Опубликовано: 5835

“Бактериологические бомбы”: По городу – с палочкой Коха

“Бактериологические бомбы”: По городу – с палочкой Коха

Несмотря на победные отчеты медиков, сегодня заразиться туберкулезом легче легкого. Достаточно проехать в переполненном автобусе с носителем палочки Коха.Да, заболевших положено брать на учет и лечить, но всех ли удается выявить? И есть ли гарантии, что живые “бактериологические бомбы” не встретятся вам по дороге?

По словам медицинских работников, борьба с туберкулезом остается приоритетным направлением в социальной политике. Звучит хоть и пафосно, но обнадеживающе: мол, за столь опасной инфекцией медики неусыпно следят.

Однако трагический опыт алматинца Сакена ШАРДАРОВА, сын которого заразился туберкулезом в исправительном учреждении, но, не вылечившись, ходил на работу, заставляет усомниться в том, что люди в белых халатах держат ситуацию под контролем.

Отчего закон не сработал?

Сын нашего собеседника, заразившийся туберкулезом (врачи колонии-поселения об этом знали), тем не менее был направлен администрацией исправительного учреждения на работу на одно из алматинских предприятий. Так что он каждый день ходил по городу, ездил в автобусах, общался с людьми…

То, что наши исправительные заведения давно уже стали рассадниками туберкулеза и прочих заболеваний, не секрет.

Этой проблеме 11 декабря 2014 года даже было посвящено заседание коллегии Генеральной прокуратуры, на котором генпрокурор РК Асхат ДАУЛБАЕВ сказал: – Несмотря на прилагаемые усилия, качество оказываемых медицинских услуг в исправительной системе ухудшилось. За последние 10 лет на фоне общего снижения “тюремного населения” на 35 процентов смертность заключенных возросла в 1,5 раза, тогда как средний показатель по республике снизился в 1,3 раза.

В итоге на свободу выходит все больше людей, подхвативших за решеткой страшные инфекции. И кто может гарантировать, что все они находятся у врачей под контролем?

Хотя медицинские работники обязаны взять их на учет. Кроме того, по законодательству не должны допускаться к работе лица при наличии у них заразных и деструктивных форм туберкулеза легких, а также других опасных инфекций. Почему же для сына Сакена Шардарова это положение закона не сработало? И где гарантии, что нет и других подобных случаев?

– Сын заразился туберкулезом в колонии, – говорит Шардаров.– Значит, ему не обеспечили условия содержания, исключающие возможность инфицирования этой болезнью, не приняли мер к свое-временному выявлению туберкулеза и лечению?

Признаки заражения у него были выявлены 7 ноября 2013 года при обследовании в передвижной флюорографической машине, администрации исправительного учреждения было рекомендовано его дообследовать. Но делать этого никто не стал, 25 декабря 2013 года сын почувствовал себя очень плохо и без ведома администрации исправительного учреждения обратился в медицинский центр. Там у него обнаружили инфильтративный туберкулез верхних долей обоих легких. 30 января 2014 года сына госпитализировали в противотуберкулезный диспансер города Алматы, где он находился на лечении по 19 сентября 2014 года. К сожалению, он так и не излечился. Но его все равно выписали.

17 февраля 2015 года Сакен Шардаров вновь отвел сына на медобследование, которое выявило признаки двухстороннего очагового туберкулеза. Выходит, парня опять нужно лечить. Но сейчас он оказался на положении бомжа – своей квартиры у него нет, а где он сейчас обитает, встревоженный отец даже не знает.

Туберкулез излечим, но не всегда

Директор Национального центра проблем туберкулеза доктор медицинских наук профессор Тлеухан Шилдебаевич АБИЛДАЕВ говорит, что по оценкам ВОЗ ежегодно в мире этой болезнью заболевают примерно 8,6 миллиона человек и около 1,3 миллиона умирают от нее. В Казахстане пик заболеваемости пришелся на 2002 год, когда на 100 тысяч населения было 165 заболевших, в 2014 году их количество снизилось до 66,4 человека. Однако всех ли удается выявить?

– Если человек заболевает, где это могут обнаружить?

– Туберкулез могут заподозрить врачи в поликлинике. Например, человек кашляет более 2 недель, у него слабость, температура, потливость по вечерам. У таких пациентов обязательно берут анализы мокроты, их консультирует фтизиатр. Если диагноз подтверждается, больного направляют на лечение – амбулаторное или стационарное. Для граждан Казахстана оно бесплатное. Более того, больным в регионах выделяется определенный социальный пакет. Иногда это продукты питания, лечебные препараты или бесплатный проезд.

– Сколько времени занимает лечение?

– Чувствительная форма туберкулеза лечится в течение 6–8 месяцев, лекарственноустойчивая – 18–24 месяца. Потом нужно обязательно наблюдаться у врача.

– Можно ли вылечить туберкулез окончательно?

– Да, но только в том случае, когда больной выполняет схему лечения, которую установил врач.

– А если он не станет этого делать?

– В таком случае болезнь перейдет в более сложную мультирезистентную – лекарственноустойчивую форму. Это когда палочка Коха становится устойчивее к лечебным препаратам. Таких больных трудно вылечить, иногда невозможно…

Всех ли обследовали?

Несмотря на оптимистичные отчеты официальной медицины, гарантировать, что абсолютно все заболевшие находятся под контролем, не может никто.

Дело в том, что если сам больной не обратится к врачам, то выявить у него туберкулез будет невозможно. Давным-давно в стране не проводятся массовые обследования на туберкулез, как было в советские времена. Сейчас обследуют лишь тех, кто обратился в больницу с другими заболеваниями или проходит медосмотр по требованию работодателя. А если человек – самозанятый? И к врачам давно не обращался? Тогда он годами может быть носителем палочки Коха, заражая окружающих, и никто об этом даже не догадается. Примером могут быть недавние случаи: в одном из детсадов республики туберкулезом была больна воспитательница, а в одной из школ два заболевших ученика спокойно ходили на уроки.

Также никто не может дать гарантий, что среди приезжающих к нам ежегодно гастарбайтеров (их количество в последнее время неуклонно растет) нет больных туберкулезом, но их тоже никто не обследует.

Свою лепту в распространение палочки Коха вносят и граждане, которые освободились из мест заключения. Где сейчас находится сын нашего собеседника, не знает никто, в том числе и сам Сакен Шардаров.

И на вопрос, сколько таких “биологических бомб” ходит по городам и весям страны, не может ответить никто.

Загрузка...

X Закрыть