Опубликовано: 1700

“Если бы умер, дали бы квартиру”: ставший инвалидом по вине лихача полицейский не может добиться жилья

“Если бы умер, дали бы квартиру”: ставший инвалидом по вине лихача полицейский не может добиться жилья

Когда-то майор Ануар БАЙТУРСЫНОВ был образцом для подражания молодых сотрудников Алматинского ДВД: честный, неподкупный, в отличной физической форме.

Всё изменилось 1 июня 2011 года, когда его служебную машину протаранил лихач на городском автобусе. С тех пор Ануар прикован к постели, и единственный секрет его столь долгой жизни – постоянный и круглосуточный уход супруги и престарелой матери. Государство же, за которое майор отдал здоровье, помогает семье лишь ежемесячным пособием.

А на все просьбы о чем-то более существенном, к примеру, выделить семье квартиру, чиновники отвечают: “Ну он же выжил...”.

Многие алматинцы помнят ту историю: 1 июня 2011 года дорожные полицейские расчистили перекресток пр. Абая – ул. Фурманова для проезда кортежа акима города Ахметжана Есимова. Во главе колонны на своем служебном авто – заместитель командира спецбатальона УДП ДВД Ануар Байтурсынов. Он вообще часто был в сопровождении высокопоставленных лиц, так что дело привычное. Но тут на перекресток на бешеной скорости вылетает автобус 35-го маршрута. Почему водитель автобуса с несколькими десятками пассажиров не подчинился запрещающему сигналу регулировщика – неизвестно, но вроде как байговал с другим автобусом за пассажиров.

Авто Ануара Байтурсынова было в буквальном смысле смято. Сам майор получил многочисленные травмы, в том числе – перелом основания черепа, ушиб головного мозга. Врачи отделения реанимации и нейрохирурги 12-й ЦКБ г. Алматы 2 месяца боролись за его жизнь. Всё это время мужчина был в коме, пережил две клинические смерти. Но врачи, родные и друзья верили, что не всё потеряно.

 

Сотрудники Алматинского ДВД перечислили в адрес коллеги однодневный заработок, помогали чем могли и простые граждане страны. Все собранные деньги семья Байтурсыновых тратила на реабилитацию: Китай, Россия, и даже Германия. Но за 11 лет поставить майора на ноги так и не удалось.

 

– Понимаете, Ануар – единственный сын, мамина гордость, опора в старости… Когда всё это случилось, мы долго не могли принять ситуацию. Казалось, еще одна реабилитация – и всё наладится, он вернется. Сейчас уже нам все врачи сказали, что бесполезно. Но ни его жена, ни наша мама не могут о той трагедии говорить до сих пор. Я им позвонила, рассказала, что с вами встречаюсь, они плачут, говорят, что стыдно, – признается сестра Ануара – Айгуль БАЙТУРСЫНОВА.

 

– Он не может сидеть, держать ложку, разговаривать… Но это наш Ануар! У него полностью сохранились память и рассудок. Он узнает всех родных, друзей, которые приходят навестить. Они с женой придумали свою систему общения: она называет буквы, а он кивает, когда правильно. И так, по буквам, она за ним записывает: что болит, в чем нуждается, что хочет сказать. Он даже тосты на праздниках таким образом “произносит”, анекдоты рассказывает, пытается ее приободрить, – с улыбкой рассказывает о брате женщина.

Она живет в Нур-Султане и уже год пытается добиться от госорганов предоставления жилья для Ануара и его семьи в Алматы. Тщетно. Официальный ответ из МВД: майор Байтурсынов комиссован в 2011 году, помочь семье ничем не могут. Неофициально, отводя глаза в сторону, ей сказали: “Если бы он умер, то была бы положена компенсация, но он же живой”.

Официальный ответ от акимата Алматы: Байтурсынов стоит в очереди на получение жилья как инвалид I группы. Очередь дойдет – квартира будет.

Но проблема в том, что в эту самую очередь жена Ануара подала документы только в прошлом году. До этого она пробовала встать в очередь на жилье как нуждающаяся в 2013 году, но комиссия ей отказала. До 2010 года у семьи была квартира, но старшим сыновьям – инвалидам по слуху, нужна была дорогая реабилитация, жилье без колебаний продали. Ведь ничего не предвещало беды. И будь Ануар Байтурсынов здоров, они вместе с женой Гульжан заработали бы и на квартиру, и на дальнейшую реабилитацию сыновей.

Но случилось то, что случилось... Теперь семья живет в съемной квартире на мизерное пособие по инвалидности и помощь друзей и близких. Что будет дальше – не известно никому.

Неофициально чиновники тоже признаются, что если бы тогда, 1 июня 2011 года, Ануар Байтурсынов умер, то семье, наверное, что-то дали бы сразу.

Такие ответы, как признается Айгуль, вызывают в ней бурю негодования. Ее брат пострадал во время несения службы. По сути, проедь кортеж на минуту раньше, и на его месте мог бы быть Ахметжан Есимов.

Женщина уверяет, что будет и дальше писать официальные письма акиму Алматы, министру внут-ренних дел и во все иные инстанции.

Мы же, со своей стороны, тоже обращаемся к министру внутренних дел Марату Ахметжанову: среди офицеров не принято бросать своих в трудной ситуации. А тут случай и вовсе особенный – майор пострадал во время несения службы. Да, выжил. Но хотел бы кто-то такой жизни? Прикованным к кровати видеть, как взрослеют твои дети, и понимать, что ничего не можешь им дать? Каждый день есть с ложки, не иметь возможности не то чтобы помочь жене, но даже облегчить ее страдания? Неужели в МВД не существует какого-то регламента для оказания помощи таким офицерам?

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи