Опубликовано: 2000

Её особенная жизнь: как живет двукратная чемпионка Азии по танцам на колясках

Её особенная жизнь: как живет двукратная чемпионка Азии по танцам на колясках Фото - Фото из архива Малики Муктаровой

О чем мечтает обычная семнадцатилетняя девушка? О новом платье, поступить в тот институт, в который хочется, танцевать лучше всех.

Десятиклассница Малика МУКТАРОВА из Костаная точно такая же. Правда, институт она еще выбирает: нужен такой, чтобы учили на юриста, как дома советуют, а факультативно можно было заниматься вокалом и танцами. И платье ей нужно не для дискотеки, а бальное, для паркета, со стразами от Сваровски. Такое даже ее на все руки мастерица ажека не сошьет. Да и стразы, знаете, сколько стоят? Наверное, тысяч в сто платье обойдется. Насчет танцев – тут стопроцентно в точку. И хотя она и так, строго говоря, лучше всех показала себя в прошлом году в Китае, где на чемпионате Азии натанцевала сразу два золота, но тут, как во всяком спорте, – лучшая ты только сразу после победы, а потом – как пойдет. Впереди у Малики чемпионат мира.

Танцует Малика на коляске. И соло, и в паре. Причем делает это так, что, когда на ее танец смотришь, коляска исчезает. Только она – органичная, эмоциональная, с волшебной пластикой...

Дом предков

Малика родилась на Наурыз. Желанный ребенок в полной семье. Мама, папа и глава семейного клана – ажека.

Бабушка Олбулган – известный в поселке Харьковском человек. На тот момент магазин, мелкий сельский бизнес, за плечами – школа выживания в девяностые, передовой труд в советские годы. Вдова с достоинством и стажем. Да и пока при муже была, работала и дояркой, и телятницей, даром что муж зоотехник – дома не сидела. Отличалась одним: с фермы возвращалась, когда некоторые туда еще только шли. “Я, – говорит, – не умею медленно. Люблю, чтоб кипело все”. Все и кипело.

Малика дальнейшую жизнь определила. Врачи в районной больнице качали головой, ставили ДЦП. Медсестры тихонько советовали: оставьте, не жилец девчонка-то.

Последний вариант в семье не рассматривался. “Сладенькую нашу” забрали домой, начали лечить. Чтобы возможностей для реабилитации было больше, продали все и переехали в Костанай. Пока дочка маленькая была, отец кругом на руках носил. Стала подрастать – решили купить дом на земле. Получилось – на окраине. Но они все равно были счастливы.

Тут Булат все сделал так, чтобы старшей удобно было – проходы широкие, пандусы. Прошлым летом, когда к чемпионату Азии готовилась, она во дворе дополнительные тренировки устраивала. Для верности. Среди ажекиных цветов очень даже романтично получалось.

Сейчас в семье трое детей. Одиннадцатилетняя Мольдер и младшенький, четырехлетний Абылхан, старшую сестру слушаются по первому слову.

– Мне с семьей повезло. Мы дружные. Мама всегда посоветует. Папа мои коляски всегда чинит, придумывает приспособления, чтобы было удобнее. И вот этот уголок для наград моих соорудил, – Малика демонстрирует “уголок” во всю стену своей комнаты, где висят достижения: медали, дипломы и вышивки. Последнее – бабушкины уроки. Она свою Малику давно научила всему, что сама умеет: вязать, вышивать. И тому, что сама не умеет, но в ее семье было принято: играть на домбре и петь.

Артистами рождаются

Малика лет с восьми поет, причем активно выступает на сцене. Младшей школьницей была, когда к ней стала приходить два раза в неделю преподаватель и учить ее играть на домбре. Семья считала: ребенок должен расти и развиваться во всю мощь своих способностей, без всяких скидок на особенности. Девочка и правда схватывала на лету. А первое стихотворение, посвященное бабушке, довольно длинное и сложное, прочитала при гостях года в три. Вместе с бабушкой и учила, но с большим удовольствием и азартом.

О танцах тогда, конечно, никто и не задумывался. Какие танцы на коляске?

Оказалось, танцы могут быть волшебные. Это стало понятно, когда Малика попала в общественное объединение инвалидов “Yмiт-Надежда” к Дюсенгали Оспанову и Аруне Жаксагуловой и в 11 затанцевала. Супруги, оба колясочники, основали объединение, в корне отличавшееся от других. Там собирались люди молодые, активные, не желающие мириться с ограниченным образом жизни.

Аруна сама была первой колясочницей в Костанае, которая решилась танцевать на коляске. Малика – второе, подрастающее поколение. Свои первые международные соревнования в Питере она танцевала на обычной, не для танцев коляске. Говорит, смотрела, как люди одним движением закручивают паркетную коляску на 4–5 оборотов, и завидовала. Решила: приеду и попрошу родителей. А потом, когда узнала, сколько такая стоит, стало ясно: семье не потянуть.

Но – это Малика знает – если очень хочешь, сбывается всё. И, когда стало ясно, что девушка не просто танцует – она успешно соперничает с лучшими танцорами мира, – коляску ей подарили.

– Я, правда, говорила про свою мечту, где только могла. Выпросила. Теперь просто счастлива, – Малика чуть смущается, но совсем слегка. Она знает, что есть вещи, о которых просить не стыдно, и ситуации, в которых просить не стыдно: – О чем сейчас мечтаю? Вот честно – о платье. Впереди чемпионат мира в Бельгии, другие очень ответственные соревнования. Надеюсь поехать, если, конечно, спонсоры найдутся. Но это такой уровень... Платье для выступления такого класса мы сами не сошьем и не купим. Вот о нем и мечтаю.

Просто жизнь

Когда Малика рассказывает о своих выступлениях, удачных и не очень, часто говорит: мне хореограф сказал. Хореограф, костанаец Андрей НУЖНЫЙ, говорит ей много важного не только для танцев. Например, что быть шестой хуже, чем седьмой. Потому что шестая – это последняя в финале. А седьмая – это лучшая среди в него не вошедших. А еще что она отлично придумывает танцевальные движения и импровизирует. Недаром самая сильная ее сторона – одиночное выступление.

О том, как, в какой момент и что произошло на паркете, она рассказывает легко и охотно. “Когда мы вышли на паркет...”, “И тогда мы пришли на награждение...”. 5 минут общения – и я тоже уже не путаюсь в глаголах, обозначающих движение. Общаться с ней легко и приятно.

“Я вообще не помню, чтобы мне было тяжело с другими детьми, – говорит она. – Когда была совсем маленькая, меня никто ни о чем не спрашивал. Просто предлагали: давай будем играть в догонялки на песке! И я играла со всеми. Только не ходила, а ползала. Когда в школу пошла, мне девочки сказали как-то: а ты избалованная, тебя папа на руках носит. Я посмеялась и объяснила. Больше вопросов не было.

Малика учится в обычной школе № 9, рядом с домом. Часть занятий у нее индивидуальная, часть – вместе с классом. Говорит, в девятом, когда ей в расписание поставили географию, которая в кабинете на третьем этаже, естественно, без пандусов, она месяц уроки прогуливала. Не могла заставить себя попросить одноклассников поднять ее с коляской на нужный этаж. Потом пришлось признаться учительнице, а мальчишки в классе даже обиделись: почему не сказала? С тех пор вообще проблем нет. И дома девушку часто видят рано утром и совсем уже вечером.

Утром инватакси увозит ее в школу. После обеда – на тренировку. А вечером частенько друзья приглашают погулять.

Через год она окончит школу. Если все будет, как сейчас, то на пятерки и четверки. Вопрос о будущем открыт, но только частично. Это однозначно вуз. Только вот ей хочется развивать свои артистические таланты, а домашние настаивают на юридическом. Считают, для жизни это полезнее. Малика – девушка послушная. Налегает на историю. И ищет столичный вуз, в котором есть возможность заниматься танцами и вокалом. Кстати недавно она стала лауреатом премии Фонда Первого Президента Республики Казахстан - Лидера Нации.

– Малика, – спрашиваю ее под конец разговора, – ты веришь, что мечты сбываются?

И слышу неожиданно взрослое:

– Не всегда, это же жизнь. Но если не мечтать, то чему сбываться?..

Костанай

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров