Опубликовано: 490

14 тысяч граммофонных и патефонных пластинок – самую большую коллекцию в мире собрал казахстанец

14 тысяч граммофонных и патефонных пластинок – самую большую коллекцию в мире собрал казахстанец Фото - Самая большая в мире коллекция граммофонных пластинок и ее владелец

14 тысяч граммофонных и патефонных пластинок – это самая большая коллекция в мире, которую собрал казахстанец из Павлодара Наум ШАФЕР. Ее он собирал более 50 лет. С женой Натальей Михайловной был уговор: свою зарплату он тратит на пластинки, зарплату жены – на жизнь.

Всё началось еще до рождения Наума Григорьевича. В 1930 году его родителям на свадьбу подарили патефон и 30 пластинок. Семья тогда жила в Бессарабии (ныне – Республика Молдова). С самых ранних лет маленький Наум проявлял к патефону и пластинкам гораздо больший интерес, чем к игрушкам. В 1940 году в Бессарабию вошли советские войска. В 1941 году Шаферов депортировали в Казахстан.

В поклажу вошел и тот самый патефон с пластинками. Энкавэдэшники хотели забрать аппарат себе. Но маленький Наум, влюбленный в музыку, использовал самое сильное детское оружие – плач и слезные просьбы. Один из милиционеров разрешил Шаферам взять 100 килограммов любых вещей. Патефон в итоге все-таки забрали, но пластинки оставили. Наум Григорьевич до сих пор благодарен тому офицеру.

“Граммофон трактирный” 1887 года выпуска. На нем посетители творческих вечеров в Доме Шафера слушают отголоски истории

“Граммофон трактирный” 1887 года выпуска. На нем посетители творческих вечеров в Доме Шафера слушают отголоски истории

В июне 1941 года семья Шаферов и те самые 30 пластинок прибыли в Казахстан. В поселок рядом с Акмолинском (ныне – Нур-Султан). Они и стали основой коллекции Наума Григорьевича. Повезло.

Как звуки становятся историей

В Казахстане Наум окончил школу, поступил на филфак КазГУ. В 1947 году на конкурсе художественной самодеятельности он исполнил свое произведение “Вечерний вальс”. В жюри тогда сидел известный композитор Евгений Брусиловский – основоположник казахской национальной оперы.

Он высоко оценил композиторские способности Наума. Стал индивидуально и безвозмездно обучать его музыке и даже посоветовал своему ученику бросить филфак и поступить в консерваторию. В консерваторию Шафер не поступил, но продолжил творить как композитор, взяв псевдоним Нами Гитин.

Когда Брусиловский узнал, что Наум коллекционирует пластинки, пришел в восторг: “Ты даже не представляешь, что ты делаешь!”.

Брусиловский не раз обращался в министерство культуры СССР с просьбой создавать фонотеки. На что всегда следовал ответ: “Ну мы же издаем ноты?”. Евгений Брусиловский пытался объяснить чиновникам, что ноты нотами, а стиль исполнения, а с ним и дух времени, может передать только звуковая запись. Эта музыка, казалось тогда, никому не нужна.

Изданная в Англии пластинка из личной коллекции Исаака Дунаевского с записью песни “День и ночь” Коула Портера, 1930-е годы. “Gay” в ту пору означало “весёлый”

Изданная в Англии пластинка из личной коллекции Исаака Дунаевского с записью песни “День и ночь” Коула Портера, 1930-е годы. “Gay” в ту пору означало “весёлый”

Но упрямый Наум Шафер продолжал собирание. Покупал в магазинах, переписывался с коллекционерами из многих стран мира, обменивался с ними. Ныне в коллекции пластинки, изданные на всех континентах с конца XIX до середины ХХ века. На них записана музыка практически всех народов мира – от фольк­лора до классики.

Где есть казахская музыка

В коллекцию Шафера входит самое большое в Казахстане собрание казахской музыки 1930-х годов на грампластинках. Это 10 000 виниловых пластинок, более 1 500 бобин и компакт-кассет. За полвека владелец коллекции составил картотеку из полумиллиона карточек.

В 2002 году с помощью местных властей в Павлодаре открыли Дом-музей Шафера. В нем – библиотека, которая состоит из более чем 17 000 книг и 64 000 газет и журналов (начиная с 30-х годов XX века). Наибольшую ценность представляют свыше 100 изданий русских писателей и поэтов, выпущенных в XIX веке. Наум Григорьевич и Наталья Михайловна живут буквально за стеной от этих сокровищ.

Изданная в Англии пластинка с записью вальса “Неаполитанские ночи” Джона Степана Замецника в исполнении Лондонского оркестра новинок, 1930-е годы

Изданная в Англии пластинка с записью вальса “Неаполитанские ночи” Джона Степана Замецника в исполнении Лондонского оркестра новинок, 1930-е годы

Наум Шафер был фанатом творчества Исаака Дунаевского. В 1988 году он официально издал на виниле на фирме “Мелодия” уникальный сборник “Исаак Дунаевский в гостях у Михаила Булгакова”. В него вошли произведения, которые композитор исполнял своему другу.

Шафер собирал эти записи 15 лет.

Сын Дунаевского – Евгений – был настолько этим растроган, что подарил Науму Григорьевичу несколько десятков граммофонных пластинок из личной коллекции отца.

Среди них редчайшие экземп­ляры, которые Исааку Дунаевскому в 1930-е годы тайно из-за границы привозили знакомые дипломаты. Наум ШАФЕР. "Вечерний вальс" длиною в жизнь

В 1995 году Наум Шафер издал на виниле сборник “Кирпичики” – антология городской русской песни за 100 лет (1850-е – 1950-е годы)”. Произведения были исполнены талантливыми павлодарскими музыкантами, ныне работающими в России и США. Это была последняя виниловая пластинка, изданная на фирме “Мелодия”.

Иголки надо чаще менять

В 2008 году посол Великобритании в Казахстане Пол Браммел увидел пластинки и услышал песни, которые ему в детстве пела бабушка. Позже он издал буклет о Доме-музее Шафера, поддержанный Британским советом.

В 2010 году посол Греции Евангелос Денаксас и его жена были поражены тем, что любая греческая песня, которую они называли, тут же материализовывалась в виде записи на патефонной пластинке. После этого сотрудники музея стали шутить, что у них, как и в Греции, есть всё.

А в 2016 году в гости к Науму Григорьевичу пожаловал бывший британский ди­джей, а ныне инженер Николас Бригэм.

Он подарил Науму Григорьевичу виниловую пластинку "The Beatles" 1965 года, а тот ответил своим диском “Кирпичики” и сборником песен джазмена Бинга Кросби.

Вывеска Дома-музея Шафера

Вывеска Дома-музея Шафера

Дом-музей Шафера посещают приезжающие из многих стран. Наум Григорьевич рад каждому гостю, влюбленному в музыку, и готов лично провести экскурсию по музею и поставить пластинку на патефоне. Ему уже почти 90 лет. А патефонная игла рассчитана на воспроизведение только трех пластинок. Потом ее надо менять. Местный журналист и писатель Юрий Поминов с сыном заказали в Азербайджане для Дома-музея Шафера по старым лекалам 700 игл.

Не продается

Сегодня в музее Шафера работает концертный зал. Здесь еженедельно проходят литературно-музыкальные вечера, презентации, встречи с поэтами, композиторами, артистами. В зале – раритетный граммофон, которому больше 120 лет. Именно на нем сотрудники музея ставят слушателям патефонные пластинки – услышать эхо истории.

Коллекционеры со всего ми­ра не раз обращались к Науму Григорьевичу с просьбой продать коллекцию. Предлагали большие деньги. Государственный музей Глинки имеет виды примерно на 300 записей, которых нет в музее композитора в Москве. Но они есть в музее Шафера в Павлодаре. Музейщики жаждут заполучить хотя бы часть коллекции. Но Наум Григорьевич любит Павлодар и хочет оставить свое сокровище и сохранить его для потомков.

Владислав ЕРМАЧЕНКО, ПАВЛОДАР

Фото Владислава ЕРМАЧЕНКО, Николаса БРИГЭМА и из архива Дома-музея Шафера

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи