Опубликовано: 939

Банковский кризис в России: август еще впереди?

Банковский кризис в России: август еще впереди?

Проблемы в финансовой системе России, когда закрылось сразу несколько банков, а ряд из них испытал серьезные проблемы с устойчивостью, не имея возможности одномоментно удовлетворить панический спрос на деньги, почти никак не отразился на банковской сфере Казахстана.

Мы лишь попытались примерить на себя российскую рубашку. Когда 13 мая у Содбизнесбанка была отозвана лицензия, ничто не предвещало бури - слишком специфическими были его проблемы. Банк заподозрили в отмывании и обналичивании денег сомнительного происхождения. Кроме того, он занимался оптимизированием налогов и незаконным вывозом капитала за рубеж. Этих оснований хватило для того, чтобы поставить точку в истории деятельности банка. В принципе, "кончина" Содбизнесбанка в обществе была перенесена спокойно, однако через некоторое время начали курсировать слухи, что с ним тесно связан Кредиттраст, и что его ждет та же самая участь. Связаны ли они, до сих пор неясно, но Кредиттраста уже нет. Теперь, по истечении некоторого времени, можно сказать, что дефицит ликвидности оказался катастрофическим для Диалог-Оптим и Гута-банка. У последнего, правда, впоследствии был выкуплен Внешторгбанком, с позволения Центробанка, контрольный пакет акций и, таким образом, вкладчики и другие кредиторы не пострадали. Едва выстоял в кризисной ситуации Альфа-банк: весомых причин для волнения его вкладчиков не было, тем не менее, подогреваемые слухами о внесении банка в "черные списки", они едва не похоронили один из самых респектабельных банков страны. Российские эксперты дают различные оценки произошедшего. На один и тот же вопрос "А был ли кризис?" следуют кардинально противоположные ответы. Так, банковская элита и руководство Центробанка абсолютно не согласны с категорической оценкой серии банковских скандалов. Зато независимые наблюдатели не склонны приукрашать действительность. Несмотря на то, что макроэкономическая ситуация стабильна - кризис, пусть и не системный, случился. Что же касается мнения казахстанских банкиров, то они склонны полагать, что банковский кризис в России все-таки имел место. Но, конечно, сравнивать его с дефолтом в 1998 году не стоит: не те масштабы, не те последствия. Председатель правления АТФ-банка Тимур Исатаев, например, даже назвал причину, почему такое стало возможным: "Когда Центральный банк страны долгое время устраняется от регулирования, то это за него делает рынок". На протяжении нескольких месяцев назад аналитики банковского сектора России били тревогу: рынок межбанковского кредитования находится в стагнации. Все меньше банков представляют друг другу кредиты, что чревато самыми серьезными последствиями. При этом Центральный банк не проявлял особого интереса к происходящему, проводя вялотекущее рефинансирование банков. Между тем для банков заемные средства - все равно что глоток свежего воздуха: покуда есть возможность сделать его, банки живы-здоровы. В то же время банковская система, способная быстро откликаться на запросы общества, предоставляя займы и кредиты, становится неповоротливой, когда дело касается срочных выплат по обязательствам. Как правило, финансовые институты формируют свою стратегию развития на много лет вперед, делая инвестиции в долгосрочные проекты. Поэтому, когда дело касается экстренной выплаты громадных сумм, тут банкам без посторонней помощи не справиться. В российском случае произошло именно это: в трудную минуту, когда появился ажиотажный спрос на деньги, банки, не задетые черным крылом пагубных слухов, отказались сотрудничать с менее удачными коллегами. И кризис не заставил себя долго ждать. Стоит ли в Казахстане ждать отголосков российского июльского кризиса? Однозначно ответить на этот вопрос невозможно. Но мнение большинства экспертов склоняется к тому, что российские события прошли почти бесследно. Для этого есть множество причин. Во-первых, наши банковские системы действуют почти автономно. И хотя самые крупные из казахстанских банков - Казкоммерц, ТуранАлем, Народный - имеют в России дочерние структуры или доли в российских банках, их устойчивость не пошатнулась, поскольку кризис там носил все-таки локальный характер. Во-вторых, июльские события в России обозначили тенденцию поглощения и слияния банков, которая давно назревала в банковском секторе, но никто не мог отважиться пожертвовать "своим маленьким бизнесом" в пользу общего поступательного развития. В Казахстане же практически не осталось крошечных, карманных банков - все они действуют полноценно, а потому схожие процессы слияния им явно не угрожают. В-третьих, в Казахстане система регулирования банковской деятельности стоит на качественно ином уровне, нежели в России: мониторинг по всем показателям ведется постоянно, а при малейших нарушениях пруденциальных нормативов сразу же следуют предупреждения. За последние два года ни один банк не обанкротился и не был лишен лицензии. С одной стороны, это свидетельствует о хорошем контроле, с другой, возможно, об оптимальном количестве игроков на банковском рынке. В-четвертых, у вкладчиков казахстанских банков за последние несколько лет сложилась взвешенная психология. Этот фактор - один из главных в такой ситуации, в которой оказались некоторые российские банки. Причина хладнокровия - уверенность в сохранности своих сбережений. Как известно, в Казахстане успешно действует фонд гарантирования вкладов, который стоит на страже интересов вкладчиков. С 1 января этого года вклады физических лиц могут привлекать только банки-участники системы гарантирования. Это подвигло почти все банки (33 из 35-ти) вступить в фонд и тем самым обеспечить своим вкладчикам спокойное существование. В России же, как известно, создание подобного фонда находится в зачаточном состоянии и чиновники, и банкиры, которые активно дискутировали на предмет того, "а нужен ли этот фонд вообще", теперь окончательно поняли, что без страхования депозитов не обойтись. В спешном порядке Государственная Дума приняла поправки в действующее законодательство, согласно которым Центральный банк России страхует вклады физических лиц и в банках, которые пока не изъявили желание устать участниками системы гарантирования или которым путь туда по определенным причинам заказан (как известно, в России существует жесткая система отбора участников). Но это для Центробанка не выход: брать на себя частные риски государственному институту негоже с точки зрения целесообразности. Однако у него другого выхода не было - теперь, конечно, он задумается над тем, как поменять банковское законодательство таким образом, чтобы и банки были целы, и вкладчики сыты. Самоуспокоение в данном случае плохое лекарство. Некоторые эксперты июльские события охарактеризовали как "первую волну". По их мнению, в августе, сразу после того, как банки обнародуют отчетность по своему экономическому состоянию за "тревожный июль", можно ожидать наката "второй волны". Тогда положение многих из них будет куда серьезнее: вкладчики уже не верят увещеваниям вроде: "не волнуйтесь, все идет по плану". У них свой план. И свои счеты с банками.

[X]