Опубликовано: 2919

Только один эколог возмущается павлодарской стройкой

Только один эколог возмущается павлодарской стройкой

Только один эколог возмущается возведением домов  в защитной зоне завода АО “Алюминий  Казахстана” В Павлодаре с налетом скандальности прошли публичные слушания, где сотрудники алюминиевого завода представили план экологических мероприятий.

Цвет цветной металлургии

По сути, в нашей стране слушания, где крупные предприятия обязаны знакомить общественность с новыми проектами, стали местом для выпуска пара населением. На эти собрания помимо руководящих сотрудников предприятий-монополистов, промышленных гигантов и экспертов различной степени независимости приходят и обыватели. Они, как правило, задают пусть и наивные, но злободневные вопросы. Вот, правда, в последнее время такие собрания больше напоминают “междусобойчики”, где присутствуют только работники заводов. Свои-то не предъявят жестких требований по бережному отношению к природе.

За несколько минут до начала слушаний, организованных АО “Алюминий Казахстана”, по дороге, ведущей от предприятия, к зданию колледжа подъехал автобус. Из него вышла группа мужчин. Они расселись в зале, заполнив его примерно на четверть. То ли с ночной смены приехали люди, то ли изначально не были расположены к беседе, но какой-то активности эти участники в дальнейшем не проявляли.

Отдельной группкой в актовом зале Павлодарского колледжа цветной металлургии расположились юноши и девушки, по виду – местные студенты. Зачем еще зеленые ребята посещают заседания с докладами, испещренными цифрами, и скучной для их возраста информацией? Когда я начал фотографировать молодежь, то некоторые стали прятаться от камеры и буквально нырнули под спинки стоящих спереди кресел.

В самом начале слушаний представитель общественного объединения (ОО) “Мир экологии” Ержан ОРАЗАЛИНОВ возмутился, почему его коллега – также независимый эколог Светлана МОГИЛЮК, возглавляющая ОО “Эком”, в последние годы является постоянным председателем на слушаниях АО “Алюминий Казахстана”. Мол, почему бы Светлане Владимировне хоть раз не задать сложные вопросы алюминщикам, передав чаяния горожан. Так, например, в этом году она выражала озабоченность ростом онкологии в регионе, когда стало известно об инициативе строительства завода по сжиганию отходов. Но к предприятиям “Евразийской группы” (ERG) – алюминиевому и электролизному заводу – у нее претензий нет. Более того, Могилюк водит студентов на экскурсии на эти производства. Отчего такое особое отношение? Отчего руководитель ОО “Эком” председательствует на собраниях, где рассматриваются проблемы, вред от которых может быть нанесен экологии края “евразийцами”.

На выпад от Оразалинова в свой адрес Светлана Владимировна ответила, что “вопрос не относится к алюминиевому заводу”. Также пояснила, что приложила в свое время много усилий, чтобы в Казахстане такие слушания вообще стали возможными. Более того, по ее мнению, привлечение общественников в качестве модераторов – это положительная практика во всем мире. Этот ответ не удовлетворил Оразалинова, и он не раз пенял Могилюк, что она не должна отвечать на вопросы за алюминщиков.

Доклад представителя завода, заместителя начальника управления промышленной безопасности, экологии и охраны труда Дмитрия КИБАРТАСА о планах экологических мероприятий на 2016 год не длился и пяти минут. Он был лаконичен, как первая книжка в жизни ребенка, и чист, точно гладковыбритый подбородок. С трибуны заявлено, что завод строго соблюдает природоохранное законодательство, а более подробная информация предоставлена всем интересующимся лицам. Затем настала очередь вопросов.

Первый поразил своей простотой. Задавший его назывался работником завода и спросил:

– Каким образом благодаря плану мероприятий будет снижаться воздействие на окружающую среду?

– В плане показано, что каждое мероприятие имеет свою экологическую эффективность, – сообщила Светлана Могилюк, и этим пояснением алюминщик, похоже, остался доволен.

Когда же к микрофону подошел Ержан Оразалинов, в зале почувствовалось волнительное оживление. Он держал в руке документ – результат мониторинга проб воздуха на границе санитарно-защитной зоны (СЗЗ) алюминиевого завода, проведенный в июле областным управлением недропользования, окружающей среды и водных ресурсов. Подрядчиком выступила лаборатория из Алматы. Так, согласно этим результатам, в атмосфере выявлены превышения допустимых веществ щелочи.

Вот только начальник управления по промышленной безопасности, экологии и охране труда АО “Алюминий Казахстана” Сергей ШОЛОХОВ выразил несогласие с официальными данными.

– Постоянного превышения я там не увидел. Толком и не определено, что это вина алюминиевого завода. Источников загрязнения у нас на заводе нет (а зачем тогда фильтры? – Ред.), – заявил он.

– Вы эколог? – уточнил Оразалинов у Шолохова.

– Я не эколог.

– Тогда вы и не можете выступать как специалист. Щелочь – это вещество, которое выбрасывается алюминиевым заводом.

Оразалинов выразил недовольство тем, что один из пунктов плана мероприятий на нынешний год, по его мнению, не выполнен. Так, он, как эколог, не приглашался на выезды по замерам проб воздуха вокруг завода. Мол, лишь однажды его уведомили, да и то за час до выезда.

– Ержан, вы можете считать меня купленным экологом, но я всегда за объективность. Замеры планировались. Нас несколько раз приглашали, но отменяли выезды, потому что ветер от города отворачивался, – сообщила Светлана Могилюк.

Уж годик близится, а плана-то все нет

Ни много ни мало, а экспериментами над людьми назвал Оразалинов такой проект “евразийцев”, как строительство домов в санитарно-защитной зоне для работников алюминиевого и электролизного заводов и детского сада для их же детей. Он рассказал, что граница СЗЗ вокруг завода определена в радиусе три тысячи метров. Но за последние годы многоэтажки и детсад возведены примерно в двух тысячах метрах от предприятия.

– Фенол стелется по земле высотой около метра. А дети ростом 60–80 сантиметров, и они дышат веществами на территории СЗЗ, – резюмировал Оразалинов.

Вполне ожидаемо Шолохов и в этом случае выразил несогласие, и “КАРАВАН” цитирует точку зрения противоположной стороны.

– Алюминиевый завод не занимается строительством и расселением людей, это прерогатива

акимата города. Поэтому в этом отношении не будем все мешать в одну кучу. Давайте не будем уводить в сторону от плана, который мы обсуждаем, – заметил начальник управления АО “Алюминий Казахстана”.

Неожиданно к теме опасности возведения жилья в ССЗ участники слушаний все-таки вернулись. Причем по инициативе одного из сотрудников.

– Почему строятся дома в микрорайоне “Зеленстрой”? По идее это неправильно, – отметил заводчанин.

– Вопрос актуальный, он волнует жителей “Зеленстроя”. Но в компетенцию алюминиевого завода не входит. Давайте будем придерживаться повестки, – ответила Могилюк за алюминщиков.

Свои пояснения дал Оразалинов. Он рассказал, что вопрос “эксперимента над людьми” рассматривался на одном из недавних заседаний экологического совета. Сотрудники прокуратуры сообщали, что видят в этом нарушение, и предъявили свое прокурорское реагирование городскому акимату. Что предпринял акимат, неизвестно.

Затем Шолохов начал было рассуждать, можно ли сократить СЗЗ до одной тысячи метров и возводить на ней жилье. При этом обмолвился, что вариант вероятен, но нужно в значительной степени изменить технологию завода. Словно чувствуя, что начальнику управления по промышленной безопасности, экологии и охране труда АО “Алюминий Казахстана” не стоит развивать тему, его перебила председательствующая.

– Спасибо, вы ответили на вопрос. Можно, я тоже дам комментарий по СЗЗ? – спросила Могилюк.

– Вы только должны следить за регламентом, а на пояснения не имеете право. Вы – не работник завода, – заметил Оразалинов.

– Я не работник завода. Я независимый эколог так же, как и вы.

– Вы уже стали зависимым, – заметил представитель “Мира экологии”.

Затем он выразил недоумение, почему АО “Алюминий Казахстана” проводит публичные слушания повторно. Оказалось, свои планы на 2016 год алюминщики уже озвучивали, но министерство энергетики РК высказало замечание, что в протоколе не указана ТЭЦ-1 как подразделение АО “Алюминий Казахстана”.

– Получается, на 2016 год (за две недели до его начала. – Ред.) у вас нет разрешения? – уточнил Ержан Оразалинов.

– Пока нет, – последовал ответ.

– Понятно. Прекрасно!

Загрузка...