Опубликовано: 1743

Жизнь - отдельно, речи - отдельно, а погоны - само собой

Жизнь - отдельно, речи - отдельно, а погоны - само собой

На днях министр внутренних дел РК Каирбек Сулейменов и аким Алматы Виктор Храпунов провели в южно-столичном акимате совещание с участковыми инспекторами полиции города.

Не так уж часто люди, чья служба действительно "на первый взгляд как будто не видна", удостаиваются внимания высоких чинов. О проблемах участковых говорят из года в год и примерно одно и то же. С употреблением хороших глаголов типа: улучшать, повышать, обеспечивать... Например, вечная тема - кадры. Нет в Казахстане ни курсов, ни школ, где будущим анискиным давали бы основы правоведения, психиатрии, логики, проводили бы тренинги по ситуациям, повышали интеллектуальный - да, да! - уровень. Считается, что работа "с населением" не требует какой-то особой подготовки. Более того, направляют сюда, как правило, молодых - пусть, мол, опыта поднаберется, а уж потом - в "следаки" или дознаватели. Это, по мнению профессионалов, большая ошибка полицейских начальников, среди которых, впрочем, нет ни одного бывшего участкового. Надо - наоборот: участковыми назначать тех, кто уже поварился лет пять в криминальной службе и несколько лучше разбирается в людях, чем 22-летний выпускник училища. Участковый - это, прежде всего, авторитет. Что может сказать неопытный парнишка заслуженному ворюге, пришедшему до лому в очередной отпуск? Или седому дебоширу, воспитывающему жену кулаком? Скорее уж, те скажут... В некоторых странах, к примеру, в службу надзора (нечто близкое к нашей системе участковых) не принимаются полицейские без опыта работы и моложе 40 лет. В Алматы, где население почти на 140 тысяч перевалило за миллион, несут службу 299 участковых. Согласно древней инструкции, на одного должно "приходиться" не более 3 тысяч жителей. А сегодня средняя нагрузка на каждого - около 16 тысяч граждан. Город растет, и, по мнению профессионалов, давно пора и штаты расширить, и количество участков увеличить - сейчас их 72, а должно быть, как минимум, в полтора раза больше. Причина, по которой этого не делается, банальна и даже стыда за державу не вызывает: нет денег. Многие участковые пункты - то бишь оазисы правопорядка - ютятся бедными родственниками в зданиях, выкупленных частными лицами. Новые хозяева желают, к примеру, ночной клуб организовать, причем на совершенно законных основаниях. И сделать ничего нельзя: на праве оперативного подчинения пункты относятся, безусловно, к ГУВД, а жилищного - к владельцам зданий. Акимат вежливо не замечает ситуации и предпочитает отмалчиваться. Политику страуса чиновники избрали и в вопросе создания реабилитационных центров для бывших зеков и бомжей. То есть теоретически все - за. Как только дело доходит до конкретики, ответ следует один: нет средств. И никаких попыток их изыскать не предпринимается. А меж тем такие центры значительно облегчили бы работу участковых. Сегодня в южной столице состоят на учете 56902 человека, которые, говоря языком протокола, "подлежат профилактическому воздействию". То есть: отсидевшие срок или вышедшие на волю по амнистии, граждане ранее судимые, алкоголики, наркоманы, хулиганы... Участковый обязан навещать каждого из них не реже раза в квартал. Займемся еще раз арифметикой, в частности, делением. Получается, что один инспектор отвечает в среднем за 190 душ. Спрашивается, каким образом он может управиться со всеми за 3 месяца? Ответ: если будет ежедневно посещать двоих-троих. Но ведь его задача - не просто забежать на пять минут, ему нужно с соседями, с семьей поговорить, обстановку изучить. А другой работы - по горло: это и приводы в суд, и доставка на экспертизу, и выезды по вызовам, и прием граждан. Кстати, выезды - громко сказано. Автомобилей у участковых нет. Алкоголиков и прочих несознательных элементов они доставляют на автобусах и трамваях. Привозит полицейский гражданина в наркологию, а комиссия, которая судьбу оного гражданина на ближайшие полгода должна решить, переносит заседание на другой день. Гражданина отпускают. Через неделю, участковый, с трудом отловив его, снова везет знакомой дорожкой. Комиссия находит, что материалы устарели, и требует новых данных экспертизы: анализы крови и других веществ организма. Гражданина отпускают... Так может продолжаться долго. Та же картина - в судах. Никто не ждет там участкового и его подопечного с распростертыми объятиями. Судье вечно некогда: один процесс за другим, в тесных коридорах маются истцы и ответчики. По закону судья может рассмотреть дело в течение 15 дней, вот он и пользуется этим правом, то и дело "отодвигая" настырного полицейского. Обычная волокита. Но это - время, силы, сбитый график работы. А ведь участковому еще отчеты ежемесячные составлять надо. Столы завалены бумагами. Когда я заикнулась о компьютерах, на меня посмотрели, как на тетеньку с Луны - в половине пунктов нет обыкновенной печатной машинки, которую на Западе, наверное, можно увидеть только в музее. Суть работы участкового инспектора - профилактика правонарушений, то есть предупреждение их, и об этом четко говорится в приказе МВД РК №100 от 17 февраля 2001 года, регламентирующем деятельность участкового. На практике же его работа строится на раскрытии совершенных противозаконных поступков. Так получается. Потому что для воспитательной работы остается только ночь, а ночью спят даже алкаши и наркоманы. В основном. В сотом приказе расписано от и до, чем должен заниматься участковый, но ни слова не говорится о том, чем - не должен. Вследствие чего чиновники навешивают на сердечного бессчетное количество хомутов - он часто подменяет санэпидемстанцию, судебных приставов, экологическую службу, дежурит в оцеплении на митингах и концертах. Еще у нас почему-то любят "перебрасывать" инспектора с участка на участок. По идее, он, конечно же, должен жить в том же районе, который курирует. Но такие совпадения редкость. За два-три года инспектор едва успевает изучить свой "контингент", составить для себя картину, как его переводят на новое место. Неграмотно это и нелогично. ...Участковый должен быть психологом и политиком, иметь хорошую реакцию и точный глаз, понимать людей и знать все законы - как юридические, так и житейские, обладать выносливостью и железными нервами. Что нужно сделать, чтобы работа участкового была полноценной и служила бы улучшению общества, а не констатации его пороков? Во-первых, освободить от несвойственных ему обязанностей и бумажного насилия. Главным критерием в оценке работы должно стать мнение жителей. Во-вторых, повысить зарплату (сегодня это 10 - 12 тысяч тенге), дать жилье и служебный автомобиль. Выделить обещанных помощников из сержантского состава РОВД - еще в позапрошлом году правительство приняло решение об этом, а вскоре само же приостановило его. А главное, не принимать сырых законов - таких, как новый Кодекс об административной ответственности, с огромным числом статей которого еще долго предстоит разбираться полицейским-практикам. Приятно, конечно, когда тебя приглашают на совещание, жмут руку и вручают почетную грамоту, как это было давеча в Алматы. Только субординация, видимо, не позволяет "посовещаться" откровенно: грамота - это, конечно, здорово, но совсем неплохо бы к ней конвертик приложить. Либо сказываются природная скромность и генная робость перед старшим по званию. Так что все это немного отдает советской системой поддержки энтузиазма: начальственные речи - отдельно, жизнь - отдельно. На определенном ее участке.

[X]