Опубликовано: 2175

Технологический бизнес-инкубатор как "эмбрион" инновационного развития

Технологический бизнес-инкубатор как "эмбрион" инновационного развития

В 2006 году в Казахстане в Алматы "Национальный инновационный фонд" (НИФ) планирует открыть несколько технологических бизнес-инкубаторов (ТБИ) на базе отечественных ВУЗов в рамках реализации стратегии формирования и развития национальной инновационной системы.

По словам Госмана Амрина, председателя правления НИФ, всего таких ТБИ планируется создать около 12, с прямой поддержкой государства. Естественно, различного рода ТБИ, могут быть организованы с участием отечественных частных инвестиций. Пару ТБИ откроют и в Астане. В нынешнем году на НИОКР (разработка научно-конструкторских технологий) из госбюджета было выделено 11 млрд. тенге. Технологический бизнес-инкубатор - это научная площадка, база для ведения технологических разработок учеными. Это не традиционный инкубатор для развития какого-либо отдельного бизнеса, как можно представить. Слово "бизнес" здесь присутствует с точки зрения коммерциализации научных проектов. Это также может означать, что ученые должны были бы соседствовать с предпринимателями, инвесторами, или же теми, кто объединяет ученого и предпринимателя или представителями частных фондов через профессиональных посредников. Данным посредником должен стать менеджер научных, инновационных проектов. Профессия новая, даже новейшая для Казахстана, доселе не известная. Еще только предстоит выучить соответствующие кадры. В чем заключаются основные плюсы ТБИ? Он может покрыть многие расходы с точки зрения использования приборов, аренды недвижимости. К примеру, какая-либо организация не может позволить себе приобрести спектрометр, синхрофазотрон или электронный микроскоп. Зато все это может обеспечить техноинкубатор. Во-вторых, когда на одной площадке собираются сразу несколько физических и юридических лиц - субъектов научно-технического процесса, происходит взаимное обогащение за счет коллективного использования инфраструктуры. В этом случае она удешевляется для отдельно взятого участника. Кроме того, происходит взаимообмен информацией, и есть единая профессиональная направленность. В этом случае степень выживаемости и роста повышается. Одиночкам выживать практически невозможно. Вопрос, связанный с финансированием проектов местными инвесторами трудный и неоднозначный. В Казахстане частные инвесторы еще пока не спешат вкладывать деньги в науку, в технологические разработки. С другой стороны, вероятно, их трудно в этом обвинять в силу недоразвитости соответствующих инфраструктур: промышленного потенциала, связей ученых с промышленниками, оценки проектов и много другого. По поводу создания площадки ТБИ ведутся переговоры с Казахским национальным техническим университетом им. Сатпаева (КазНТУ) и Казахстано-британским техническим университетом (КБТУ). Перед НИФ стоит две задачи: создание среды для производства технологий (создание венчурных фондов) и предоставление инвестиций. По словам Госмана Амрина, вторая роль является не совсем привлекательной. Одна из главных проблем, которая возникает перед научно-техническим прогрессом и коммерческим оборотом инновационных проектов в Казахстане, заключается в отсутствии специализированных знаний и специалистов в области оценки и коммерциализации научно-технических проектов и разработок. С целью устранения пробела в данном направлении казахстанское правительство решило обратиться за помощью к американским специалистам. По этому поводу казахстанская сторона в лице НИФ заключила контракт с институтом IC2 Университета штата Техас в городе Остин (США). Американские специалисты будут заниматься Программой по развитию казахстанских технологических бизнес-инкубаторов и обучению менеджеров для них. Кроме того, Техасский Университет определен поставщиком по проведению аналитических исследований технологического развития РК, обучению управлению казахстанскими ТБИ и дальнейшему содействию в продвижении на международные рынки отечественных технологических разработок. Сумма договора НИФ и Техасского Университета равняется примерно 350 тысячам долларов. Представители Университета утверждают, что работа предстоит долгая и кропотливая. Почему был выбран именно Университет города Остин? В качестве официального обоснования приводится довод о том, что на базе этого Университета был создан первый в Америке Austin Technology Incubator (ATI) (технологический инкубатор г. Остин) в период, когда в Техасе разгорелся нефтяной кризис в связи с падением цен на этот энергоноситель. Экономика штата сильно пострадала. А сегодня он является, чуть ли не мировым лидером в деле строительства ТБИ. Казахстанско-американская Программа состоит из трех компонентов. Первый включает в себя оценку научно-технического потенциала университетов-партнеров "Национального инновационного фонда" по созданию совместных ТБИ и бизнес- окружения. Второй компонент включает оценку казахстанских технологий, проверку рынка и определение потенциальных партнеров для коммерциализации казахстанских технологических разработок. Кроме того, данная работа будет выходить за рамки деятельности ТБИ. Здесь придется заниматься маркетинговой работой в чистом виде: поиск и исследование рынков сбыта, потенциальных партнеров, формирование спроса и т.д. И последний - третий компонент включает в себя обучение казахстанских менеджеров ТБИ, открытие ТБИ и дальнейшее бизнес-развитие. В данном случае г-н Амрин призывает к тому, что очень важным является перенимание опыта сильных и успешных, в данном случае американцев. Кроме того, в пакет услуг Техасского Университета входит так называемое "теневое сопровождение" развития и становления ТБИ. В данном случае термин означает наставничество. Иными словами, когда создадут ТБИ, американская сторона будет какое-то время, как наставник, контролировать практическую деятельность инкубатора, беречь от ошибок, упреждать, вовремя подсказывать. В общем, "следить за ребенком". Госман Амрин сказал о важности использования американского опыта. Американский опыт - это притча во языцех на постсоветском пространстве. Как известно, в период советской перестройки, потом в период большого развала, только и говорили о важности изучения и применения американского опыта в чистом виде. И его провозглашали абсолютом, непререкаемой истиной или догмой. Позднее же начали сомневаться в том, что американский опыт является панацеей, - дескать, другая страна, другая экономика, другая специфика, - "нельзя слепо копировать!". Еще позже, упоминание или намек о применении американского опыта в Казахстане, стало даже "дурным тоном". Особенно после того, как американские нефтедобывающие компании приехали на казахстанскую землю и стали работать на шельфе Каспия. Многие поняли, что они применяют двойные стандарты. Это у себя на родине их заставляют соблюдать нормы "экологической чистоплотности" благодаря высоким штрафным санкциям. Здесь же их никто по-взрослому не наказывал, поэтому о "чистоплотности" они забыли. Тогда отечественные эксперты задались вопросом: "Ну, и где же хваленые американские технологии и опыт?". Однако мы отвлеклись. Это небольшое лирическое отступление на тему "об отношении к применению американского опыта в отдельно взятой стране". Г-н Амрин призвал использовать американский опыт, ибо разумно. Не исключено, что на определенном уровне развития отечественной экономики американский опыт может пригодиться. Уж что-что, а перенимать чужой, импортный опыт нам не привыкать - каких только "гастролеров" здесь не было. К примеру, у нас использовали чилийскую модель пенсионных фондов, перед глазами протекала деятельность бельгийского "Трактебеля", а кроме них у нас работают канадцы, французы, итальянцы, китайцы… Для того чтобы качественно, эффективно перенять чужой опыт, требуется политическая воля, курс, направление, изучение, подготовка кадров, готовность министерств и ведомств на изменения в своей работе. А кроме того, требуется масса времени и денег. Так что использование чужой мудрости - дело далеко не простое. А в производстве высоких технологий есть одно "но". Если даже в Казахстане и будут создавать HI-TECH Made in Kazakhstan, технологии будут отправляться за границу. Потому что здесь пока не созрел полноценный спрос в виде отечественного производственного инвестора, промышленный рынок непозволительно мал и все остальное (из него вытекающее) - тоже. Следовательно, нам придется гордиться своей высокотехнологической продукцией, потому что ее купили и применили где-то в далеких Соединенных Штатах, Европе или Африке и т.д. Иными словами, даже если мы и создадим что-то из ряда вон, работать оно будет на промышленность иностранных государств. Основная цель проекта сотрудничества с американцами заключается в разработке экономически обоснованной бизнес-модели инкубирования высокотехнологических предприятий с возможностью их успешной коммерциализации и вывода отечественных технологий и разработок на внутренний и внешний рынки. Госман Амрин сказал, что результаты исследований различных казахстанских госорганов высветили одну из таких важных проблем, как отсутствие или острый дефицит менеджеров инновационных проектов. Инновационные менеджеры - это предприниматели, которые могли бы коммерциализировать технологические разработки или знания, которые есть в Казахстане, могли бы исследовать рынки и т.д. Важность обращения за помощью к иностранным специалистам, по мнению Госмана Амрина, заключается в том, что "нам зачастую не хватает взгляда со стороны". Изнутри, мы кажемся сами себе "достаточно развитыми", хотя на самом деле такая оценка может оказаться предвзятой. Научно-технический потенциал у Казахстана есть, не хватает как раз внешних оценок. При этом "мы не боимся получать внешнюю оценку, потому что у нас есть потенциал". В данном случае важным еще представляется узнать, какие перспективы у Казахстана для выхода на мировые рынки технологий. По поводу развития и генерации технологических разработок Госман Амрин сказал, что он позитивно оценивает состояние таких отраслей, как ядерная, биохимическая, химическая. Насколько нам известно, и как об этом уже писала Караван.kz, в Казахстане много шансов для развития технологий в горнодобывающей отрасли, а еще в области создания моносилановых установок для солнечных батарей. Нуралы Бектурганов, генеральный директор "Центра химико-технологических исследований", сказал, что это технологии завтрашнего дня. Именно на них нужно делать ставку сейчас, а не слепо копировать сегодняшние зарубежные наработки. Госман Амрин сказал, что "НИФ" сегодня капитализирован государством на сумму, превышающую 157 млн. долларов. Уже созданы пять венчурных фондов. По мнению главы НИФ, на сегодня в стране средств для поддержки технологий достаточно, особенно государственной поддержки. При этом в Казахстане насчитывается не очень много действительно законченных, больших, привлекательных технологических разработок. И это несмотря на то, что Комитет по правам интеллектуальной собственности Минюста РК ежегодно выдает патенты примерно на две тысячи изобретений. В качестве примера г-н Амрин вспомнил о том, что не так давно Казахстан продал Китаю технологию катализаторов. Госман Амрин говорил и о том, что он удивлен, почему в деле финансирования научно-технических разработок многие уповают на государство. По большому счету, это должен делать рынок, частные инвесторы. А, во-вторых, что глупо рассчитывать на использование технологий, которые будут разработаны в Казахстане, для нужд местной промышленности. Единственное, в чем может выиграть Казахстан при использовании отечественных технологий - в получении дивидендов. Честно говоря, возникает какое-то странное чувство… Дело в том, что передовыми технологиями просто так не разбрасываются. Их держат в секрете (те же японцы и американцы). Они начинают продавать их в тот момент, когда они уже принесли основную прибыль, стоимость и отработаны внутри страны с точки зрения маркетинга и других более передовых технологий. Если Казахстан собирается создавать технологии завтрашнего дня, неверно с точки зрения стратегии и конкуренции продавать их за границу. С другой стороны, для всех очевидно, в каком состоянии находится отечественное производство. Не менее очевидным становится и то, что мы еще не готовы "проглотить" Hi-tech. А если нет спроса, значит и предложения не нужны. Следовательно, все, что здесь произведут из технологических разработок, действительно скорей всего уйдет за границу. Из этого также следует и то, что коль скоро местная промышленность не готова принять технологии, значит и финансировать она их тоже не готова. В результате получается, что местным инвесторам пока рано финансировать НИОКР. А значит и частники в ближайшее время не будут в нее вкладываться. Потому что спрос пока не созрел. Вот многие и утверждают, что технологические разработки под силу финансировать лишь государству. Ничего удивительного, суровая реальность. Без развития промышленных ресурсов высокие технологии Казахстану нужны как зайцу стоп-сигнал. И это понимают все. Электронный адрес автора: martinyhop2003@mail.ru
Загрузка...

[X]