Опубликовано: 6400

Политолог Данияр Ашимбаев: У нынешнего руководителя кабмина нет президентского потенциала

Политолог Данияр Ашимбаев: У нынешнего руководителя кабмина нет президентского потенциала Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

Данияр Ашимбаев “Элита, как клещ, который вцепился и пьет кровь из вполне здорового организма. И в этих условиях отдельные кадровые перестановки сути дела не меняют”.

В конце лета традиционно начинается очередной сезон политических прогнозов. Нынешний август не стал исключением – в стране активно муссируются слухи о ротациях на властном олимпе. “КАРАВАН” обратился к политологу, автору энциклопедии “Кто есть кто в Казахстане” Данияру АШИМБАЕВУ с вопросом о том, какой он видит предстоящую политическую осень-2016.

Отставка правительства, досрочный роспуск парламента и операция “Преемник” – традиционный набор предсказаний, который так же традиционно не сбывается, замечает эксперт.

– О последних двух пунктах сейчас нет смысла говорить: парламентские выборы прошли недавно, а Президент никуда не собирается. Поэтому базовый вопрос вновь упирается в правительство. Социально-экономическая ситуация в стране, мягко говоря, далека от идеальной, работа кабмина вызывает все больше нареканий плюс определенная психологическая усталость Карима МАСИМОВА.

С другой стороны, вопрос: кто заменит Масимова на посту.

САГИНТАЕВ (первый вице-премьер. – Прим. авт.), ШУКЕЕВ (предправления ФНБ “Самрук-Казына”. – Прим. авт.) и другие кандидаты из традиционного перечня принципиального изменения курса не принесут. Отечественный истеблишмент тесно связан с квазигосударственным сектором, банками второго уровня и в разных своих ипостасях проводит тот курс, который выгоден крупному бизнесу – с которым он, как правило, сам связан. То, за что мы ругаем Масимова, – те же претензии будем предъявлять другим. Так что вопрос, зачем менять и на кого менять, – открытый. Да и не получится ли так, что, уйдя на пост руководителя Администрации Президента, госсекретаря или главы “Самрука”, Карим Масимов через два-три года вернется в прежнее кресло? – задается вопросом политолог.

Кроме того, нынешняя позиция Масимова выгодна Президенту, считает эксперт.

– У нынешнего руководителя кабмина нет президентского потенциала – это уже всем очевидно, так что в качестве преемника главы государства он практически никем не рассматривается. При этом пребывание Масимова в премьерском кресле автоматически отодвигает всех остальных потенциальных преемников от трона. Фактор Масимова в том, что он своим существованием отодвигает в неопределенное будущее начало операции по смене власти. Другое дело, что это плохо влияет на экономику. Правительство генерирует здравые идеи, но не в состоянии нормально воплотить их в жизнь. Ни один проект Кабмина не был доведен до ума и не привел к положительным результатам, ни по одному мы не видим четкой отчетности – сколько денег потрачено, сколько построено, насколько построенное соответствует критериям. А те положительные достижения, которые все-таки имеются, создают впечатление, что сделаны они вопреки государственной экономической политике. То есть экономика сама по себе что-то строит, реконструирует, а работа правительства эффективнее и прозрачнее не стала, – говорит Данияр Ашимбаев.

Решения вроде девальвации тенге и других можно было бы обосновать макроэкономическими законами, но кабмин опирается не столько на них, сколько на конкретные деловые интересы компаний и банков.

– Это становится уже не исключением, а правилом. Мы видим, как правительство поступает с деньгами ЕНПФ, которые идут на спасение тонущих экономик нацкомпаний. А ведь они замышлялись как локомотивы роста, и именно они должны были кормить страну. Вместо этого государство продолжает вкладывать в них деньги. Не проще ли убрать всю эту посредническую цепочку – холдинг “Байтерек” и его “дочки”, которые автоматически увеличивают стоимость кредитов для бизнеса, убрать лишние звенья из нефтедобычи?.. Тот же “Самрук” проводит периодические кампании по оптимизации “дочек”, но на одну срубленную голову появляется две новых! – говорит политолог.

Что касается возможных отставок конкретных министров, вызывающих критику населения, то последний фактор в казахстанских условиях не является причиной для первого.

– Не всегда отставка или назначение зависят от общественной оценки работы чиновника. В свое время Юрий Лужков, отставки которого с поста мэра российской столицы требовал Съезд народных депутатов, приехал на съезд, поднялся на трибуну и сказал: “Не вы ставили – не вам снимать”, хлопнул дверью и ушел. У нас ситуация та же самая. Кроме того, для вхождения в курс дела, внедрения своих концепций министру нужно около 2–4 лет. А большинство нынешних членов кабмина назначены на посты недавно. Оценивать же министров только по заявлениям и планам бессмысленно, – резонно замечает эксперт.

В целом, глядя на поведение политической и деловой элиты страны, причем работающей в госсекторе или квазигосударственном, на ее дорогие иномарки, недвижимость, роскошный образ жизни, понимаешь: кризис в экономике наступил не для всех, отмечает Ашимбаев.

– То есть деньги в стране есть, как бы ни падали цены на нефть и металл, и оседают они в руках растущих элит. Так, может, для спасения экономики надо секвестрировать не социальные программы, а лишнюю элиту? Именно она является обузой для дальнейшего развития страны; лидерской, прорывной, стратегической, контрольной и иных функций она уже не несет. Элита, как клещ, который вцепился и пьет кровь из вполне здорового организма. И в этих условиях отдельные кадровые перестановки сути дела не меняют. Да, у нас немало отдельных министров, вице-министров, акимов, менеджеров квазигоссектора, которые работают компетентно, но как система это не работает. И в этих условиях нам нужно что-то делать, поскольку потенциал развития, саморегуляции системы себя уже исчерпал, – заключает автор энциклопедии “Кто есть кто”.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи