Опубликовано: 1151

Опера против балета

Опера против балета

Италия с давних пор славится оперой, а Россия – балетом. Но одно дело, когда мы читаем об этом в газетах или слышим с экрана телевизора, и совсем другое – когда убеждаемся воочию.

Прекрасную возможность составить собственное мнение о зарубежных артистах дал алматинцам II Международный фестиваль оперного и балетного искусства, приуроченный к 20-летию независимости Республики Казахстан.

Пять дней в зале Казахского государственного академического театра оперы и балета имени Абая от аплодисментов дрожали стены и дребезжала люстра. Билеты были распроданы задолго до спектаклей. Ажиотаж вокруг фестиваля был такой, что директор театра Куаныш Уразгалиев уходил из своего кабинета от греха подальше:

– Я не могу в кабинете сидеть! Звонят отовсюду с просьбами о лишнем билете, уже не знаю, куда деваться! – смеялся он.

В программе фестиваля были заявлены лучшие образцы оперного и балетного искусства, как то: две наиболее популярные в репертуаре оперы «Аида» Джузеппе Верди и «Любовный напиток» Гаэтано Доницетти и столько же не менее популярных балетов – «Ромео и Джульетта» Прокофьева и «Лебединое озеро» Чайковского. Список гостей впечатлял заранее: итальянский дирижер Фабио Мастранджелло, солисты итальянской оперы Даниэлла Скиллачи, Леонардо Граменья и Альдо Капуто, Злата Булычева, Данила Корсунцев, Анастасия Колегова из Мариинского театра, заслуженный артист России Павел Черных, солист Большого театра и служащие этой же сцене Нина Капцова и Руслан Скворцов.

Но обо всем по порядку. Все итальянцы побывали в Алматы впервые. Фабио Мастранджелло рекомендовал сам Валерий Гергиев, в бытность своего недавнего приезда в наш город в рамках Десятого международного пасхального фестиваля. Само собой разумеется, что рекомендация от дирижера такого уровня стоит очень дорого. Фабио Мастранджелло оказался исключительно приятным в общении человеком и крепким профессионалом. Он уже почти десять лет живет и работает в России, говорит по-русски очень бегло и почти без акцента, а вообще знает шесть языков.

– Когда мне было девять лет, я совершенно случайно стал учить русский алфавит и читать книги на этом языке, – рассказал «И-К» дирижер-полиглот. – Я дирижировал самыми лучшими операми русского репертуара, и боюсь показаться нескромным, но мне кажется, что я имею право это делать.

Обычно, когда Фабио приходит на репетицию с неизвестным ему коллективом, он вальяжно говорит: «Здравствуйте, начнем, пожалуй!». Вот и все. Больше никаких вступлений и напутствий. С оркестром и хором ГАТОБа маэстро сразу же нашел контакт.

– Я всегда помню слова Геннадия Рождественского. Его однажды спросили: как можно из молодого талантливого мальчика сделать хорошего дирижера? Он ответил очень просто: «Надо отрезать ему язык, когда он еще маленький!» – заразительно хохочет Фабио.

Выше всего в профессии Мастранджелло ставит умение слушать солистов, и, если нужно, помогать им.

– У них самая трудная работа в театре, – пояснил он. – Бегай по сцене вперед-назад, дерись, проклинай всех подряд, целуйся, держи выражение лица, да еще и петь надо. И желательно, чисто! (Смеется.)

Под чутким руководством Фабио главный герой «Любовного напитка», молодой лирический тенор Альдо Капуто настолько хорошо распелся и вошел в образ сельского дурачка Неморино, что публика заставила его спеть на бис знаменитую арию «Una furtiva lagrima». Надо ли говорить о том, с каким удовольствием певец покорился желанию слушателей!

– Мне тридцать лет, я не женат, по гороскопу Лев! – отрекомендовался общительный Капуто после спектакля. – Публика в Алматы фантастическая! Скажу честно, я чуть не заплакал, когда меня вызывали на бис. Это самый лучший комплимент артисту, какой только может быть. Многие думают, что оперу любят и ценят только в Европе и Америке. Ничего подобного! Я лично в этом убедился!

«Тяжелая артиллерия» других вокалистов пошла в атаку через день, когда давали «Аиду».

Очаровательная итальянка Даниэлла Скиллачи сразу же понравилась всем: и участникам спектакля, и конечно, зрителям. Меццо-сопрано Злату Булычеву встретили как родную: несколько лет назад она исполняла в Алматы Кармен, и память о том спектакле еще жива во многих сердцах. Тенор Леонардо Граменья, ставший известным в странах СНГ после совместного телевизионного концерта с Любовью Казарновской, признался, что очень растроган таким приемом алматинцев.

– «Аида» – один из моих любимых спектаклей, и я выкладывался как мог. Понравиться вам хотел! Я ведь понравился вам, правда? – лукаво подмигнул певец собравшейся вокруг него толпе, когда закрылся занавес.

После спектакля можно и расслабиться. Оказывается, итальянцам очень пришлось по душе казахстанское мороженое.

– Они его кушали после спектакля до поздней ночи. «В Италии такого нет!» – сообщили они мне на следующий день, – веселясь, поведал «И-К» Куаныш Уразгалиев. – Особенно понравилось им запивать мороженое пивом. Леонардо просил в баре согреть пиво в микроволновой печи, и потом все они кайфовали!

Артисты балета, в отличие от общительных итальянцев, оказались более закрытыми. Но блистательный русский балет в разговорах особо и не нуждается. Балетную пару из Большого театра рекомендовал сам Юрий Григорович. Он самолично выбрал из трех составов, танцующих «Ромео и Джульетту» в Москве, Руслана Скворцова и Нину Капцову.

– Шум вокруг фестиваля был такой, что мне позвонил сам Борис Эйфман и спросил обиженно: «Почему это вы не включили в программу мою «Красную Жизель» или «Анну Каренину»? Я бы вам прислал своих лучших солистов!» – с гордостью говорит Куаныш Габидуллаевич. – Мы обещали ему подумать над этим вопросом.

Буквально наповал сразила балетная пара из Мариинского театра. Прекрасные, тонкие, певучие линии Анастасии Колеговой в сочетании со сложением греческого бога, которым обладает Данила Корсунцев, просто ошеломляют. В интернете выложено много видеороликов этих артистов, но ни один из них не в состоянии передать эффект от живого выступления. Это и есть тот самый блистательный русский балет, который «впереди планеты всей». Особое внимание привлекли и роскошные костюмы танцовщиков.

– Экспериментировать можно только по части головных уборов, по части костюмов существуют четкие эскизы, отходить от которых нельзя – сразу расстрел. У нас в Мариинском театре все очень строго, – говорит Анастасия Колегова. – Впрочем, мастерство швей настолько велико, что на это не обижаешься. Если же говорить об обычной жизни, то мне неохота наряжаться. Всем объедаешься на сцене – и камнями, и перьями, и гримом. Я люблю носить юбки, платья. Джинсы не люблю. Почему-то мне в них некомфортно. Я вообще не люблю, когда одежда близко к телу. Когда она прилипает, мне сразу кажется, что я поправляюсь. (Смеется.)

Красавец Данила Корсунцев в Алматы приехал с историческим для него предметом туалета. На гала-концерте питерцы исполняли «Шахерезаду» Римского-Корсакова, и одной из ярких деталей костюма Шахрияра-Корсунцева была шапочка, оставленная ему в наследство одним из наиболее уважаемых им учителей, бывшим худруком Мариинки Махаром Вазиевым.

– Никакой другой шапки мне не надо! – подчеркнул танцовщик.

Великолепная физическая форма Данилы – это результат работы в репетиционном зале и на сцене. Дополнительно он ничем себя не занимает, нагрузок и так предостаточно. Дуэт с Колеговой сложился у него давно.

– Я бы, может быть, и хотел постоянно танцевать с Настей, но в балете это невозможно, в отличие, например, от фигурного катания, – сказал Данила. – А жаль. Наличие одной постоянной партнерши было бы идеальным вариантом.

Гала-концерт, в котором приняли участие все гости, кроме Нины Капцовой, вынужденной сразу же улететь на родину, добил публику окончательно. Особенно разошлись, конечно, итальянцы. Альдо Капуто и Леонардо Граменья, спев несколько арий, не успокоились и, вытащив на сцену Даниэллу Скиллачи, начали петь предназначенное якобы только для мужчин произведение «O sole mio». Даниэлле ничего не оставалось, как присоединиться к ним, и показать, кто на сцене хозяйка. Получив изрядную порцию аплодисментов, она встала между хористками и начала приплясывать, а тенора затянули не менее знаменитую песню «На качелях». Артистки хора, не привыкшие к столь бурному выражению эмоций, поначалу явно стеснялись танцевать вслед за гостьей, но к концу вошли во вкус. Желание приплясывать в такт с певцами отчетливо читалось на лицах зрителей, но тут театральный этикет внес свои коррективы. Пришлось ограничиться очередной волной оваций.

За кулисами пьяные от успеха Альдо и Леонардо сообщили, что они обязательно хотят вернуться в Алматы. «Я вам только часть своих умений показал», – заметил мне Граменья. Альдо же долго вспоминал, каким национальным казахским блюдом его кормили накануне на Медео. «Бешбармак, баурсак, куырдак…», – подсказывала я, но тщетно. «Я помню, что было очень вкусно. Хочу еще! Я вернусь!» – пообещал итальянский тенор. 

Источник: Известия Казахстан.

Загрузка...

[X]