Опубликовано: 964

Новые страны - в старый список

Новые страны - в старый список

Недавно Госдепартамент США внес одну из центрально-азиатских республик в так называемый "Список государств, вызывающих озабоченность в сфере соблюдения религиозных свобод". Речь идет о Республике Узбекистан.

В ежегодном докладе Государственного департамента о свободе вероисповедания, в 2006 году было указано, что в Узбекистане: "…положение дел со свободой вероисповедания ухудшилось, и правительство продолжает ограничивать эти права на практике. Правительство продолжает свою кампанию против неодобренных исламских групп, подозреваемых в экстремистской деятельности, арестовывая множество предполагаемых членов этих групп и приговаривая их к длительным срокам тюремного заключения. Среди них было немало предполагаемых членов запрещенного экстремистского исламского политического движения "Хизб ут-Тахрир". Ответом на данный шаг Вашингтона стало заявление МИДа Республики Узбекистан, в котором узбекская сторона считает решение Госдепа США необоснованным и ничем иным, как вмешательство во внутренние дела суверенного Узбекистана. Заявление МИД Республики Узбекистан вполне понятное, логичное и оправданное с точки зрения здравого смысла. По большому счету, этим своим неуклюжим действием Белый дом вновь наглядно продемонстрировал мировому сообществу классический пример применения на практике принципа "двойных стандартов" по американскому образцу. Объективная информация о религиозной ситуации и о деятельности религиозных объединений на территории Республики Узбекистан, где веротерпимость и толерантность остаются в сфере особого внимания руководства республики, не устраивает Вашингтон. Обращает на себя внимание тот факт, что для обоснования своей, по сути, однозначно являющейся предвзятой и не отражающей реального положения дел, политики в отношении Узбекистана, Вашингтон апеллирует к отчетам различных международных фондов и неправительственных организаций. В данном случае стоит отметить, что многие НПО заинтересованы в нагнетании ситуации и подачи ее в более резком, контрастном виде для оправдания своего присутствия на территории республик Центральной Азии. Однако нельзя забывать, что многие организации, исходя из своих интересов, а также фактической финансовой зависимости от США, настроены давать исключительно негативный материал. Это способствует продлению мандата их пребывания, а также способствует продолжению их деятельности на территории Центральноазиатских республик, что предполагает возможный рост их финансирования со стороны Вашингтона. Вместе с тем активная деятельность некоторых НПО на территории Узбекистана не находила вразумительных объяснений по части целесообразности реализации тех или иных проектов, имеющих неоднозначное предназначение. В результате, в Узбекстане закрылось более 100 НПО. Стоит отметить, что среди закрывшихся НПО порядка 12 являются аффилированными с некоторыми организациями США, а также такие известные своей деятельностью на постсоветском пространстве, такие как Фридом Хаус, Фонд Евразия и т.д. Вполне вероятно, что именно деятельность неправительственных организаций, а вернее запрет на детельность некоторых из них, и стала очередной причиной разрастания данного конфликта. Вместе с тем можно предположить, что основная причина возникновения трений между Вашингтоном и Ташкентом находится в несколько иной области. Так несколько месяцев назад, то есть в июне представитель Госдепа Шон Мак-Кормак выступил с заявлением, в котором выражалась готовность Вашингтона пересмотреть политику в отношении Узбекистана. Это стало своеобразным ответом Вашингтона на отказ Ташкента на предложение Белого дома в проведении независимого расследования андижанских событий с привлечением мирового сообщества. Образовавшаяся "трещина" во взаимоотношениях двух стран стала постепенно разрастаться. В результате Ташкент закрыл ханабадскую базу ВВС США, что сильно ударило по имиджу США, а также ослабило позиции Вашингтона в Центральной Азии. В целом под действиями Белого дома, которые можно характеризовать как преднамеренные и целенаправленные, лежат два фактора - внешний и внутренний. Под внешним фактором подразумеваются намерения отдельной части американского политического истеблишмента постепенно сформировать в Конгрессе США мнение об Узбекистане "в нужном направлении". Оно в основном представляет собой комплекс мероприятий, направленных на лоббировании интересов различных групп влияния, как это уже было не раз в отношении других стран СНГ с законопроектом Джексона-Веника. Напомним, что данная поправка Белого Дома ограничивает торговые отношения между США и другими странами под предлогом "несоблюдения свобод", "прав человека" и других, часто используемых Вашингтоном, риторических определений. Внутренний фактор является прямым отражением складывающейся ситуации с раскладом политических сил в США после состоявшихся выборов в американский Конгресс, которая характеризуется резким ослаблением позиций Дж. Буша на фоне победы демократов на парламентских выборах. В данном случае можно с большой долей вероятности предположить, что в краткосрочной перспективе политика Белого дома по отношению к республикам Центральной Азии и к Узбекистану в частности претерпит изменения в сторону ужесточения позиций и применения других, уже проверенных временем средств, направленных на формирование негативного имиджа Республики Узбекистан в международной сообществе. Принимая во внимание факторы, влияющие на взаимоотношения между Вашингтоном и Ташкентом, а также учитывая постоянно изменяющуюся геополитическую ситуацию как в мире, так и в Центрально-азиатском регионе можно прогнозировать и дальнейшее дистанцирование США от Узбекистана, что является негативным моментом для обеих конфликтующих сторон. Фото с сайта http://www.uzbekistan-info.net
Загрузка...

X Закрыть