. А поскольку, учась в мединституте, я работала в реанимации санитаркой и медсестрой, то могла ставить системы в вену любой части тела, хоть на голове, хоть где. Быстренько поставила и вышла. А в коридоре упала без сознания. Тут же подоспела реанимационная бригада, и мне оказали помощь. Выяснилось, что это был аллергический шок на лекарства. В медицине это называют анафилактическим шоком. Пошла обследоваться в аллергоцентр. Там медики, зная, что я врач-хирург, сказали: “Лучше вам поменять профессию – не оперировать, потому что это опасно. Вы уже один раз упали. А если мы будем пробовать вашу реакцию на различные препараты, то организм может дать такой сбой, после которого мы уже помочь не сможем”. А буквально через два дня у меня появился отек Квинке. Это такие красные пятна по всему телу и зуд сильнейший. Пришлось расстаться с любимой работой хирурга, по которой я очень скучаю. Коллеги тогда шутили: “Захочешь вернуться, будем держать реанимационную бригаду для тебя”.

После этого я перепробовала разные профессии: участкового педиатра, врача УЗИ-диагностики, главврача поликлиники. Но болезнь не отпускала. Кстати, работа на аппарате УЗИ, видимо, тоже не прошла бесследно. Его облучение еще сильнее понизило мой иммунитет. И в связи с диагнозом – иммунодефицитная лейкопения – мне дали инвалидность.

– И никто так и не смог определить точные причины происшедшего?

– Да. Но на тот момент мне важнее было быстро выйти из этого состояния.

Вот в свое время, когда на 5-м курсе мы изучали психиатрию, я не могла понять: как это можно совершить суицид? Но когда заболела сама и у меня были сильнейшие головные и костные боли, я была готова выпить что угодно, чтобы не проснуться! Только тогда поняла, откуда берутся мысли о суициде. Но меня держали дети. Их у нас трое. С юности мне внушили, что родители, когда их дети женятся или выходят замуж, должны обязательно находиться возле молодоженов, хотя бы год с начала их семейной жизни, чтобы помогать им. А дальше уже семья пойдет правильным путем. Оказывается, чтобы остаться жить, нужна мотивация, тот самый крючок, который тебя держит.

Диагнозы из “рога изобилия”

– Меня отправляли к разным специалистам, – продолжает Раушан Хамитовна, – и каждый что-то находил. Я в шутку говорила: “Вы, наверное, по блату мне диагнозы ставите. Гинеколог находил какое-то образование в матке и яичниках, гепатолог – в печени. К кому ни пойду, каждый что-то да найдет. Головной мозг много раз снимали. Последний специалист по МРТ заключил: “У вас нет онкологии головного мозга. Не переживайте”.

Я на тот момент была уже постельным больным, которого водили под руку в туалет, и четко для себя определила: надо как-то заниматься своим телом. Понемногу начала делать упражнения медленной йоги. Потом прочитала о сокотерапии Нормана Уокера. Ровно год пила только натуральные свежевыжатые соки. В течение дня – 6–8 литров. Только почищу овощи и фрукты, пропущу через соковыжималку и минут через 15 начинаю снова их чистить, потому что через полчаса уже опять голод наступает. И так целыми днями занималась йогой и пила соки. Из моркови, капусты, петрушки, сельдерея, фруктов. В своей книге Норман Уокер пишет, в каких соотношениях. Он многих больных таким образом вылечил. Ничего твердого не ела. А когда через год пришла на обследование к своему врачу-иммунологу, она сказала: у вас анализы лучше, чем у любого жителя Алматы. И отказывалась верить, что я ни один препарат не принимала, ни гормональные, ни иммуномодуляторы.

Голова перестала болеть, сразу же я попросила снять с меня инвалидность. А муж подсчитал – 60 тыкв за тот год я переработала, остальное мы не учитывали. Полными багажниками он возил овощи-фрукты и приговаривал: “На тебя целый колхоз работает!”.

– Это вам еще повезло, тогда они были натуральными. Не то что сейчас…

– Ну, сейчас у нас свой дом, сами огород выращиваем.

Система – это главное

– Но тогда у меня все же периодически продолжались обострения, – вспоминает доктор Сатова. – Хотя я и соблюдала жесткую диету после лечения соками. Вроде все хорошо, а тут вдруг страх подкатывает. Последний раз лет 9 назад сильнейшее обострение произошло, когда я пошевелиться не могла. Тогда благодаря дочери я впервые столкнулась с системой не совсем традиционного лечения, точнее, оздоровления организма, при котором важны хороший настрой, чистая, биологически доступная вода, правильная еда, очищение и защита организма от шлаков. Дочь привезла меня на диаг­ностику, где темнопольный микроскоп показал, что в крови у меня куча микробов, кокков и паразитов!

Назначили противопаразитарную программу. После нее стало лучше. Я уже на 5-й день села, есть приготовила. Хотя до этого подняться не могла. Потом стала получать клеточное питание и начала изучать эту систему. С этого момента я и стала врачом по восстановлению и сохранению здоровья. Поняла, что в принципе любое заболевание можно вылечить. Потому что большинство болезней, какие бы диагнозы врачи ни выставляли, различаются лишь степенью загрязненности организма.

Семь степеней загрязнения

– Условно определяют 7 степеней загрязнения, или зашлакованности, закисленности, или интоксикации, организма. Как хотите это назовите, – говорит Раушан Сатова. – Первая степень – когда в крови появляются такие токсические вещества, которые организм уже не может вывести. Пока они в небольшом количестве, их первым начинает чувствовать головной мозг. Из-за этих токсических веществ и начинаются головные боли. Если в это время человек не начинает заниматься собой, то есть не ведет здоровый образ жизни, то он что делает? Правильно – таблетку выпил и пошел дальше. Тогда это переходит во вторую стадию.

Вторая степень – когда загрязняются лимфатическая система и ее узлы. По-казахски это называют “без”. Это ангины, воспаления лимфатических узлов под мышками. Вот есть лимфатическая система, есть венозная система. На медицинских схемах она изображена синим. А красная – это артерии. По артериям кровь прокачивается за счет работы сердца. А венозная и лимфатическая системы работают только за счет мышц. Потому мышцы и называют вторым сердцем. Когда человек продолжает вести нездоровый образ жизни, у него появляются хроническая усталость, быстрая утомляемость. Это из-за того, что лимфатические узлы, как трубы в канализации, забились и отдают все эти токсины, яды и кислоты обратно в мышцы и связки. Человек быстро устает. Это вторая степень зашлакованности.

Третья степень – когда появляется давление. У кого-то высокое, у кого-то низкое. Потому что при третьей степени кровь густая. Она должна быть жидкая, как водичка, тогда давление 120 на 80, и сердце отправляет ее по всем сосудам до самых кончиков пальчиков. А когда густая, как сметана, то сердце не может ее никак вытолкнуть, продвинуть дальше. Поэтому, когда у человека высокое давление, медики дают ему что? Сосудорасширяющие препараты. И кровь чуть-чуть продвигается вперед. А как эти сосудорасширяющие действуют? Возьмем шар: мы его надуваем, какое-то время он расширяется, а потом лопается. С сосудами происходит то же самое. 10 лет давление, 20 лет человек терпит… Но в какой-то момент сосуд в головном мозге лопается. Тогда говорят: случился инсульт, кровоизлияние в головной мозг. Если сосуд лопается в сердце, говорят, инфаркт – кровоизлияние в мышцу сердца. То есть применять сосудорасширяющие средства – не выход из положения. Нужно уже самому человеку заниматься собой. Вести здоровый образ жизни.

Четвертая степень загрязнения – когда преследуют частые простудные заболевания: ангины, бронхиты и им подобные. Потому что загрязнена лимфатическая система легких и верхних дыхательных путей. Вот когда делают рентген легких, говорят: корни расширены. Значит, или туберкулез, или воспаление легких, там корни расширены. Лимфатические узлы должны быть тоненькими маленькими шариками. А тут они стали толстыми, как шары, и видны снаружи. Все токсины и яды из них выпотевают в легкие, горло, уши, глаза. Это четвертая степень загрязнения.

Пятая степень загрязнения, когда начинаются проявления на коже. То есть все крупные лимфатические сосуды уже забились. Теперь более мелкие под кожей начинают тоже расширяться. И эти токсины, яды выходят через кожу. Появляются зуд и высыпания.

Вообще, лимфатическая система – это наша канализация. Она всю грязь выводит наружу. И появляются нейродерматиты, псориаз, различные экземы и другие кожные заболевания. Там куча диагнозов. Но это всего лишь пятая степень загрязнения организма.

Шестая степень загрязнения – уже болезнь. То было, что все паразиты, вся грязь одинаково по всему организму ходили. Нет нигде ни дверей, ни ворот. А теперь начинает болеть какой-то орган. Какой? Ну вот, допустим, у женщины какую-то сторону холодным ветром продуло. Начинает болеть, к примеру, правый яичник. Почему? Потому что там пошел спазм сосудов. Ток крови от холода приостановился, и все паразиты здесь скопились. Создали тут свой домик. И потом говорят: у вас здесь киста, или опухоль яичника, или что-то еще. То есть болезнь подходит уже к конкретному органу. Может к сердцу, может к легкому подойти…

Ну а седьмая степень – это когда онкология. То есть при онкологии происходит не только интоксикация органов, но и нарушение деления клеток. Онкологические клетки у каждого из нас есть. Они приходят к нам каждый день и каждый день умирают. Если иммунитет хороший, они умирают. Наша задача – держать свой организм чистым и периодически его очищать.

А все эти микроорганизмы к нам пришли не для того, чтобы убить нас. Их задача – просто питаться там внутри. Они не знают, куда они пришли, просто едят. У них внутри нас и ресторан, и туалет… А нам нужно уменьшить их количество до минимума! Когда мы уменьшаем их влияние, то поднимаем иммунитет и тогда становимся здоровыми!

Движение и спорт – тоже лекарство

– Мы знаем, что после всех проб­лем со здоровьем вы стали призером недавнего Международного спортивного марафона в урочище Тамгалы-Тас под Алматы...

– Да. Я пробежала 15 километров за 2 часа 20 минут в марафоне Великой степи и заняла второе место в своей возрастной группе старше 60 лет. Это был мой первый марафон, который я одолела после того, как победила инвалидность.

Благодаря спорту и здоровому образу жизни я справилась со своей болезнью. Еще Гиппократ сказал: “Болезнь лечит доктор, а здоровье мы добываем сами”. И сейчас я помогаю людям побеждать недуги. Знаю, если человек хочет жить и готов меняться, он будет жить!

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи