Опубликовано: 3306

Лучше гор могут быть только альпинисты, которые их покоряют

Лучше гор могут быть только альпинисты, которые их покоряют

От автора: Это неправда, что о Казахстане знают только благодаря его нефтяным запасам. Природа щедро наградила республику горными красотами, что в свою очередь сыграло немалую роль в развитии казахстанского альпинизма.

Наша страна стала кузницей всемирно известных и уважаемых спортсменов. Таких как Анатолий Букреев (один из самых великих альпинистов в мире, установивший много рекордов по быстрому подъему на Памир, Тянь-Шань, Каракорум, Гималаи и горы Штата Аляска), Смирнов, Луняков, Халитов, Хрищатый, Йодес, Баймаханов, Федин, Соболев. К сожалению, всех вышеперечисленных спортсменов уже нет в живых, и по оценкам специалистов во всей южной столице Казахстана "на ногах" осталось лишь 100-120 горовосходителей. Однако, казахстанский альпинизм продолжает развиваться, благодаря оставшимся от Советского Союза спортивным резервам, таким, в частности, как Центральный Спортивный Клуб Армии. Там существует секция по спортивному альпинизму, где главный тренер Ерванд Тихонович Ильинский, заслуженный тренер СССР и РК, заслуженный мастер спорта, вкладывает свои силы и опыт в становление следующего поколения горовосходителей. Интерес к альпинизму в республике проявляется и подчеркивается даже на самом высоком уровне. Так, в 1995 году сам президент Казахстана Нурсултан Назарбаев совершил восхождение на пик Абая (4010 м.). Часто приходят радостные вести о том, что казахстанские альпинисты в разных частях света достойно преодолевают стихию и достигают высочайших точек Земли. Вот и нашему сайту выдался случай провести беседу с альпинистами, которых так или иначе судьба связала с Казахстаном, и получить ответы на простые, возможно даже дилетантские вопросы: каждый ли человек с рюкзаком является альпинистом, к чему весь этот неуемный риск пускаться в далекие горные походы, чем наша система альпинизма отличается от западной, чего стоят откровения горных объятий? Итак, встречайте: Денис Урубко, мастер спорта международного класса, обладатель титула “Снежный барс” (неофициальный титул у альпинистов, распространенный в странах СНГ, присуждался за покорение всех пяти 7-тысячников Советского Союза), покорителя Эвереста без кислорода (высочайшая вершина земного шара высотой 8844,43); обладатель кубка “Золотой Ледоруб”, лучший альпинист Казахстана по итогам 1998, 1999 г.г, победитель скоростного восхождения на пик Хан-Тенгри (4000-7010) в 2000 году (7 ч 40 мин). Симоне Моро, - его имя впервые упоминалось в российских спортивных СМИ в связи с совместными восхождениями в связке с легендарным Анатолием Букреевым. Бывал на Кавказе, в Пакистане на Нанга Парбат, Броуд Пике, К2, покорял Килиманджаро. В свободное от горовосхождений время любит прыгать с парашютом, нырять. Евгений Халецкий - окончил физкультурный институт в Алматы, с 15 лет участвовал в походах и соревнованиях по технике горного туризма, после чего занялся ими профессионально, исходив вдоль и поперек все местные маршруты. В данное время проживает в США, где сходил на Аляску, пытался командно покорить гору Hunter и McKinley. Алдас Балтутис, альпинист, по национальности литовец, живет и работает в Алматы. Среди его топ-достижений числится и восхождение на Эверест. *** Несмотря на то, что на все вершины Денис Урубко взбирается с казахстанским флагом, родился он в 1973 году в г.Невинномысске Ставропольского края на Северном Кавказе. В 14 лет с семьей переехал в г.Южно-Сахалинск, где много бродил по тайге, приобретя неоценимый опыт походной жизни. Свой альпинистский дебют пережил во время одиночного 14-тидневного путешествия по высокогорью Алтая - 13-го августа 1991 года совершил сольное блиц-восхождение на Восточную Белуху (4506 м). 2 февраля 1992 года он поднялся с другом на высочайший вулкан Евразии - Ключевскую сопку (4850 м). После чего и начал заниматься альпинизмом официально. В начале 1993 года, переехав в Казахстан, влился в альпинистскую спортивную секцию г. Алматы. Был призван на действительную военную службу, которую проходил в ЦСКА. В настоящее время - прапорщик Спортивной роты, проживает в г.Алматы. Мы сегодня называем его “виновником” материала в рубрике “Треп-а-порте”, потому что около 2 месяцев назад Денис Урубко, возглавляя молодую команду из трех казахстанцев - Светланы Шариповой, Бориса Дедешко, Евгения Шутова, - вернулся после успешного восхождения на Макалу (Непал) (8463 м) пятую по высоте точку Земного шара. В этой экспедиции большую помощь оказала компания New Tech, которая предоставила снаряжение и финансовую поддержку казахстанской команде. Коварная гора Макалу или «черный гигант» (в переводе с санскрита) не далась ему с первого раза, когда зимой при сильнейшем ветре в 130 км/ч, достигнув уровня 7400 м, им с отмороженными пальцами рук и ног, но все-таки живыми, (а ведь вероятность остаться там навсегда была чересчур велика), пришлось вернуться. Олеся Иванова: Что Вас подвигло на экспедицию? Денис Урубко: Прежде всего, Макалу, будучи горой свыше восьми тысяч, входит в программу Покорения 14-ти восьмитысячников нашей планеты. И Макалу – это мой 13-й покоренный восьмитысячник. Экспедиция на эту сложную гору с множеством ледников была сопряжена с многими трудностями. Даже при относительно благоприятных погодных условиях, когда мы отправились на Макалу во второй раз, нас подстерегали непредвиденные обстоятельства. Вертолет с провизией упал, и мы остались буквально без еды. Благо на этом маршруте в лагере на тот момент было около 80 альпинистов, которые с нами делились пропитанием. Что же касается престижного клуба покорителей 14 восьмитысячников, то за всю историю в мире только 8 человек покорили ее в спортивном стиле, т.е. без кислорода и без шерпов (от тибетского shar pa — народность, живущая в Восточном Непале, в районе горы Джомолунгма, а также в Индии, одним из основных родов деятельности является участие в восхождениях на горные вершины в качестве носильщиков и проводниковприм.авт.). Причем из бывшего СССР этого никто не делал. А в Казахстане, несмотря на то, что разные несчастные случаи словно вырубили значительное звено именитых спортсменов, все же альпинизм держит свою марку. И было бы, на мой взгляд, достаточно правильным если бы первым, кто бы достиг все 14-ти отметок из СНГ, был бы казахстанский спортсмен. Евгений Халецкий: О точном месте-рейтинге Казахстана сказать не могу. Да это всегда можно проверить в интернете. Но казахстанские альпинисты на самом деле всегда отличались высоким классом технической и тактической подготовки. Казахстанцы сами проводили экспедиции и крупные восхождения на вершины мирового класса по очень трудным маршрутами. Кроме этого входили в составы различных международных экспедиций или команд. О.И.: А как у Вас ситуация с альпинизмом в Литве, Алдас? Алдас Балтутис: Нет, в Литве альпинизм совсем не популярен. Когда совершается что-то интересное в плане альпинизма, то, конечно, ТВ и газеты делают свое дело, и случай звучит. Но никто не отслеживает событий, как например, в футболе или баскетболе. Д.У: Лучше спросите об этом у итальянского альпиниста Симоне Моро, мы с ним в связке одной были на нескольких серьезных вершинах. Вместе с ним и еще с одним итальянским товарищем Бруно Тасси, мы совершили два восхождения в Гималаях по новым маршрутам - на Барунцзе и Аннапурну. Симоне Моро: В мире есть несколько известнейших итальянских альпинистов, таких как Риккардо Кассин, Бонатти Месснер. Это те итальянцы, которые сделали большой вклад в историю альпинизма. Кассин совершил много экспедиций в Альпах, Гималаях, Андах, Аляске и Кавказе. Бонатти поднимался на Гашербрум. А Месснер тем более – покорил все вершины. Представьте только себе - все 14 восьмитысячников: огромные стены, скалы и ледники разных категорий сложности!!! О.И.: Насколько мне известно, в мире ведут статистику не только на предмет того, кто на какие вершины забирался, но еще и их подробные маршруты и время. Денис, я знаю, вы не раз совершали восхождения со стремительной скоростью. На одном из сайтов, встретила такие расчеты, что 1500 метров по высоте вы преодолевали за 75 минут, получается 20 метров в минуту... К примеру, это высота семиэтажного дома. Семь этажей в минуту. И так на протяжении часа с четвертью... Д.У.: Ну, уж если заговорили о достижениях, которые дороги мне самому, я совершил четыре топовых восхождения. Больше всего горжусь походом на Эверест без кислорода в 2000-м году. За плечами и скоростное восхождение в 2001 г. на Гашербрум (8035) (Гималаи-Пакистан) – за рекордное время 7,5 часа плюс 2 часа обратно. Броуд-пик (одна из самых высоких горных вершин в Пакистане, входит в массив Гашербрум, находится в 5 милях от К2. Высота 8,047 м) числится у меня третьим пунктом. И, наконец, в 2006 г. Манаслу — гора в Непале высотой 8,163 м, восьмая по высоте горная вершина мира. За это восхождение мы вместе с Сергеем Самойловым, как казахстанская команда, получили главный приз «Золотой ледоруб Азии» за новый маршрут на Манаслу. В 2007 году я покорил К2 (Кашмир, Чогори, 8611 м) — вторую по высоте горную вершину после Джомолунгмы, которую я считаю, самой сложной и благодаря которой я перешел на новую ступень, тем самым подготовив себя к дерзкому походу в зимний период на другой восьмитысячник - Макалу. Таким образом, мне осталась из списка последняя гора – Чо-Ойю (8158), но она совсем не такая сложная как те, на которых я уже побывал. К2 считается самой сложной, а самой опасной - Аннапурна (8072 м) – по статистике там, погибает 53% спортсменов. О.И.: Извините, за банальный вопрос, а что такое вообще альпинизм? Вот, вы Денис постоянно устанавливаете рекорды, значит альпинизм для вас прежде всего – спорт. (По официальному и общепринятому определению, альпинизм - это вид спорта, восхождение на труднодоступные горные вершины. Само слово произошло от названия высочайшей горной системы Западной Европы - Альп. Годом официального возникновения альпинизма считается 1978, когда два швейцарца (Ж. Бальма и врач М. Паккар) достигли вершины Монбланаприм.авт.) Или все-таки – это больше образ жизни сопряженный с постоянным риском, опасностями, борьбой с холодом, голодом, страхом в конце концов? Д.У.: Альпинизм – это скрытый от людских глаз спорт, его достижения нельзя наблюдать на поле или ринге, поэтому, если хочешь понять что это такое – иди сам и занимайся. Альпинизм нужно пропагандировать через различные программы. В советское время альпинизм, вообще, являлся военно-прикладным видом спорта. В Казахстане много границ проходит по горной местности, поэтому военные кадры нужно тоже обучать альпинизму. Е.Х.: Для многих - Альпинизм это образ жизни. А. Букреев, Э.Ильинский, Смирнов, Валиев и многие другие его исповедовали. Но этот образ жизни требует тщательной долговременной подготовки. Особенно в физическом плане. Да, это спорт с высокими требованиями к человеку. Но экстремальный спорт, с очень большим риском для жизни. А.Б.: Для меня альпинизм - это хобби. Мне нравятся горы. Много что мне нравится. Одни вещи больше, другие – меньше. А вот горы – больше (смеется). Д.У.: Но я бы сказал, что в альпинизме очень важен и соревновательный аспект, именно благодаря ему мы знаем о выдающимися достижениях, когда спортсмены работали на грани и демонстрировали волевые поступки. Ну, конечно, для успеха в альпинизме необходима тщательная физическая и техническая подготовка. Нужно сначала сформировать тот запас прочности, которым потом можно было бы воспользоваться. Причем есть альпинизм, а есть скалолазание. Эти понятия надо различать. Так как скалолазание настолько безопасный вид спорта, которому обучают даже детей. В то время как, в альпинизме все намного серьезнее. Звание инструктора по альпинизму выдается очень строго только тем, кто подготовлен обучать других. Инструкторы лично отвечают за своих подопечных. В советское время часто бывали такие случаи, когда спортсмены уходили самовольно в походы, где с ними происходили несчастные случаи, за что инструкторов, хотя они были вообще не в курсе планируемых походов, привлекали к уголовной ответственности. О.И.: То есть в этом есть принципиальная разница между нашим альпинизмом и западным, где каждый шаг оговаривается со своим инструктором? Вот Вы, Евгений, сейчас в Америке живете, можете сравнить? Е.Х.: Да, правда. Не могу отвечать за Европу. Здесь в США полегче, но всё несомненно оговаривается в контракте, если восхождение официальное и тем более, если оно очень сложное. А полиция никого не останавливает на дамбах - покажи маршрутную книжку, куда идёшь. Только если район закрыт по закону. А.Б.: Мы тоже со многими спортсменами пересекаемся. Горные тропы – узкие. Советская школа – да, она есть… Я бы сказал – советская традиция альпинизма. Но она уходит со сцены. Новое поколение по стилю восхождений уже более «западное». Но это – нормальный процесс развития. С.М.: На мой взгляд, есть большая разница. Обычно у меня больше уважения к альпинистам из СНГ, чем к западным. Они сильнее физически и морально, хотя и технически менее оснащены, чем мы. Единственная опасность, которую я вижу у горопроходцев из СНГ – так это их героический или патриотический аспект в альпинизме. Зачастую они берут на себя необоснованный риск, когда решают забраться в шторм или плохую погоду. И это нехороший пример для нового или будущего поколения. Риск – это то, что мы должны сократить насколько возможно, но ответить на вызов. В любом случае, мои лучшие друзья были и остаются из стран СНГ. В этом плане я ощущаю себя больше русским, чем итальянцем. Д.У.: Я абсолютно согласен, что в горах гибнут по собственной дурости. Но, я вот тут хотел добавить, что отличие западного альпинизма - это отсутствие регулировок, что может и облегчает работу спортсменов, дает им больше свободы, но с другой стороны и травматизм тоже высокий. Хотя инфраструктура туристического альпинизма наиболее развита, во Франции, например, есть Клуб Высоких Гор, и там очень основательно работают с клиентами, гид имеет всю документацию, и само собой его труд оплачивается раз в пять, как минимум, выше чем у нас. О.И.: Вы затронули тему гибели альпинистов. Может этот спорт действительно слишком безжалостен к своим приверженцам? Часто альпинистам приходится отдавать свою жизнь, чтобы спасти своих товарищей или близких людей. Вот была новость как румынский альпинист на пике горы Рейньер, близ Сиэтла (США) лег на снег и теплом своего тела согрел в траншее из снега, куда они спрятались от метели, свою жену и друга. Вы, Денис, кажется, тоже недавно оказывали срочную помощь своему другу испанскому альпинисту Иньяки Очоа, совершавшему восхождение на Аннапурну, спасти которого, однако, так и не удалось… Д.У.: Иньяки пострадал от легочной недостаточности, которая начала развиваться 20 мая 2008 года. Я считаю, что это была также его ошибка, он не просчитал риск, и подхлестываемый своими амбициями, пошел неподготовленный на Аннапурну. («В декабре 2007 года меня прооперировали, и я быстро восстановился. В январе залез на самую верхушку Килиманджаро, и колено уже не беспокоило. В общем, я снова в форме и тренируюсь по полной. Это была всего лишь вторая серьезная травма в моей карьере, так что можно забыть об этом и двигаться дальше», - Иньяки Очоа, интервью газете “Спорт”прим.авт.). И.О.: Ну, уж если горы не щадят и таких бывалых альпинистов как Иньяки Очоа, который покорил 12 восьмитысячников, то альпинизм – это действительно спорт смертников. Д.У.: Почему же?! Альпинизм – как шахматная игра, ты видишь все позиции. Выбор за тобой – какой фигурой ты можешь рисковать, а какую лучше оставить. Так, погиб и наш казахстанец Валерий Хрищатый в ледовом обвале, потому как не подчинился строгому правилу. Он вышел на 2 часа позже, а к тому времени солнце уже хорошо припекло, и лед откололся. Бывают разные несчастные случаи – техногенные и командные. Есть вещи, которые зависят от техники, от твоей команды, но, прежде всего, все зависит от тебя самого. Е.Х.: В альпинизме велики шансы погибнуть. Очень велик риск. Его стараются уменьшить как можно больше за счет подготовки к маршруту, за счёт снаряжения, за счёт физической формы. Но есть другие факторы, которых никогда не исключить. А умирать там в горах никто не хочет. Вряд ли это занятие смертников. Удача да, она присутствует и очень помогает. Но на неё слишком не надеются. В горах ситуация меняется иногда за часы. Но часто говорят – “Удачное восхождение”, и это справедливое выражение. Удача есть. А.Б.: Все зависит от отношения к тому, чем занимаешься. Да, альпинизм опасен, потому что не все зависит от тебя. Но есть и такое высказывание: «кто плохо планирует, тот планирует неудачу». Или Амундсен, тоже сказал как-то: «приключение – это просто плохое планирование». Но человек в стихии – всего лишь ничтожная песчинка во вселенной, и стихии глубоко наплевать на тебя. Когда ходишь в горы, очень хорошо это понимаешь. Это такое ценное открытие, которое здорово бы всем испытать - хорошо мозги промывает. На Аллаха надейся, а верблюда привязывай. У литовцев есть даже такая пословица: «надежда – мать дураков». О.И.: А что тогда помогает альпинисту в горах не сдаться и не впасть в хандру, если силы уже на исходе, а двигаться надо? Д.У.: Есть такая проблема. Ведь гималайские экспедиции порой затягиваются на два месяца. Тогда впадаешь в депрессию. А чем выше поднимаешься, все больше сил нужно, чтобы заставить себя идти дальше. Но надо находить мотивацию и сохранять баланс. Очень хочется домой… выпить водки, что уж тут таить. И тогда помогают хорошие отношения в коллективе, качественное питание и медицина, отдых, книги, музыка. Я вот, например, слушаю рок, “Металлику”, читаю философию, ну скажем, Альбера Камю. Сейчас есть возможность созвониться с родными: поговоришь с ними минут 30 – все о себе расскажешь, у них расспросишь, и легче сразу становится на душе. О.И.: Получается, что сейчас альпинизмом заниматься намного проще, чем каких-нибудь 20 лет назад? А.Б.: Пойти в горы просто так – легче. Но вместе с лучшей инфраструктурой и сервисом в альпинизме (наберите в Гугле запрос – вас завалит коммерческими предложениями по походам в Гималаи) границы достижений тоже отодвигаются. То, что 20 лет назад называлось «непроходимыми маршрутами» уже давно пало под натиском спортсменов. Так что эволюция положения на лицо. Е.Х.: В наше время заниматься стало легче (снаряжение в основном лучше, карты хорошие, описания). Но Гора от этого легче не становится, требует одного и того же от человека. Д.У.: Да, в наш век технологии нас спасают. Все материалы стали более приспособленными для походов, они легче, теплее и функциональнее. Однако, есть такие вещи, как например, категорический запрет на больших высотах мытья головы, так как сразу же можно получить простудное заболевание. Вот и ходишь все 3 месяца немытый. Слава Богу, есть всевозможные влажные салфетки и другие блага цивилизации, которые здорово облегчают быт в экспедициях. О.И.: А ради чего вы переносите все эти тяготы походной жизни, когда можно не отказываться от благ цивилизации круглый год? Д.У.: Плюсов здесь сколько хочешь. Альпинизм – это тусовка, возможность посмотреть на мир с высоты птичьего полета. В горах все предельно честно и открыто: сила, боль, холод, красота, смерть, жизнь – все нараспашку. Причем коллектив дает возможность проявить себя, стать первым. А скалолазание – самый гармоничный вид спорта, позволяющий пропорционально развивать тело. А.Б.: Для меня - это достижение гармонии. Получение сильных впечатлений. Наполненная смыслом жизнь. С.М.: 5 июля я вернусь в Пакистан и попытаюсь забраться на Батура II 7762 м. Это высочайшая гора, на которую еще никто в мире не совершал восхождений. Чем не истинное исследование и авантюрное приключение? Фото из архива Дениса Урубко
Загрузка...

[X]