Опубликовано: 1645

Поставка медикаментов в казахстанские больницы оказалась под угрозой срыва

Поставка медикаментов в казахстанские больницы оказалась под угрозой срыва Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Минздрав в очередной раз демонстрирует свою немощь в решении задачи бесперебойного обеспечения больниц жизненно важными препаратами. Вроде бы и законы нужные приняты, и правила утверждены, а чиновники от здравоохранения все равно не сумели в заявленные сроки определить потребность медорганизаций в лекарствах. Своевременная поставка медикаментов в больницы снова оказалась под угрозой срыва.

Вообще схема обеспечения лекарствами в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи довольно проста: в начале года медицинские учреждения формируют заявки на необходимые таблетки, ампулы, бинты, шприцы и прочее. Потребность в них рассчитывается с учетом количества уже пролеченных больных, объемов потребленных в прошлом году препаратов, их неиспользованных остатков, а также динамики заболеваемости в регионе. Эти данные аккумулируются в областных управлениях здравоохранения, откуда информация стекается в профильное министерство. Минздравсоцразвития обрабатывает полученные данные и формирует перечень необходимых лекарств, именуемый списком единого дистрибьютора, а уже потом “СК-Фармация” заключает контракты с производителями и поставщиками.

Согласно закону, список препаратов, закупаемых на будущий год, должен быть утвержден не позднее 1 июля. Когда этот срок не соблюдается, начинаются проблемы: конкурсы проводятся поздно, а заводы-производители не могут предоставить препараты сиюминутно, так как на их изготовление требуется немало времени. В результате в больницах начинается лекарственный голод.

Парадокс, но министерство, отвечающее за бесперебойное обеспечение больниц медикаментами, не смогло заставить всех участников этой цепочки соблюдать установленный график. Да что участники, оно и само грешит нарушениями. В прошлом году, к примеру, список необходимых ампул и таблеток минздрав подготовил не к 1 июля, а только к 20-му. Но и тогда он еще не имел юридической силы. В минюсте этот документ был зарегистрирован лишь в сентябре. О каком жестком контроле в области лекарственного обеспечения может идти речь при такой “высокой” министерской самодисциплине?

Руководители больниц, очевидно, понимая ущербность контролирующей способности вышестоящей организации исполнять правила, закрепленные приказом министра, тоже не торопятся: сроки подачи заявок на следующий год не соблюдают, объемы лекарств для пациентов определяют на глаз, ошибаются на 200, 300, а то и 400 процентов, дозаказывают, теряя драгоценное время и вынуждая больных покупать гарантированные государством медикаменты за свой счет. Только в первом квартале этого года сумма дополнительных заявок от медорганизаций составила 3,9 миллиарда (!) тенге.

Лидирует в допзакупе Алматы – более 1 миллиарда тенге. На втором месте – Астана – более 700 миллионов. Карагандинская область – на третьем, там ошиблись в расчетах примерно на 400 миллионов тенге. За каждой из этих сумм – нехватка лекарств для конкретного больного.

Процент ошибки ответственных лиц тоже впечатляет. Так, в Западно-Казахстанском филиале Национального центра гигиены труда и профессиональных заболеваний промахнулись аж на 734 процента. Проще говоря, заказали медпрепаратов в 7 раз меньше, чем было нужно. Может, неведомый недуг настиг его пациентов? Но гигиена труда – далеко не борьба с эпидемией чумы, тут не может быть непрогнозируемых вспышек заболеваемости. Вспышка недоработок – другое дело. В городской поликлинике № 34 в Алматы ошиблись поменьше – на 364 процента, в поликлинике № 3 Астаны – на 333 процента.

Интересный расклад получился и по конкретным наименованиям лекарств. Сначала медорганизации республики затребовали таблетки репаглинида в количестве 1 380 единиц. Потом опомнились и дозаказали еще 6 000 единиц, то есть в 5 раз больше. Дополнительная заявка на раствор для инъекций “дарбэпоэтин альфа” более чем в 3 раза превышает изначально запланированный объем. Встает вопрос: как прогнозировали больничные специалисты, получающие за это зарплату? Из каких данных исходили? Куда смотрели чиновники из управлений здравоохранения? И каким образом контролировал ситуацию минздрав, вроде бы ратующий за бесперебойное обеспечение больниц лекарствами и четко выстроенную работу?

К слову, в прошлом году с легкой руки министерских тружеников некоторые лекарства вообще не были закуплены. Тогда они, несмотря на значительный рост курса доллара, взяли да и снизили предельную цену на некоторые препараты – это максимальная сумма, которую министерство позволяет заплатить поставщику за конкретное наименование.

Ценовой  потолок  был снижен на 4–27 процентов. Потенциальные поставщики, не желая работать себе в убыток, попросту отказались от участия в конкурсе. Таким образом, профильное министерство само спровоцировало нехватку жизненно необходимых лекарств. Ситуация разрешилась лишь в феврале 2016 года, когда был издан приказ, позволяющий поднять ценовую планку.

И вот теперь новая проблема: чиновники не успели сформировать потребность в лекарствах к 1 апреля, как того требует приказ министра № 766. Сроки упущены, и Тамара Дуйсенова, видимо, не в состоянии остановить эту порочную практику. В медицинских учреждениях и областных департаментах откровенно плюют на установки своего министра, а у нее, похоже, не хватает авторитета, чтобы повлиять на ситуацию.

Шолпан АЛИ, Алматы

Рисунок Ибрагима КУБЕКОВА

Загрузка...