Опубликовано: 20200

Ботакоз Копбаева: о суде, прежнем восхищении Жанией Аубакировой и махинациях в консерватории

Ботакоз Копбаева: о суде, прежнем восхищении Жанией Аубакировой и махинациях в консерватории Фото - Тахир САСЫКОВ

После скандала в консерватории имени Курмангазы в Алматы глава государства освободил от должности ее ректора – народную артистку Жанию Аубакирову.

О том, как рушатся идеалы, стоит ли бороться за правду и в чем, собственно, эта правда, рассказала бывший проректор консерватории Ботакоз Копбаева, благодаря которой общественность и узнала о махинациях в учебном заведении.

Я ожидала увидеть упертого борца, жесткого правдоруба с кучей бескомпромиссных принципов, человека, который сумел, несмотря на дружеские отношения, переступить через себя и бороться за справедливость. Таков был образ, созданный в социальных сетях вокруг имени Ботакоз Копбаевой. Наверное, как и у многих, кто следил за скандалом, который разворачивался вокруг консерватории.

Но на интервью пришла хрупкая, светлая женщина с улыбчивым лицом, и мне пришлось на ходу менять сценарий беседы.

Не захотелось колких подробностей, как ее запугивали, нападали со спины, давили административными и не только методами за эти недели борьбы за правду. Мне хотелось только узнать: нужна ли была нам эта правда? И что теперь делать с ней, когда, казалось бы, созданные обществом идеалы тоже оказались не идеальны.

Я о Жание Аубакировой, любимице народа, которой хотелось всегда любоваться и верить ей…

– Вы раскрыли правду, но ее оказалось слишком много, люди испытали культурный шок, ведь речь идет о человеке, которым они восхищались. Мнения разделились. Мне кажется, вам не могут простить того, что был разрушен некий идеал, их и так оставалось немного в обществе.

– Понимаю состояние этих людей. Я пришла в консерваторию с теми же чувствами. Мне казалось, я прикасаюсь к миру чистых нот, музыки и культуры. Я тоже восхищалась Жанией Аубакировой. Понятно, что для многих она была идеалом. Но перед такими людьми – большая ответственность оправдывать надежды. Вместе с почитанием они получают колоссальную ответственность перед народом, который их любит. И сейчас внутри тех, кто восхищался ею, идет психологическая борьба…

– Вам тоже пришлось бороться с собой, ведь вы были в дружеских отношениях? Оказались в ситуации, когда Платон друг, но истина дороже?

– Абсолютно точно, было очень тяжело пойти на этот шаг. И все это зрело внутри меня долго. Я давно узнала о том, что происходит в консерватории, но отмахивалась, не хотела верить. Потом мне захотелось защищать Жанию Аубакирову. Ведь она человек творческий и далека от цифр, отчетов. Тогда я думала так.

Некоторые говорят, что я ударила ее в спину. Нет. Я целый год отдавала всю себя работе, чтобы улучшить состояние консерватории: люди получили премии, повысили квалификацию, мы начали закупать инструменты, делать ремонт.

Консерватория получила глоток свежего воздуха, когда финансовые потоки пошли на нужные цели. И когда сегодня пытаются преподнести ситуацию как ссору между двумя женщинами, которые не поделили деньги, это просто глупо. Конфликт был глубже и трагичнее.

Я оказалась перед выбором между любимой личностью и собственным профессионализмом с гражданской позицией.

Когда начали разрастаться масштабы выявляемых хищений, стало еще труднее. Я поняла, что должна раскрыть на это людям глаза. Промолчать в такой ситуации – значило стать соучастником. Я поняла: если не скажу, то никто этого не сделает. То, что произошло в консерватории, я могу назвать оздоровлением.

– А что будет дальше?

– Я не знаю, что будет дальше. 12 июня ректор была освобождена от должности. Сейчас пришел новый, часть команды Жании Аубакировой уходит. Меня тоже уволили этим числом по ее распоряжению, якобы за отсутствие на рабочем месте в течение трех часов. Но я собираюсь идти в суд, для меня это важно.

За это время я получила много отзывов с поддержкой от людей, которые прежде были вынуждены уйти из консерватории, были раздавлены Жанией Аубакировой.

Все говорят, это чудо, что я добилась правды. Я часто в своей жизни страдала от того, что для меня важна справедливость. Но внутри меня это есть, и я не смогу спать, если мне придется идти на поводу у кого-то, кто нечист на руку.

– Конфликт в консерватории принял признаки информационной войны, когда в социальных сетях началась жаркая дискуссия и разделились мнения. Вы ожидали такой реакции?

– Я не развязывала никакой войны, не просила никого писать обо мне. Это был шаг отчаяния. Когда я пришла после ученого совета, где рассказала обо всех нарушениях, а меня объявили непрофессионалом и указали на дверь, то обратилась к общественности. Дальше я уже просто реагировала на сообщения. Мне стали писать: кто-то поддерживал, кто-то нападал. Войны не было, я оборонялась. Вперед – и с брамсом!

– Помимо морального давления было и физическое – на вас напали, но это вас тоже не остановило и не напугало…

– Нет, не остановило. Я решила, что права и должна идти до конца. Мне часто говорили: жизнь дороже, уезжай отсюда, оставь всё. Но я не могу, это было испытанием для моих собственных убеждений.

Угроза существует до сих пор, может быть, месть, ведь в махинациях оказалась замешана большая группа людей – там и бухгалтеры, и часть сотрудников административного персонала, перечислять можно долго.

Откуда взялись деньги, куда они ушли… На каком этапе проглядели вывод денег, речь идет где-то о 200 миллионах тенге ежегодно. Это всё выяснит следствие.

– Выявленные нарушения в консерватории – это лакмусовая бумажка того, что в целом происходит сегодня в обществе. Хотели ли бы вы этим шагом привлечь внимание к тому, что пора уже провести тщательную ревизию бюджетов в подобных организациях.

– Мне бы хотелось именно это донести. Сейчас борьба с коррупцией приобрела реальные очертания, сегодня уже нет неприкасаемых, так и должно быть. Когда не важно, какая у тебя должность, ведь все равны перед законом.

Часто, когда люди слышат об арестах за коррупционные преступления где-то в высоких кабинетах, их это не трогает, потому что происходит где-то далеко. Но когда это касается конкретных людей, с которыми они пересекаются, то заставляет всерьез задуматься.

Если бы была создана комиссия, которая бы провела ревизию во всех вузах, это было бы очень эффективно. Ведь практически в каждой семье есть студент. Такое оздоровление бы показало, что государство разворачивается в сторону проблем простых людей. Такая же межведомственная комиссия, которая приехала с проверкой после моего обращения, нужна и в других учебных заведениях.

– Когда разгорался конфликт в консерватории, мало кто представлял, что результатом может стать отставка Жании Аубакировой, тем более в такие короткие сроки. Вы ожидали такого результата?

– Конечно, все произошло очень быстро. У меня было заявление на имя главы государства и в прокуратуру на 20 страницах. В Администрации Президента дали задание разобраться в ситуации, сформировать комиссию в трехдневный срок. Я предоставила все документы, чтобы подтвердить факты.

Такая реакция на мое письмо – это большой показатель, что работа идет и она эффективна.

– После этой истории, когда молва уже наделила вас полномочиями эффективного борца за справедливость, могут обрушиться сотни просьб помочь решить вопросы, найти правду. Вы готовы взяться за это?

– Такой цели не ставила, конечно, я хочу, чтобы ситуация в стране стала лучше, но я обычный человек. Люди пишут, они стали видеть во мне человека, который может им помочь. Но частенько, когда начинаешь вникать в такие дела, выясняется, что порой они сами не правы.

Я бы хотела проводить ликбез для людей, рассказать, какие у них права, как устроена система госуправления, как работает бюджет. Но главное, пояснить, что нужно повышать свою ответственность. У нас, к сожалению, уже развился коррупционный иммунитет, мы считаем, что это нормально. Наверное, лучше будет, если каждый начнет с себя. Мы все кормим этого дракона. Дать взятку легче, и многие идут этим путем. Просто люди считают, что по-другому и быть не может.

Мне писали: ваша ситуация показала, что даже один в поле воин. Нужны такие прецеденты. Они меняют сознание людей. Жания Аубакирова: «Я серьезно и страстно хочу, чтобы все казахстанцы понимали настоящую ценность музыкального искусства»

Хронология событий в консерватории имени Курмангазы

2 мая 2017 года Ботакоз Копбаева назначена проректором консерватории по вопросам экономики и финансов.

В июле она начала обнаруживать первые намеки на хищения, разбирая документацию. И потребовала объяснений от бухгалтера.

7 августа на Ботакоз Копбаеву было совершено нападение.

В ноябре были выявлены первые хищения по результатам аудита, проведенного в августе. Уволен главный бухгалтер консерватории.

В апреле 2018 года повторный аудит выявил хищения в 74 миллиона тенге со стипендий.

13 апреля состоялся ученый совет, после которого Копбаеву попросили уволиться из консерватории.

2 мая Копбаева обратилась с письмом к главе государства, рассказав о нарушениях.

19 мая прибыла проверка межведомственной комиссии.

12 июня ректор консерватории Жания Аубакирова была освобождена от должности. Но успела уволить и Ботакоз Копбаеву.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть