Опубликовано: 9800

Известный уролог дает полезные советы казахстанцам

Известный уролог дает полезные советы казахстанцам Фото - Денис СУХОВ

Как помочь казахстанским мужчинам и женщинам, что нового в отечественной урологии? Рассказывает доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент КАМН, главный уролог Алматы, заслуженный деятель РК Булат ШАЛЕКЕНОВ.

Говорят, случайностей в жизни не бывает – трудно не согласиться, особенно если это касается предназначения человека. Просто один заранее знает, кем он будет, а другой попадает в свою профессию неожиданно для себя, но и это не означает, что случайно.

Когда профессора Булата Шалекенова спрашивают, как стал врачом, – он отвечает: “Случайно!”. И сам в это верит. Узнаете историю, поймете, что все было предопределено свыше.

Случайное не случайно

– У нас чисто научная семья, – начинает рассказ Булат Уахитович, – мама профессор-филолог, папа профессор-этнограф, археолог. Мое будущее вырисовывалось четко: меня ждали курганы, могильники и древние клады. Отец часто брал меня с собой на раскопки, но, честно признаюсь, мне это надоедало. Как-то к нам домой приехали родственники и с ними друг отца – известный хирург. Говорили обо мне: хватит, мол, одного историка на семью, пусть учится на врача. Замечательная профессия, за ней будущее. В общем, уговорили отца. Хотя он и переживал, что рушатся его планы. А тут еще ребята из нашего класса дружно решили поступать в медицинский институт. Шесть человек, в том числе и я, прошли тогда жесткий конкурсный отбор.

– Почему выбрали именно урологию?

– Тоже случайно. А может быть, это судьба. После 5-го курса студенты определялись со специализацией: кто-то выбрал терапию, кто-то – акушерство и гинекологию… Я выбрал хирургию. В ней тоже свои подвиды: травматология, офтальмология, лор, хирургия брюшной полости, грудной клетки. А когда настало время ординатуры и я пришел в больницу, оказалось, что все места, кроме урологии, уже заняты моими однокурсниками. В то время урология была совершенно иной. Ее отделения в любом стационаре мира можно было распознать по запаху мочи. Поэтому заниматься этим никто не хотел.

Все изменилось уже через несколько лет, когда началась эра эндоскопии и разовых расходных материалов.

Прежде операции по удалению аденомы проводились в два этапа. Ко второму этапу приступали только через полгода после первого. Погибал каждый пятый пациент.

Очень хотелось помочь людям. И вот я всю жизнь занимаюсь аденомами, мочевыми пузырями, камнями в почках и прочим. Мне посчастливилось встретить на своем жизненном пути моего учителя – профессора Бинеша Уразовича Джарбусынова, талантливого ученого и врача от Бога. Став главным урологом страны, он искал молодые кадры. Нашел меня и перевел к себе во 2-ю больницу. Зачем казахстанцы делают операции по смене пола

– Сколько всего операций вы провели за свою врачебную практику?

– Я начал в 1978 году с мелких операций: обрезание, водянка… Тогда не хватало инструментов, препаратов, халатов. Хорошо, что таких инфекций, как сейчас, еще не существовало. За первый год я сделал около трехсот операций. Потом операции стали сложнее. И сейчас получается тоже около трехсот в год. Всего за 40 лет я провел их где-то тысяч двенадцать.

Рана на сердце

– Какая из них запомнилась больше всего?

– Моя первая большая операция была связана с удалением камней из мочевого пузыря. Она вроде прошла хорошо, но позже больной умер. Для меня это был страшный удар, хотя и выяснилось, что в его смерти я не виноват. У того пожилого человека было много сопутствующих заболеваний и развились осложнения. До сих пор помню его фамилию…

Мне тогда очень помог Бинеш Уразович. Он был кандидатом наук и начал писать докторскую диссертацию, а я – кандидатскую. Наш научный руководитель в то время находился в Москве. Сам Джарбусынов из-за занятости не мог часто туда ездить и отправлял меня. За короткий промежуток времени нам удалось защититься. И одновременно мы писали письма в Совет Министров, в Минздрав о том, что нам нужно открыть свой институт урологии. И в 1990 году удалось этого добиться. Джарбусынов стал его директором, а я – замом. Тогда было трудное время – распад Советского Союза, не хватало средств. Несмотря на это, наш Президент нашел деньги, и мы смогли приобрести самое современное на тот момент оборудование.

– В вашей семье еще есть врачи?

– Врачей еще двое: моя жена заведует кафедрой микробиологии Казахского национального медицинского университета имени С. Д. Асфендиярова. Старший сын – уролог, защитил докторскую диссертацию в Германии в университетской клинике города Регенсбурга. Средний сын экономист, а дочь ушла в искусство. Она в этом году после окончания школы поступила в бельгийскую Королевскую академию изящных искусств, выиграла суровый конкурс, в котором из 850 претендентов для учебы было отобрано всего 25 человек!

А всего в нашей семье шесть профессоров. Мама, папа, я, младший брат, моя жена и наш старший сын. А из врачей … я был первым.

– Приходилось ли вам обучаться за рубежом?

– О, да! Сначала у профессора Мюллера в Боннской университетской клинике. Там была самая лучшая урологическая школа, потом учился во Франции и в Италии. Увлекся лазерными технологиями. Я одним из первых на территории Советского Союза занялся применением лазера в оперативной урологии. Многие из моих учеников защитили диссертации по лазерам. И на сегодняшний день мы являемся самыми решительными сторонниками этого движения.

В Казахстане не осталось даже областных больниц, где бы в урологии не применялся лазер.

Этот прибор на глазах исправляет патологии, он может дробить камни в желчном пузыре, резать ткани, производить акупунктуру, резекцию крупных органов, облучает кровь. В нашей клинике сейчас в наличии вся линейка лазеров. Мы тесно сотрудничаем с российскими, белорусскими, украинскими, киргизскими, узбекскими медиками, Европейским обществом урологов. Все преподаватели у нас учились за рубежом.

Наших мужчин трудно уговорить пойти к врачу

– По статистике, в Казахстане каждый четвертый мужчина старше 50 лет имеет простатит или аденому простаты. В чем разница заболеваний?

– Простатит – воспаление предстательной железы, а аденома – ее доброкачественная опухоль. Но симптоматика у них схожая. Причины появления простатита – попадание инфекции в результате осложнений ангины, гриппа, туберкулеза, других заболеваний, реже – травм органов и мягких тканей малого таза. Развитию заболевания могут способствовать частые переохлаждения, низкая физическая активность, наличие хронических заболеваний мочеполовой сферы и другое.

А аденома, доброкачественная опухоль предстательной железы, – это самостоятельное заболевание. Обычно развивается из-за гормональных перестроек у мужчин старше 40 лет, чаще у страдающих ожирением.

Наших мужчин вообще трудно уговорить пойти к врачу. Особенно тех, у которых есть признаки аденомы. Между тем Интернет забит рекомендациями доморощенных знахарей, как от нее избавиться с легкостью необыкновенной. Но не советую затягивать с визитом к профессиональному врачу. На ранних стадиях заболевания он еще может назначить медикаментозное лечение. А на поздних – чаще всего врачи предлагают оперативное вмешательство, к примеру, с применением новейших лазерных технологий. Это наиболее щадящий и эффективный метод и может проводиться при местном наркозе. Импотенция – не ругательное слово

– А кем бы вы хотели видеть своих внуков?

– Пусть сами решают. У нас в семье свободный выбор. Давить на них никто не будет. Мы шли каждый своим путем, у нас были свои ошибки и победы. Пусть внуки сами определят свой путь.

Вот таков профессор Шалекенов, заражающий своим энтузиазмом окружающих, непрерывно совершенствующий мастерство и методы работы. Ну и кто после этого поверит, что такой человек попал в профессию случайно?

Оксана БОНДАРЕНКО, Алматы

Что для вас означает праздник 8 марта?

  • 1. Международный женский день

    145
  • 2. Праздник со "слезами на глазах"

    28
  • 3. Обычный календарный день

    51
  • 4. Большие выходные

    82
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 306

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров