Опубликовано: 1 1978

Я выживаю без ног и без помощи государства - Владимир Галай

Я выживаю без ног и без помощи государства - Владимир Галай Фото - Тахир САСЫКОВ

Остаться без ног, когда тебе 20, и не упасть духом. Выжить после страшной трагедии и после этого суметь улыбнуться. Владимир Галай каждое утро выходит на улицы Алматы с магнитофоном и в хорошем настроении, пританцовывает, дарит прохожим комплименты и получает взамен монетку. На это он и живет.

Все больше казахстанцев протягивают руку помощи одиноким старикам, многодетным семьям, инвалидам, больным детям. От души, не ради рекламы. О тех, чьи сердца не очерствели, а также об особо нуждающихся соотечественниках журналисты телеканала “КТК” рассказывают в новой акции “Караван добра”. Наше издание присоединилось к коллегам – мы очень хотим, чтобы нас окружало как можно больше благополучных, счастливых семей! К тому же волонтеры, представители общественных фондов тоже нуждаются в нашей с вами поддержке. Надеемся, совместный проект КТК и “КАРАВАНА” перерастет в огромное движение, которое охватит весь Казахстан!

Его мускулистые руки проходят несколько десятков километров в день. Поэтому он выглядит, как бодибилдер с обложки журнала. Модный прикид, музыка с танцполов, улыбка. Когда люди впервые видят его, им сложно сдержать эмоции. Ведь мы привыкли, что если калека, то несчастный, понурый, немощный. А тут сплошной позитив. Я видела, как аксакалы у мечети пожимали ему руки. За стойкость духа.

Подойти и поговорить по душам с человеком, который просит милостыню, непросто. По крайней мере, мне. Обычно я даю деньги и, боясь обидеть взглядом, бегу прочь. Тем более сложно, когда человек стоит перед тобой на коленях. Но я набралась смелости и заговорила.

– А я подумал, что ты влюбилась в меня, ходишь вокруг, смотришь, а подойти стесняешься! – начал мой собеседник и рассмеялся. – Меня зовут Владимир.

Трагедия изменила всю жизнь

– Я родился в Костанае, окончил 9 классов, потом получил специальность столяра-плотника. Работал мебельщиком, делал шкафы, столы, – рассказывает Владимир. – Потом нашел другую работу с зарплатой побольше, стал пильщиком в лесу. Бывало, получал по 20 тысяч в сутки, работа не из легких – с электропилой с утра до ночи. Но руки накачал, и вот теперь мне это пригодилось.

Как-то решил съездить к матери, она жила в Татьяновке. Начал переходить трассу, которая ведет на Боровое. И тут налетела BMW, сбила с ног и даже не остановилась. Меня отбросило на встречную полосу… под КамАЗ. Что было дальше, я не помню. Очнулся уже в больнице. Врачи рассказали, что меня увидела женщина, которая шла вдоль дороги, я лежал весь в крови. Она вызвала “скорую”. Потом были операции, и мне отняли обе ноги, так как стопы были полностью раздроблены. Вот коротко моя история.

Трагедия произошла, когда парню было всего 20 лет. После этого он пытался выжить, боролся с депрессией, но понял: если не начнет работать – может умереть с голоду. Мать жила в дачном поселке, ехать туда и лежать без работы, быть обузой, лишним ртом – от этого варианта он сразу отказался. Отца у него не было, отчим к тому времени умер.

– Я выполз на местный базарчик, сел на бетон и стал просить деньги. Была зима, я тогда думал, что в один день просто замерзну и умру. Но потом появился отец, он развелся с мамой после моего рождения и теперь, когда узнал, что произошла такая трагедия, вернулся за мной. Он решил забрать меня в Алматы. Я сейчас живу вместе с отцом. Он мне сделал дощечки на ноги, чтобы я мог передвигаться.

Владимир показывает свое нехитрое устройство. Инвалидного кресла у него нет. К культям привязаны ткань, деревяшки, к ним прибиты подошвы. Это и есть ноги, которые его кормят.

Как вербуют попрошаек

После того как Владимир оказался в Алматы, он снова стал просить милостыню. Отец, по словам парня, работает охранником, зарплата у него маленькая…

– Я теперь знаю все места в городе, где больше дают, где меньше. Лучше всего стоять на Зеленом базаре, там я со вторника по четверг. Людей много и дают охотно. Многие улыбаются. В пятницу я спускаюсь к мечети, здесь тоже добрые люди помогают. В субботу и воскресенье добираюсь до алматинской барахолки. В эти дни там много народа, – охотно делится наработанной информацией Владимир.

В среднем у него в месяц получается собрать 25–35 тысяч тенге. В месяцы, когда выпадают праздники, бывает больше. Но эти деньги уходят на еду, одежду.

– Я не могу ходить в лохмотьях, грязный. Да, может быть, я странный попрошайка, но какой уж есть… Я одеваюсь модно, так люди говорят. У меня колонка с музыкой, закачиваю последние хиты, все это поднимает настроение. Мне не нужно притворяться несчастным, я действительно калека…

По его словам, половина тех, кто просит деньги на улицах, разыгрывают из себя немощных. Это большой бизнес. О том, по каким правилам он живет, Владимир нам подробно рассказал.

– Очень много тех, кто притворяется. Подвязывают ноги, прячут руки, делают вид, что слепые. Мы, настоящие калеки, конечно, видим все это. Но с ними не конфликтуем, они работают на определенных людей. Их привозят, потом увозят. Лучше с ними не связываться. Есть одна женщина, постоянно на коляске, как-то она застряла зимой в сугробе, так, даже не стесняясь, встала и вырулила свое кресло, потом села и дальше поехала.

Среди попрошаек много приезжих, потому что на периферии с таким “ремеслом” не выживешь, вот люди и приезжают в мегаполис. Многих сразу берут в оборот.

– Меня тоже пытались завербовать. Как-то подошла женщина и спрашивает: ты откуда? Я сказал, что приезжий, она сразу обрадовалась и говорит: будешь работать на меня. Я тебе дам телевизор, бутылку водки в день и еду. Я на нее посмотрел и говорю: не надо. Я не пью вообще. И мне не нужны шефы. Я сам выживу и еще встану с колен. Не собираюсь попрошайничать всю жизнь. Если бы не проблемы, которые у меня сейчас возникли, я бы давно уже ушел с базаров.

Ни документов, ни пособий

За всем этим оптимизмом и внешней уверенностью на самом деле прячется ребенок. Владимиру сейчас всего 23 года. У него, как выяснилось, нет даже удостоверения личности. О том, что люди с инвалидностью должны получать пособия и помощь от государства, он слышал. Но с чего начать, не знает.

– Надо идти в ЦОН, да куда там, приползу я, и что? – сокрушается парень. – Если бы было хотя бы инвалидное кресло…

Его, кстати, тоже государство выдает инвалидам, у нас социальная система, которая предусматривает самую разную заботу об уязвимых слоях населения.

Поэтому мы решили помочь молодому человеку. Надеемся, что наши госорганы откликнутся: миграционная и ЦОНы выдадут ему документы. С ними дальше мы пойдем в МСЭК, чтобы подтвердить парню инвалидность, а в ГЦВП должны будут оформить пособие. Оно, кстати, составляет 35 тысяч тенге. Это и есть на сегодня зарплата Владимира, которую он собирает, прося милостыню.

О том, как наши государственные органы будут помогать вернуть этого человека в социум, мы подробно напишем в следующих номерах “КАРАВАНА”.

АЛМАТЫ

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ