Опубликовано: 2900

Беленькая становится черной: как дешевая водка развращает казахстанцев

Беленькая становится черной: как дешевая водка развращает казахстанцев

В год каждый взрослый казахстанец выпивает 8,7 литра алкоголя в спиртовом эквиваленте. Это данные доклада “Мировая статистика здравоохранения” ВОЗ. Еще два года назад потребление было совсем жутким – 11 литров на человека. Вроде прогресс. Но исследования маркетинговых компаний говорят, что от водки казахстанцы вовсе не отказываются.

Месяц назад на встрече с журналистами президент ассоциации “КазАлко” Амиржан КАЛИЕВ тоже заявил, что производство и потребление водки в Казахстане очень быстро падает. Если в 2013 году в стране было произведено 45 миллионов литров водки, в 2017-м – уже 30 миллионов литров. 10 лет назад у нас работало 52 предприятия, в этом – уже 15. При этом загружены они только на 25–30 процентов.

Все эти данные вроде бьются с цифрами Всемирной организации здравоохранения. Но все становится на свои места, если напомнить, что Амиржан Кошкарбаевич может оперировать только открытыми данными.

Неофициальные, рабочие показатели водочные заводы обычно никому не дают. Кому выгодно показывать объемы, произведенные в третью смену и продаваемые на рынке из-под полы?

Вкус один, а приключения всегда разные

Западные компании, например “Euromonitor” и IWSR, мониторят рынок Казахстана регулярно. Их показатели говорят, что популярность водки в стране падает не так быстро.

По их данным, в 2016 году казахстанцы выпили 93 миллиона литров водки. В этом году по прогнозу выпьем 84 миллиона литров.

Падение за 4 года – всего 10 процентов. Если учитывать, что в пересчете на спирт доля водки среди всех выпиваемых нами напитков 40 процентов, то потребление составляет все те же 10 литров на человека в год. Иначе говоря, цифры не совпадают. И кто-то приукрашивает реальную картину.

Год назад портал “Finprom.kz” выяснил, что в Казахстане каждая 5-я бутылка сорокаградусной нелегальная.

Это или “серый” импорт, или “черное” производство. Теневой рынок оценили в 63 миллиарда тенге. Половину составила водка, сделанная легальными заводами, но с фальсифицированными акцизными марками.

Потери в налогах составили от 11 до 50 миллиардов тенге за год.

Центр прикладных исследований “Talap” дал свою оценку рынка. По его подсчетам, черный рынок составляет 40 процентов в объеме и около 60 процентов – в стоимостном выражении.

По его прикидкам, бюджет только в 2016 году недополучил 50–60 миллиардов тенге.

При этом сумма акцизов, собранных в этом году, составила всего 36,3 миллиарда тенге. То есть черный рынок алкоголя в Казахстане даже больше, чем официальный.

Волшебный напиток

К сожалению, казахстанцы продолжают пить водку. И пьют ее очень много. Любой алкоголь – это наркотик. Да, он разрешен к продаже, но это все равно наркотик. И, как любое наркотическое вещество, требует к себе особого отношения со стороны государства и общества.

Проблема в том, что употребление спиртного вошло в культуру народа. Запретить водку, коньяк, пиво или вино нереально. Остается только два пути – регулировать через цену и культуру употребления.

Для государства самый простой способ сократить потребление алкоголя – поднять цены и ужесточить правила продажи. Но водка – очень дешевый товар. Способ регулировать цену законно – назначить акциз. Именно так государство и поступает. Сегодня акцизы на алкоголь такие, что официально бутылка водки не может стоить дешевле 950 тенге. Всё, что ниже, – нелегальный продукт.

Поездка “КАРАВАНА” в Шымкент и Туркестанскую область показала, что в местных магазинах и на базарах можно купить водку практически любого казахстанского производителя по цене от 300 тенге (!).

Видимо, это и есть продукт пресловутой черной “третьей” смены, которая работает ударно и эффективнее, чем две дневные. Такого левого добра сейчас на самом деле валом по всей стране. Зайди в любой магазин у дома, и бинго – найдешь желанный товар. О чем это говорит? О том, что производство и продажа левого алкоголя очень выгодный бизнес – неучтенную заводскую водку покупают много и с удовольствием. Какому покупателю захочется платить в два раза больше за товар аналогичного качества? Не дай себе просохнуть: почему водка в Шымкенте стоит так дешево

Одна бутылка – нормально, две – много, три – мало

И вот что интересно. Посреди разгула торговли местным нелегальным алкоголем в стране пытаются ужесточить правила торговли для добросовестных импортеров. К примеру, увеличить так называемый обеспечительный платеж. То есть вытеснить с рынка конкурентов и сделать жизнь отечественных нелегалов еще слаще.

Весной НПП “Атамекен” написало в министерство финансов два официальных письма. В одном предлагается снизить размер обеспечительного платежа. Иначе говоря, удешевить импорт в Казахстан алкоголя из других стран.

В другом – НПП просит увеличить обеспечительный взнос, применяемый к импортерам до 5 МРП за литр. Сегодня взнос – 1 МРП к водке и 0,1 МРП на все остальное.

Как это выходит, что одна и та же контора отправляет по одним и тем же инстанциям два совершенно противоположных по тексту документа? Одна рука не ведает, что делает другая? Такое возможно, если в работу включается сильный лоббист.

При втором варианте под запрет попадет и шотландский виски, и французский коньяк, и джины, и текилы, и ромы. Но против нашей водки все напитки в Казахстане – мелочь. Главные конкуренты наших водочных заводов такие же, но в России и Беларуси. Против их продукции направлено это предложение. Видимо, они и пролоббировали это письмо. Кто же это? Мы своего допьемся: Производители водки из Казахстана жалуются на жесткое регулирование российского рынка

Главный недостаток водки – ее всегда мало

Три года назад, когда водочные лоббисты протолкнули введение обеспечительного платежа для импортеров крепких напитков, все тоже были уверены, что это поможет отечественному производству встать с колен. Не получилось. Оказалось, что наши водочники не умеют работать в маркетинге, но постоянно демпингуют, снижая цены.

Три года назад заинтересованной была бы компания “Геом”. Сегодня Актобе отпадает. Завод “Геом-WIMPEX” остановлен. По данным налоговиков, он распродает свои запасы. Водочная столица уже переехала. Куда?

Главные водочные регионы сейчас – Алматинская область, Алматы и Акмолинская область. Вместе они платят больше половины “пьяных” акцизов.

Но в Алматы и области производство размыто. Здесь работают и винные, и пивные компании. Кроме того, в городе действуют сразу 4 ЛВЗ. Еще 4 – в Алматинской области. В общем, не по силам им такое давление.

В Акмолинской области все проще. Единственный завод здесь – АО “Кокшетауминводы” (КМВ).

Кроме водки они производят и безалкогольные напитки. Всем известны вода “Туран”, газировки и лимонады этой же марки. Но главное производство здесь все-таки водка. Она дает несравнимо больше прибыли. И чисто теоретически именно КМВ могло бы стать главным “защитником” рынка от импорта.

Именно этот завод может получить самую большую выгоду, если рынок страны закроют от импорта. Именно “Хаому” знают как хорошую водку-”казашку” в России.

На родине она не менее популярна. Тем более в этом году почти все ЛВЗ привлекались налоговым комитетом к ответственности за нарушение Закона об обороте алкогольной продукции. После случившегося, наверное, они сделали правильные выводы. Наверное, но не наверняка.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть