Опубликовано: 2100

Единое, но делимое. Владимир Рерих о "ватниках" и российском телевидении

Единое, но делимое. Владимир Рерих о "ватниках" и российском телевидении

В польском языке для обозначения привязанностей между мужчинами (исключая гомосексуальные оттенки) слово “друг” отсутствует. Есть более осторожное – przyjaciel, ("пшиячел"). Приятель то есть.

А русскому уху это существительное кажется несколько легковесным. Ну подумаешь, просто знакомец. Выпивали пару раз. Однако есть тонкие смысловые оттенки. Когда выпивали не раз и не два, он переходит в разряд “старый знакомый”. Которому присваивается очередное звание друг-приятель. Но еще не закадычный. И так далее.

Вот, стало быть, был у меня друг-приятель.

Рассорились.

Без сцен и мордобития, но разошлись. Надеюсь, навсегда.

Ему, понимаете ли, вдруг приспичило видеть во всех злоключениях “руку Москвы”. И считать Путина В. В. олицетворением мирового зла. И в словаре его прижилась злобная стайка мертворожденных словечек, а именно: “вата”, “ватники”, “колорады” и проч. А я дурно переношу сектантское мироощущение конспирологической выделки.

Ну, вольному – воля. С каждым может случиться. И со многими уже такое приключилось. Сам Гегель, узрев однажды Наполеона воочию, всерьез уверовал, что перед ним восседает на лошадке Мировой Дух. А ведь неглупый был господин, классический философ, изобретатель диалектики. Светильник, так сказать, разума. Но вот, маху дал, прельстился.

Мой бывший друг-приятель ни разу не мыслитель. Он господин вполне светский, большой поклонник английского футбола и любитель односолодового виски. То есть он человек утонченный, не чета мне, потребителю банальной водки. И футбольные ристалища оставляют меня чугунно-равнодушным, прямо беда, и перед “поцонами” неудобно. Но вернусь к экс-приятелю.

Наблюдая его в изрядном подпитии, изрыгающим свои ядовитые филиппики в адрес Путина и “колорадо-ватников”, я не мог взять в толк, отчего, пребывая в прокурорском азарте, он вдруг запускал компьютер, извлекая из его бездонной памяти стихи Цветаевой, Пастернака, Мандельштама, Роберта Рождественского, любимые советские фильмы и песни. И если и не рыдал, прослушивая и просматривая все это, то явно трепетал душою, исповедуясь в любви к строкам и звукам. Ну, допустим, он предпочитает отделять Россию от “Рашки”, но в этом случае все же признает некую культурную общность, которая легко игнорирует пограничные водоразделы, ведь так получается? Так.

Я заговорил о бывшем приятеле не из сентиментальных побуждений, ибо расстаюсь с неприятными людьми легко и надолго. Однако вспомнить его меня заставил все тот же В. В. Путин, который недавно на одном из саммитов заговорил о едином информационном пространстве. И эта вскользь оброненная им фраза заметно насторожила местных властителей дум.

На прошлой неделе я был приглашен на интернет-радио, где подвергся дружескому допросу по указанной выше теме. Неожиданно для себя я вдруг впал в некоторое буйство, рассуждая о свойствах современного российского телевидения, однако хронометраж передачи ограничил мой обличительный раж. Рискну продолжить здесь.

Не считаю возможным и сколько-нибудь полезным полное и окончательное отключение российского ТВ, это даже не обсуждается.

Однако блокировать некоторые программы представляется мне просто необходимым – ввиду их очевидной злокачественности.

Даже в названии популярнейшего ток-шоу “Пусть говорят” есть плохо скрытая сословная спесь, милостивая снисходительность. Болтай, быдло, благовести боталом, баре балдеть будут, бараньим блеянием брезгуя и блюя! Где они отыскивают эти смрадные, отдающие немытым исподним истории, где находят эти изможденные лица, эти медные лбы и оловянные глаза, отягощенные потомственным многовековым пьянством? Правда жизни? Идите к черту. Это правда ее подвалов и ночлежек, спецприемников и вытрезвителей, это правда коммуналок с вечными сварами, скотством и свинцовыми мерзостями. И вот уж уязвленная успехом громокипящего шоу гламурного Малахова возникает согбенная фигура стареющего хипстера Гордона, мизантропически взирающего на извивы естества – как “Мужского”, так и “Женского”, в складках которого заплутали чьи-то дерзкие сперматозоиды и простодырые яйцеклетки. Ах, какие женщины рыщут с половниками в поисках настоящих полковников, сдающих генетические тесты на отцовство!

Послушайте, если влечение к жизни маргиналов столь непреодолимо, то запустите какой-нибудь канализационный каналишко, назовите его “Клоака” или там “Воронья слободка” и дуйте до горы! Но не на федеральных же кнопках устраивать столь продолжительное и оскорбительное для страны непотребство.

Политические ток-шоу мало чем отличаются от тех, которые “за жизнь”. Все та же “жесть” и те ж стишки в альбомах. Крики, оскорбления, агрессия, ненависть, брызги слюны и желчи и вечный Жириновский, которому давно пора всучить “Тэфи” с условием более никогда не появляться на экранах. Да ведь надует…

Послушайте, а как можно было исхитриться и сделать из НТВ, великолепного когда-то новостного канала, эту мутную уголовную кунсткамеру, набитую “операми”, похожих на собак, и псами, выгодно отличающимися от “следаков”?

Неужели не осточертели зрителям плохо выбритые “настоящие мужики”, их подруги – несколько блудливые полицейские дамы, их косноязычные беседы, их собачьи свадьбы и упоительное пьянство по поводу и без повода, их бесконечная то пальба, то гульба? А чего стоят сенсационные программы выходного дня с их непроходимым, гепатитно-желтым идиотизмом? Появилось, правда, “Салтыков-Щедрин шоу”, где нормальные остроумные люди беззлобно, но чувствительно острят по поводу дорог и дураков – так это же майский день, именины сердца, оазис в пустыне!

Но если вы задались целью окончательно сбрендить, то включите РЕН-ТВ. Это такая огромная “Палата № 6” с веселым санитаром, Михаилом Задорновым, который один только и смахивает на здорового человека.

Будем справедливы: есть безукоризненный и содержательный канал “Культура”. Есть уютные и вполне пристойные программы, специализирующиеся на кино, есть очень хорошие образовательные передачи. Но львиная доля эфирного времени так называемых федеральных каналов посвящена какому-то бредовому и безвкусно декорированному Апокалипсису.

И это безразмерное, рыхлое, галлюциногенное месиво, которое, на мой взгляд, наносит людям непоправимые ментальные травмы, не может стать ни основой общего информационного пространства, ни образцом для подражания. Пусть будет эфирное пространство единым, но делимым. И даже вычитаемым.

И вообще, уж лучше, право, футбол смотреть.

Хотя и там, как видно из последних репортажей, бал правят не нападающие или голкиперы, а банды пьяных гопников, называющих себя фанатами.

Вот так. Вместо журналистов – полуграмотные блогеры, вместо телевидения – дантов ад, вместо футболистов драчливые хулиганы, вместо врачей – целители. Но заметнее всех – террористы. Похоже, восстание масс, о котором предупреждал Ортега-и-Гассет, не только началось, но закончилось их победой.

Ну что же. Как любил говаривать товарищ Познер, такие настали времена.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть