Опубликовано: 52100

Генштаб все-таки признал ошибку при заправке потерпевшего крушение СУ-27

Генштаб все-таки признал ошибку при заправке потерпевшего крушение СУ-27

На этой неделе в редакцию “КАРАВАНА” после серии материалов о судьбе осужденного к длительному лишению свободы военного летчика Адиля ИСКАКОВА пришел официальный ответ из минобороны Казахстана.

В нем временно исполняющий обязанности начальника Генерального штаба генерал-майор Р. Шпекбаев честно признал, что со стороны инженерно-технического состава в период подготовки Су-27 к вылету все-таки “была допущена ошибка при заправке самолета топливом и определении фактического количества топлива перед его вылетом”...

Авиационный инцидент произошел 21 декабря 2016 года под Талдыкорганом. Причиной аварии истребителя Су-27 по заключению государственной комиссии стало “самовыключение обоих двигателей самолета из-за полной выработки топлива в полете”. Напомню, военный летчик майор авиации Адиль Искаков доложил руководителю полетов о резком уменьшении оборотов двигателей и отказе систем управления самолетом. Направив истребитель подальше от населенных пунктов и получив приказ на катапультирование, пилот экстренно покинул самолет. Жизнь свою и мирных граждан сохранил, но после года следственных мероприятий и судебных разбирательств почему-то все равно угодил на тюремные нары.

Следствие продолжается

По какой причине у боевого истребителя Су-27 после выполнения полетного задания для возвращения на аэродром не хватило топлива и по чьему приказу на авиабазе с самолетов сливали керосин, пока точно сказать не может никто. Запутались? Немудрено.

Прежний командир в/ч 21751 полковник авиации Жанибек ЖУМАШЕВ вскоре после ЧП переведен для дальнейшего прохождения службы в другой гарнизон. Подальше от “керосиновых скандалов”.

Известно, что в плане ротации его собирались переводить в главный штаб СВО на инспекторскую должность. Но что-то “в королевстве кривых зеркал” пошло не так, и дело “запахло керосином”. Дело пахнет керосином: на военной базе нашли тех, кто сливал с боевых самолетов топливо

Сменились или вышли на пенсию другие командиры и начальники. Но поскольку в связи с вновь открывшимися обстоятельствами уголовного дела следствие продолжается, то все эти люди по очереди приглашаются в Астану для дачи новых показаний. В в/ч 21751 одна грозная комиссия сменяет другую.

В круг свидетелей и подозреваемых попадают все новые и новые лица, включая тех военнослужащих рангом пониже, кто переведен для прохождения военной службы в другие гарнизоны или уволен в запас.

Обстановка на военной базе под Талдыкорганом, по мнению нынешних ее обитателей, более чем напряженная. Городок буквально поделился на две части: одни жители на стороне летного состава, другие – переживают за специалистов наземных служб, которым теперь, возможно, тоже грозит суровое наказание за “непреднамеренную НЕдозаправку истребителя”.

По результатам

В официальном ответе “КАРАВАНУ” представитель Генерального штаба генерал-майор Шпекбаев указал: “Причиной аварии самолета Су-27, пилотируемого майором А. А. Искаковым, явилась полная выработка топлива в полете вследствие непреднамеренной недозаправки самолета топливом инженерно-техническим составом и ошибочного определения фактического остатка топлива”. Но почему это произошло? Отказала автоматика топливной системы? Или, быть может, командир части ослабил контроль за подготовкой к боевому вылету, а инженерно-технический состав не учел особенности эксплуатации этих типов самолетов и проявил халатность, приведшую к потере Су-27?!

На вопрос, адресованный министру обороны генерал-полковнику Сакену ЖАСУЗАКОВУ, о нынешнем состоянии военной авиации в целом и о количестве часов налета на каждого истребителя “КАРАВАН” тоже на этой неделе получил официальный ответ за подписью генерал-майора Р. Шпекбаева:

“Президент Республики Казахстан – Верховный главнокомандующий Вооруженными силами Республики Казахстан уделяет особое внимание вопросу оснащения Вооруженных сил новейшими образцами вооружения и военной техники. Силы воздушной обороны, являясь войсками постоянной боевой готовности и наиболее мобильным видом Вооруженных сил, также активно и планомерно участвуют в процессе перевооружения. Так, за последние годы на вооружение авиационных частей СВО поступили новые и модернизированные образцы авиационной техники: новейшие истребители поколения 4++ Су-30СМ, модернизированные штурмовики Су-25, ударные вертолеты Ми-35М, транспортно-боевые вертолеты Ми-171Ш, легкие многоцелевые вертолеты ЕС-145, средние военно-транспортные самолеты С-295М, учебно-тренировочные самолеты Zlin-242L. Наряду с закупом производится процесс капитального ремонта и модернизации имеющейся на вооружении авиационной техники. Таким образом военная авиация на современном этапе планомерно развивается и находится в постоянной боевой готовности к выполнению поставленных перед ней задач по охране и обороне воздушных рубежей Республики Казахстан”. Кто на военной базе сливает с боевых самолетов керосин и отправляет Су-27 на задание с сухими баками?

В минобороны также подтвердили, что затраты на подготовку одного летчика фронтовой авиации составляют около 3–5 миллиардов тенге и что военные летчики для достижения классной квалификации “военный летчик 2-го и 1-го класса” проходят специальную подготовку в течение 10–15 лет.

По словам врио начальника ГШ, средний налет во фронтовой авиации (боевые самолеты) составил около 40 часов на каждого пилота. В армейской авиации (вертолеты) и в военно-транспортной и того больше – до 100 часов в год. Значит, опыта нашим военным пилотам не занимать, и обвинять их в каком-то непрофессионализме, по мнению ветеранов военной авиации, – полный абсурд. Об этом на страницах “КАРАВАНА” уже высказывались: генерал армии, Халық Қаһарманы Мухтар АЛТЫНБАЕВ, легендарный летчик-испытатель, космонавт Тохтар АУБАКИРОВ, бывший командующий ВВС генерал-майор Алсай ДЖУМАНОВ и другие уважаемые люди, к мнению которых невозможно не прислушаться. Все они теперь надеются, что апелляционный суд сумеет-таки разобраться в сложившейся ситуации и примет справедливое решение.

В чем конкретно повинен летчик?

В завершение своего официального комментария представитель Генерального штаба ВС РК генерал-майор Р. Шпекбаев заявил: “По результатам расследования происшедших авиационных событий в Военно-воздушных силах уже проведен соответствующий комплекс профилактических мероприятий, направленный на предупреждение подобных случаев. Министерством обороны проводятся соответствующие мероприятия, направленные на гуманизацию статьи 464 Уголовного кодекса РК”.

Значит ли это генеральское утверждение, что наши военные летчики в будущем не станут преследоваться по закону за гибель самолета, после того как он по ряду технических причин или непреднамеренной недозаправки керосином становится неуправляемым в воздухе? Взлет – посадка. В деле о крушении истребителя Су-27 появились интригующие подробности

Когда после всех усилий спасти его летчик вынужден сначала катапультироваться из кабины падающего самолета, а потом по приговору суда садиться за решетку. Помните анекдот про заначку от зарплаты, как один товарищ все время говорил своей жене, что он-де вынужден еще очень долго выплачивать государству стоимость утопленного в армии пулемета? Другой выпивоха “платил” за угробленный во время срочной службы танк, а кто-то из бывших морячков “расплачивался” за испорченную подводную лодку… Это только в анекдотах звучит смешно. В реальной жизни, когда за разбившийся самолет военному пилоту могут по суду начислить к выплате 1 миллиард 610 миллионов 457 тысяч 500 тенге или упрятать его за решетку на несколько лет, звучит и странно, и страшно, и больно.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть