Опубликовано: 1 2036

Тарифы на услуги ЖКХ в Казахстане: росли, и будут расти

Тарифы на услуги ЖКХ в Казахстане: росли, и  будут расти

В 2016 год Казахстан вступил не только с новым курсом тенге, но и с новыми тарифами. В большинстве регионов подорожали услуги тепло-, энерго- и водоснабжения. И хотя в отличие от национальной валюты тарифы совершили не столь резкий скачок, поводов для радости эксперты не видят.

Более того, девальвационной политикой правительство перечеркнуло все перспективы для электроэнергетики и системы ЖКХ в целом, считает председатель президиума Казахстанской ассоциации прозрачных тарифов Петр СВОИК.

– Обесценивание тенге поставило кабмин в совершенно неудобное положение, стыдно сказать, какое, а жизнь идет, нагрузки растут, и оборудование стареет. И свежеутвержденная концепция долгосрочных тарифов на этом фоне превращается в насмешку над системой ЖКХ, которой придется забыть о модернизации и расширении, – говорит эксперт.

Возрадуемся, друзья?

Напомним: новая тарифная политика в республике стартовала с 1 января 2015 года и предусматривает долгосрочные инвестиционные тарифы на услуги субъектов естественных монополий (СЕМ) со сроком действия 5 и более лет. Главной целью заявлено привлечение инвестиций, которые за период 2015–2020 годов должны составить около 2,1 триллиона тенге.

Между тем, как сообщили “КАРАВАНУ” в пресс-службе комитета по регулированию естественных монополий и защите конкуренции (КРЕМ и ЗК) миннацэкономики, с 1 января 2016 года в восьми регионах страны изменились тарифы на тепловую энергию: в Астане, Карагандинской, Атырауской, Актюбинской, Павлодарской областях, ВКО, ЗКО, СКО. С 1 февраля то же произойдет в Жамбылской области. Тариф на теплоснабжение для населения в среднем вырос в пределах 6–20 процентов, в столице – в пределах 7 процентов.

Причинами изменений называют рост цен на производство электрической энергии на станциях и на топливо, рост стоимости сырья, материалов, услуг в нерегулируемых секторах экономики и, наконец, рост налогов.

В одиннадцати регионах изменились тарифы и на электроэнергию. Минимальный прирост – в Жамбылской области – 0,15 тиына (с 16,02 до 16,17 тенге за кВт-ч без НДС), максимальный – в Мангистауской области – 1,02 тиына (с 10,81 до 11,83 тенге за кВт-ч без НДС).

Причинами роста, как уточнили в КРЕМ и ЗК, является то же самое, что и выше, а также реализация инвестпрограмм энергопередающих организаций, направленных на реконструкцию, модернизацию и капитальный ремонт активов.

Подорожали в большинстве регионов и услуги водоснабжения и водоотведения. В ряде областей новые тарифы уже введены, в других – будут вводиться с февраля, мая и июня. Если, к примеру, в Караганде среднеотпускной тариф на услуги водоснабжения для населения повысился со 110,051 до 110,264 тенге за кубометр с НДС, то в Костанае он возрос с 63,68 до 78,32 тенге за 1 кубометр с НДС.

Кстати, с 1 января 2016 года отменены дифференцированные тарифы для населения по объемам потребления на до и свыше 3 кубометров воды, то есть введен единый тариф без ограничения по объемам потребления воды.

Стоимость другой услуги – по поставке товарного газа – выросла в трех регионах: в Южно-Казахстанской – на 2 процента, Жамбылской – на 7, Актюбинской – на 10 процентов. Рост цен связан с введением в действие предельных тарифов на транспортировку газа по распределительным сетям на 2015–2020 годы.

Будет расти все, и тарифы – тоже

Петр Своик так прокомментировал нашей газете тарифную картину и ее последствия:

– Начнем за здравие. В целом повышение тарифов в этом году незначительное: редко когда рост достигает 15 процентов, в основном – 3–5. Тогда как тенге просел почти в 2 раза, официальная инфляция в прошлом году составила 13,6 процента. И ее рост будет продолжаться – до конца весны будет тянуться “хвост” августовской девальвации, который подхватят последовавшие скачки тенге. Ведь складские запасы импорта расходуются не сразу, а новые закупки за подешевевший тенге лягут удорожанием на весь потребительский рынок Казахстана и на все промышленное производство, потому что бóльшая его часть, электроэнергетика и ЖКХ в первую очередь, основываются на импортном оборудовании, комплектующих, запчастях и материалах. И показатель инфляции в 13,6 процента можно смело накидывать на первую половину начавшегося года. Притом что это все официальные цифры, но реальные мы-то знаем по походам в магазины.

В этом контексте можно трубить радостную весть: проклятые монополисты отстают от роста цен. Но! Здесь же приходится говорить за упокой. Да, в прошлом году, как раз перед девальвационной байгой, правительство взяло за основу относительно положительный опыт установления предельных тарифов на электроэнергию, утверждаемых на 5–7 лет вперед, и утверждаемых заведомо с запасом против текущих инвестиционных затрат, и распространило его на все виды коммунальных услуг. В Закон о естественных монополиях включили соответствующую поправку. Однако в основе этой идеологии лежит не только выделение предприятием надбавки для развития, которое оно должно эффективно использовать. Здесь априори подразумевается, что все остальное стабильно, в частности, курс тенге – ведь как ты посчитаешь свое развитие на 5 лет вперед, если не основываешься на нем. Так вот, одной рукой правительство утвердило, и парламент подмахнул эту поправку, а другой – кабмин отпустил тенге в девальвационное плавание.

Тенге продолжает ползти вниз, и никто в правительстве не имеет понятия, где его дно. В результате электроэнергетика и все ЖКХ отброшено в 90-е годы – те деньги, которые им добавили под эту идеологию предельных тарифов, меньше той инфляции, которая уже состоялась.

Говорить о том, что на эти тарифы можно жить следующие несколько лет, и не просто жить, а как бы развиваться, не приходится. И по факту правительству придется утверждать тарифы по новой каждый год, а то и чаще, иначе предприятия будут останавливаться.

Предсказуемость и прозрачность

Экономический обозреватель Сергей ДОМНИН в свою очередь отмечает, что наряду с необходимостью модернизации отраслей превалирующими факторами в росте цен на тарифы СЕМ являются другие длинные тренды: стимулирование ресурсосбережения и либерализация рынка СЕМ. Саму практику долгосрочных инвесттарифов эксперт оценивает как вполне рабочую, которая позволяет провести обновление основных средств СЕМ, а вкупе с повышением цены стимулирует ресурсосбережение.

– Кроме того, пятилетний календарь тарифов дает определенность потребителям. В большей степени это касается бизнеса, в меньшей – домохозяйств, они могут планировать свои расходы с большей уверенностью, чем если бы тарифы пересматривали каждый год.

Другое дело – политическая сторона вопроса.

Увеличение тарифов в период, когда растут индекс потребительских цен и цены на импортные продукты, которые потребляются как домохозяйствами, так и предприятиями, а выручка компаний сокращается и некоторые фирмы приостанавливают свою деятельность, увольняя персонал, ослабляет позиции власти, и уж точно не способствует росту доверия к политическому руководству страны.

При этом надо понимать, что, например, решение заморозить тарифы на несколько лет было бы чисто популистским, так как игнорировало бы необходимость модернизировать сильно изношенные основные средства компаний, – говорит Сергей Домнин.

Наилучшим выходом из ситуации эксперту видится разумный и предсказуемый рост тарифов.

– При этом должна обеспечиваться бóльшая прозрачность работы субъектов естественных монополий. О чем идет речь? В публичном доступе на едином общереспубликанском сайте должны быть представлены ежеквартальные отчеты о том, какие средства монополисты получили от инвестиционной составляющей тарифа и куда эти деньги были направлены. Если инвестором в обновление предприятий СЕМ являются граждане РК, то следует обеспечить им максимально полную картину того, кто, куда и как их деньги потратил. К сожалению, пока и регулятор, и компании не дают исчерпывающей информации на этот счет.

Астана

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ