Опубликовано: 3000

Искусство на тело. Казахский ювелир раскрыл секреты мастерства

Искусство на тело. Казахский ювелир раскрыл секреты мастерства Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

Зергеры всегда были особой кастой в обществе: творцы-одиночки, чье искусство выглядело так же дорого, как и стоило.

Сейчас ювелирный рынок заполонили штампованные и недорогие украшения со всего света. Но все же остались ценители, для которых кольцо или серьги ручной работы – желанный подарок. Для них и трудятся немногие выжившие в эпоху штамповок творцы.

Только для ценителей

Бахтияр АРТЫКБАЕВ – один из самых известных художников-ювелиров не только Астаны, но и всего Казахстана. У мастера есть собственный бутик в престижном торговом центре столицы. Но клиентов в последние годы – не то чтоб прям очереди стояли.

– Есть, конечно, постоянные покупатели, которые заказывают украшения, вместе дизайн придумываем. В основном это представители творческой интеллигенции. В магазин, бывает, придет кто-нибудь важный, не спрашивая цену, выберет сразу несколько украшений. Такие и по 1,5–2 тысячи долларов за раз оставляют и сразу уходят, – рассказывает о клиентах Бахтияр Артыкбаев.

Менее обеспеченные ценители прекрасного чаще приходят в магазин посмотреть – уж больно дорого для простого человека серебряное украшение ручной работы.

– Я стараюсь сильно высокими цены не делать. Например, у меня есть серебряные кольца по 6–10 тысяч тенге за штуку. Но тут тоже надо понять, это ручная работа. Каждое украшение я сначала придумываю, потом рисую, потом делаю. Бывает, что на одно изделие уходит неделя, – рассказывает мастер.

Бахтияр Артыкбаев работает в технике филигрань – это когда узор создается за счет переплетения десятков мелких серебряных проволок. Такие украшения даже в дореволюционном Казахстане были доступны только знати.

Это были 90-е…

– Я вообще ювелиром быть не планировал, но наступили 90-е. Успел поработать автослесарем, строителем, сварщиком. Везде были проблемы с зарплатой. Тут родственник друга предложил поработать на него – делать заготовки для ювелирных изделий из мельхиора. Через несколько месяцев я наловчился, за несколько часов мог ему заготовки на неделю вперед наделать, все остальное время просто сидел и смотрел на его работу. В один день решил попробовать что-то сделать сам. Конечно, ничего не получилось. Расстроился, но через какое-то время мне мастер дал бракованный камешек, я начал что-то крутить, паять, и вроде что-то получилось. Показал свое творение мастеру, он посмотрел, похвалил и уволил – конкурента во мне увидел, – вспоминает о том, с чего начиналась карьера, Бахтияр Артыкбаев.

Со временем начинающий и опытный мастер договорились о бартере: Бахтияр два года работает бесплатно, а мастер передает ему секреты работы.

– Это были очень выгодные условия, потому что вообще-то за такие уроки ученики платят немалые деньги. Чтобы понятно было: он мне предлагал учиться за 20 долларов в месяц, а жена моя в то время зарабатывала 10.

Сапожник без сапог, ювелир без кольца

И вот уже 25 лет Бахтияр Артыкбаев создает ювелирные украшения в казахском стиле. Чаще всего из серебра, но есть и опыт работы с золотом.

– Сейчас я уже хорошо с золотом работаю, но на это потрачено много времени, сил, денег и нервов. Вот, например, идеальный состав припоя я искал почти 10 лет: это ведь не так просто, как кажется. Надо, чтобы он не отличался по цвету от основного изделия, был той же пробы золота, но при этом в два раза более пластичный. Ни один ювелир просто так своих секретов не раскроет. И даже за деньги, скорее всего, расскажет только азы, детали каждый сам с опытом постигает, – говорит зергер.

На опыты ушли оба обручальных кольца четы Артыкбаевых.

– Я с серебром только работал, но тут постоянный клиент принес мне золото на переплавку. Взялся за это дело. А оно, оказывается, совсем по-другому себя ведет, нежели серебро. Начинаю с ним работать, а оно трескается, стружкой отходит. Пытаюсь зачистить, оно ломается. Потом друг – ювелир по золоту объяснил мне мои ошибки, вроде что-то начало получаться. Но на моих экспериментах 2 грамма золота потерялось. Вот я, чтобы восполнить недостачу, свое кольцо обручальное и расплавил. И жены кольцо через какое-то время пришлось в дело пустить. Тяжело с золотом учиться работать, – улыбается Бахтияр.

Ставка на патриотизм

По словам Бахтияра Артыкбаева, на весь Казахстан сейчас от силы десять художников-ювелиров, работающих в разных техниках. Большинство же перешло на экономичное литье.

– Я пробовал так работать, но не мое это… Выход, конечно, больше, цена доступная. Но скучно. Уж лучше я буду меньше зарабатывать, но делать то, что мне самому нравится, – признается он.

Тем более среди молодежи сейчас в моде национальный колорит. Если раньше покупатели выбирали украшение по принципу “нравится – не нравится”, то теперь все чаще вспоминают о том, что символизирует та или иная форма кольца, подвески и серег.

– У казахов же серебряные изделия всегда считались не просто украшениями, а несли магические и защитные функции. Например, кольцо формы “құс тұмсық” незамужняя девушка носила острым концом на себя, а замужняя – от себя. И это был своеобразный сигнал для парней. И каждое украшение имело тот или иной смысл, – приводит пример Артыкбаев.

Как надеется ювелир, вместе с модой на все настоящее придет в общество и понимание того, что истинное искусство не может стоить дешево.

Напоследок Бахтияр Артыкбаев рассказал о том, как сдать ювелиру надоевшее украшение на переделку и не прогореть.

– Если хотите переделать серебряное украшение, можете смело нести его мастеру – серебро не такой дорогой металл, чтобы ювелиру марать руки на его частичной краже. С золотом, конечно, немного сложнее. В идеале я бы рекомендовал проверять изделие в пробирной палате или требовать, чтобы ювелир сдал готовое изделие с пробой. Кроме того, у ювелира должна быть лицензия и, как следствие, именной знак или хотя бы печать. Их он тоже должен нанести на готовое изделие.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров