Опубликовано: 33000

Его любимой темой была подготовка к апокалипсису - что мы не знали о погибшем сыне экс-руководителя АП Мусине

Его любимой темой была подготовка к апокалипсису - что мы не знали о погибшем сыне экс-руководителя АП Мусине

В канун Нового года в Риге погиб Аслбек Мусин – сын бывшего руководителя Администрации Президента РК.

Что случилось с человеком, имя которого всего несколько лет назад гремело в казахстанских СМИ, доподлинно неизвестно. Однако, как говорят рижские коллеги, полиция склоняется к версии суицида. Сейчас идет расследование, проходит экспертиза.

Любопытно, что первым о трагическом происшествии на своем Telegram-канале сообщил политолог Талгат Калиев, не замеченный в знакомстве и тем более дружбе с покойным. Откуда черпает сведения сей господин, представляется чрезвычайно занимательным, потому что, как заявили автору этих строк в одной из рижских газет, информация об инциденте была скупой и появилась позже того дня, когда об этом рассказал Калиев.

По данным из Латвии, Аслбек Мусин проживал в одном из многоквартирных домов на окраине Риги. Жил, как утверждают соседи и дворник, обнаруживший тело, тихо, спокойно.

Соседи не замечали, чтобы в дом к нему кто-то ходил. Детей возили в школу и детсад какие-то люди, а не сам Аслбек. Он был со всеми вежлив, держался спокойно. О том, что там проживает сын бывшего высокопоставленного чиновника Казахстана, узнали только в августе, когда 22-го числа из окна квартиры на 15-м этаже выпала его супруга, у которой был выкидыш.

Как рассказали рижане, шума Аслбек не стал поднимать, а впал в депрессию. И поэтому, как считают местные журналисты, вполне возможно, что его гибель стала суицидом.

Пока неизвестно, употреблял ли Аслбек наркотики или алкоголь, что могло послужить толчком к совершению самоубийства. Вел ли он бизнес или занимался пропагандой коранитов – на этот вопрос коллеги не смогли ответить.

В прошлом году Аслбеку исполнилось 38 лет. У него осталось трое детей.

***

В период 2008–2013 годы, когда о себе стало активно заявлять движение “Iзгi Амал”, отдельные аналитики поспешили объявить его политтехнологическим проектом, призванным решить проблему преемственности власти в Казахстане.

Дескать, в любой момент движение может стать политической партией и тогда возможным преемником во власти станет Аслан Мусин – отец Аслбека. Автору этих строк довелось общаться с последним. Во время бесед он отвергал такой поворот и категорически заявлял, что “Iзгi Амал” не секта, а клуб интеллектуалов, двери которого открыты для всех, кто стоит на позициях патриотизма и признает существование Бога. "Цели у коранитов благие": Что известно о погибшем сыне Аслана Мусина

Что же, проект не состоялся, а сам Аслбек сгорел, пройдя по жизни, как вспышка молнии. Мне лично кажется, что если суицид имел место, то к этому привело разочарование в тех, кто его окружал, непонимание, потому что сам он имел принципы и идеалы, которых не было у многих вроде бы единомышленников. Я могу быть необъективной, поскольку многочасовые наши беседы открыли Аслбека совсем с другой стороны, чем его видели сторонние наблюдатели.

Поэтому для объективности попросила рассказать об Аслбеке программиста Александра Чулкова, который разрабатывал сайт движения “Iзгi Амал” и тесно с ним общался.

"О покойных – либо хорошее, либо ничего… ничего, кроме правды!"

“Каждый раз, когда я вижу число “19”, для меня это – хороший знак. Но кто был истинным фанатом числа “19”, так это Аслбек Мусин, – пишет Александр. – Кажется, он знал все числа до миллиона, которые делились на 19 без остатка, и в них он тоже видел хороший знак. “Вы родились в 76-м году, – говорил он, – это хороший знак, вам крупно повезло”.

Числом 19 зашифрован Коран, своеобразный ХЭШ защиты данных от внесения изменений, если изменить хоть один символ в тексте Корана, то сумма цифр, эквивалентная буквенным значениям арабских символов, не разделится на 19 без остатка.

Об этом я узнал из двухчасовой лекции Асылбека в далеком 2010 году. Мы виделись раза три, поэтому мои воспоминания – это не объективная оценка его личности, а скорее, отпечаток впечатлений о нем.

Провинциал – это сразу заметно. Они делятся на три типа: освоившиеся, хамоватые от страха и вежливые от дискомфорта. Аслбек относился к последним, хотя был широко известен в узких кругах.

Но он и не стремился стать своим среди столичных приятелей. Он выслушивал все заморочки местных жителей, вежливо кивал, но оставался безучастным. Но если речь заходила о религии, вот тут он загорался по полной программе и мог с воодушевлением говорить о Боге часами. Казалось, самой любимой его темой была подготовка к грядущему апокалипсису, к этому он подходил всерьез и как-то технически, что ли. В общем, в компании друзей он выглядел монахом, который принимал игры светского общества, скорее, из вежливости, не видя в них ни смысла, ни пользы.

Фанатик: доказать, что Коран – Священное Писание, созданное Богом, – вот что на тот момент было смыслом его жизни. Но подход к этому делу был более чем рациональный. Таблицы, калькуляторы, расчеты, формулы, количество сур, помноженное на количество аятов и разделенное на 19, – кибернетика для расшифровки Корана! – такой девиз ему бы подошел.

С одной стороны, подход здравый, т. к. классический цитатно-догматический метод давно никого не цепляет, а тут хоть математику подтянешь, есть чем мозги загрузить. Впрочем, это же кусок впечатлений, вырванный из контекста, наверняка был и философия, но важно, как он отвечал на возражения, он не кричал – “богохульник” или “это святотатство”, а доставал свой “калькулятор” и начинал все раскладывать по полочкам. Лично мне было дико интересно.

Аскет – да, “Лексус” – да, 570, но в базовой комплектации, без всяких висюлек, тюнинга и прочей мишуры, которую так любит золотая молодежь.

Ремень пристегнут, соблюдал скоростной режим, без понтов и нарушений – такой запомнилась поездка по городу с ним. Сравнить ее с нашими мажорами – и сразу все встанет на свои места.

Атрибуты золотой молодежи он использовал как маскировку, наверное, опять же, из вежливости: “Чтоб не оскорблять ваших чувств…”.

Аскетизм, как отсечение всего ненужного, если разговор не о деле – закончим этот разговор, если действия не ведут к цели – бросим это занятие, сплетни отвлекают от главного – нет повода для сплетен. Даже одежда на нем была лаконичная. В любом случае ощущение осталось именно таким – ничего лишнего.

Вот, пожалуй, и всё, что я вспомнил об Аслбеке. Ряд коротких вспышек образов, которые отпечатались в моей памяти лично о нем. Но короля делает свита, и говорить о нем будут сквозь призму его окружения, а вот об этих гражданах я даже вспоминать не хочу…”.

***

От себя добавлю, что именно таким воспринимался и запомнился Аслбек и мне. А еще – честность и искренность по отношению к самому себе. Он не скрывал, что его путь к Богу был долгим, через наркотики и прочие увлечения мажоров.

Мало кто знает, что он прожил несколько лет в Сирии, чтобы там отыскать свой путь. Затем странствовал по США, откуда и привез свое увлечение учением коранитов. По большому счету, Аслбек был философом, искавшим свой путь, пытавшимся с помощью Бога объяснить происходящее. И очень жаль, что так рано ушел, не раскрыв себя.

АЛМАТЫ

Как вы собираетесь отмечать старый Новый год?

  • 1. Я давно уже не отмечаю этот праздник

    125
  • 2. На рабочем месте

    12
  • 3. Традиционно, в кругу семьи и друзей

    117
  • 4. Не вижу повода не выпить))

    44
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 298

Закрыть