Опубликовано: 17900

Казахстанские школьники стремительно деградируют: что происходит

Казахстанские школьники стремительно деградируют: что происходит

Казахстанские школьники, если верить результатам международных экзаменов типа PISA и TIMSS, стремительно деградируют. Оценки настолько неудовлетворительные, что минобр предпочел их даже не озвучивать. Однако для улучшения среднего образования профильное ведомство уже поднимает зарплаты учителям, а в ближайшие 5 лет планирует построить 800 новых школ.

Вот только не обернутся ли благие инициативы новыми коррупционными скандалами?

В конце третьей четверти министр образования и науки РК Асхат АЙМАГАМБЕТОВ отчитывался о том, какие проблемы есть в его поле ответственности и как их планируется решить в долгосрочной перспективе. Между тем в конце 2020 года были опубликованы результаты международного исследования качества математического и естественно-научного образования TIMSS, которые показали, что за прошедшие годы казахстанские школьники заметно поглупели.

Так, в 2015 году из 1 000 возможных баллов по математике четвероклассники набрали 544, а восьмиклассники – 528. В 2019-м – 512 и 488 баллов соответственно. По естествознанию – в 2015-м малыши набрали 550, подростки – 533 балла. В 2019-м – 494 и 478. Эти результаты лишь подтвердили, что “неуд”, который выставили нашим школьникам экзаменаторы ОЭСР в рамках исследования функциональной грамотности PISA-2018, – совсем не случайность. Тогда, напомним, казахстанские подростки показали 423 балла по математике, 397 – по естествознанию и 387 – по читательской грамотности.

С тестированием 2015 года вышел казус: республика набрала настолько высокие баллы, что нас заподозрили в махинациях.

Как предположили международные экзаменаторы, чиновники провели тестирование исключительно среди учеников школ для одаренных детей, вместо того чтобы отправить часть заданий в средние городские и сельские. Так что сравнивать результаты 2015 и 2018 годов, наверное, не совсем корректно. Предыдущее тестирование PISA проводилось в 2012 году. И даже в нем результат был куда лучше, чем в 2018-м: 432 балла по математике, 425 – по естествознанию и 393 – по читательской грамотности.

Получается, что год от года наши дети тупеют? Но кто в этом виноват?

Мы решили поговорить о проблемах казахстанского образования с экспертами.

…Но тут снизу постучали

Социолог Камила КОВЯЗИНА за последние годы провела много исследований по школьной теме. И она предполагает, что впереди у Казахстана новые неприятные потрясения.

– Вполне возможно, что у нас будет еще какой-то инерционный период, когда независимые исследования будут показывать падение уровня знаний школьников. Их, безусловно, надо принимать во внимание, но всё же стоит гнаться не за положительными оценками в этих исследованиях, а за реальным улучшением положения дел в образовании. Нам нужно делать всё для того, чтобы нашим детям было комфортно учиться, – говорит она.

Причем пересмотр стандартов отечественных школ – это то, что минобр был должен сделать уже очень давно, еще до внедрения обновленной системы образования, которую сейчас ругают многие учителя, родители и эксперты.

Потому как “обновленка”, прежде чем попасть в средние учебные заведения, апробировалась в Назарбаев Интеллектуальных школах. И в классах, рассчитанных на 12–15 детей, показала отличные результаты.

– Смысл “обновленки” – в индивидуальном подходе. Поэтому для нее очень важно, чтобы в классе было не 30–40 человек, а не более 20, – говорит Камила Ковязина.

Не всякие школы нужны?

Солидарна с этим мнением и депутат мажилиса Ирина СМИРНОВА. Она напоминает, что малочисленные классы – это еще и защита от вирусных инфекций. Вот только где взять помещения для всех учащихся, особенно с учетом того, что их с каждым годом становится всё больше?

По словам министра Асхата Аймагамбетова, в течение ближайших 5 лет страна построит не менее 800 новых школ, в основном – за счет государственно-частного партнерства. Из казны на них планируется выделить почти 900 миллиардов тенге. И это, с одной стороны, конечно, здорово. С другой – где гарантия, что все деньги пойдут строго по назначению? Ведь когда-то уже была массовая кампания по строительству 100 новых школ. На многих стройках потом пришлось работать прокурорам.

И что в итоге? При старте программы “100 школ, 100 больниц” в 2007 году в Казахстане была 8 131 школа. В 2016 году, когда программа вроде бы официально закончилась, – 7 511. Это что получается – на одну построенную снесли 5 действующих? Или они так стремительно ветшают? Тогда, может, надо уже сейчас не 800 новых строить, а гораздо больше? Ведь сейчас, согласно данным бюро нацстатистики, в Казахстане действуют 7 398 школ, из них 134 – трехсменные.

– Прежде чем говорить о строительстве новых школ, тем более о таком масштабном, нам необходимо провести тщательную ревизию имеющихся. Есть факты, когда одна школа переполнена, а соседняя – недозагружена. Почему? Возможно, в одной дается качественное образование, а в другой – нет. Тогда надо поднимать уровень образования во второй школе. А возможно, что вторая сознательно, в нарушение всех правил, отказывает в прикреплении даже тем детям, которые относятся к ней по микроучастку, и занимается оказанием дополнительных платных услуг. Значит, нужно разбираться с этим! Другой вопрос – качество строительства. У нас есть опыт программы “100 школ, 100 больниц”. Сделаны ли из него какие-то выводы? – рассуждает Ирина Смирнова.

Дети – не скот, в стойло не встанут

В Казахстане существует типовой проект средней общеобразовательной школы, но насколько он отвечает современным запросам? Пока наша страна вовсю борется против трехсменки, в мире говорят о том, что даже 2 смены в школе – это неприемлемо. И именно этот тезис должен быть основным и у нас.

– Школа может и должна стать местом не только обязательного, но и дополнительного образования. Для этого ей, естественно, надо работать в одну смену, кормить детей обедом и оставлять их на дополнительные занятия, спортивные секции и творческие кружки, – говорит Ирина Смирнова.

Плюс, как уверена мажилисвумен, комфортом подрастающего поколения нельзя жертвовать ни в коем случае. А это значит, что страна должна строить не пристройки к существующим школам, забирая у них часть территории, а полноценные здания. Если у школьников не будет домашней работы, то мы потеряем это поколение - эксперт

– Вообще, конечно, нам нужно многое обсудить. Если брать за основу опыт Финляндии, то там преобладают свободные пространства, а не однотипные классы. Если брать опыт Великобритании и многих других стран, то надо строить отдельные школы для младшего, среднего и старшего звеньев. Ведь у каждой категории детей – свои потребности. Никто не спорит, строить школы надо, и как можно скорее. Но давайте тогда выносить на общественное обсуждение каждый проект. К примеру, в последней презентации МОН появились модульные школы. Но, извините, у нас есть опыт модульного строительства ковид-больниц. Сколько нареканий на них было? Учтены ли они? – рассуждает Смирнова.

Владелица частной школы в Алматинской области Кулянда БАТЫРБЕКОВА считает, что для строителей школ должны быть прописаны четкие стандарты. Причем как государственных, так и частных.

– Образование – это не просто бизнес. Мы же не скот на согым выращиваем, а детей, граждан Казахстана. И условия для них должны быть соответствующими – должна быть территория для спорта, актовый зал, спортивный зал. Я не понимаю, когда слышу о том, что школу разместили в бывшем Доме культуры или коттедже… Как такое вообще можно было допустить? Какой пример мы таким образом показываем детям? – возмущается она.

Где ты, учитель?

При этом самое важное, как отмечают эксперты, это даже не сами школы – их не так сложно построить. Гораздо сложнее подготовить учителей. Сейчас уже началась работа по повышению их зарплат и статуса. Также подняли порог по результатам ЕНТ для поступления на педагогические специальности и стипендию в профильных вузах. Но как быть с действующими педагогами? Ведь до сих пор далеко не все из них поняли, как учить детей по обновленной программе.

– Качество учителей откровенно слабое! Мы постоянно в поиске хороших кадров. И дело не только в том, что не все свой предмет знают, некоторые не могут элементарного – вести диалог с учениками и их родителями, – признается Кулянда Батырбекова.

Страдают от кадрового голода и государственные школы. И курсы повышения квалификации далеко не всегда спасают. Особенно сейчас, когда страна переходит на "обновленку" и постоянно подстраивается под требования санитарных врачей.

– Есть такое понятие, как “среда”. Когда все вокруг стараются как-то улучшить методики преподавания, внедрить что-то новое и интересное, вникают в процесс, то никто не останется в стороне. Есть ли такая среда в каждой казахстанской школе? Сомневаюсь… Тут даже речь не о том, сельская это школа или городская, хотя мы и видим некоторую разницу между регионами.

Многое зависит от личности директора учебного заведения – насколько он поощряет исследовательскую деятельность учителей и допускает отход от типовых планов.

Наши исследования показывают, что более успешны те школы, где присутствует некоторая академическая свобода педагогов, – рассказывает Камила Ковязина.

Так что, как уверена социолог, самое правильное решение всех проблем образования в текущих условиях – постоянное и существенное увеличение финансирования. Только деньги могут привлечь в эту сферу по-настоящему квалифицированные кадры.

Но, как подчеркивает Ирина Смирнова, очень важно и то, чтобы деньги дошли до учителей и детей, а не осели где-то в карманах чиновников или нечистых на руку бизнесменов.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи