Опубликовано: 6 1342

Победим ли рак?

Победим ли рак? Фото - Нэля САДЫКОВА

Статистика распространения рака в Казахстане пугает, и, к сожалению, пока многие из его видов считаются смертельными. Как же научиться противостоять этому заболеванию?

На вопросы “Караван. Здоровья” отвечает доктор медицинских наук, и. о. заведующего кафедрой онкологии КазНМУ им. С. Д. Асфендиярова Нурлан БАЛТАБЕКОВ.

– Главный вопрос, который я хотела бы вам задать: когда в Казахстане научатся лечить рак?

– Во-первых, чтобы успешно его лечить, нам надо устранить ложное понятие, которое насаждается, в том числе и журналистами, что в Казахстане с борьбой с этой болезнью все плохо. Это ключевой момент. Потому что уровень онкологии в нашей стране, как я считаю, один из самых высоких на территории СНГ. И за последние 10 лет правительство и Президент увеличили затраты на противоонкологическую службу в 18 раз! Это неимоверный скачок, благодаря которому государство постаралось обеспечить бесплатную, качественную и максимально эффективную помощь при онкологических заболеваниях.

– И тем не менее люди недовольны…

– Конечно, недовольны, ведь пациенты, к сожалению, приходят к нам чаще всего, когда им совсем невмоготу. Проверяться у онкологов боятся, потому что они могут выявить злокачественное образование. И тогда привычная жизнь может оказаться для них под большим вопросом. Из-за этого страха тянут до последнего. Основная масса больных обращается, когда опухоль настолько велика, что для борьбы с ней приходится делать неимоверные усилия, а эффекта, какого хотелось бы, не получается. Тогда они с досадой повторяют: “Да у нас в Казахстане все не так!”. Причем самое обидное, что, когда после нас они едут в Израиль или Корею, а там им говорят то же самое, перед нами они уже не извиняются.

И все же сейчас у нас появляется все больше пациентов, у которых болезнь выявляется на ранних стадиях. Эти люди имеют шанс на полное излечение. Хотя реально болезнь на ранних стадиях мы встречаем не так уж и часто. Где-то процентов 20–25.

– Ранние – это 1-я и 2-я стадии?

– Нет, 2-ю стадию я не считаю ранней. Нужно говорить населению правду: 1-я стадия – это та, которая выявлена, когда у человека еще нет каких-то особых жалоб. А именно на всеобщих скринингах у сверхорганизованных, дисциплинированных и ответственных людей, которые видели, как умирали от онкологии их мама, папа или кто-то из близких. Так сделала, например, голливудская кинозвезда Анджелина Джоли. У нее бабушка умерла в 45 лет от рака яичников, а мама в 56 лет от рака молочной железы. Так вот, не дожидаясь, пока ее постигнет та же участь, она прошла обследование, выявила предопухолевое состояние и пролечила его.

Где нашли опухоль

– Реально ли излечиться от рака в нашей стране?

– Сейчас онкология в Казахстане развивается нарастающими темпами. В предыдущий период деньги использовали на закуп дорогостоящего оборудования, лекарств, на обучение специалистов за рубежом. К примеру, 60–70 процентов молодых врачей нашего Республиканского НИИ онкологии и радиологии, а также Алматинского противоонкологического диспансера проходили обучение и стажировку во Франции, Германии, Австрии, Корее, Испании. Прежде такое не практиковалось. Эффект мы получим позднее.

Но онкология сама по себе без помощи населения и наших поликлиник проблему не решит. Потому что впервые онкологический больной приходит не к онкологу, а к участковому терапевту или семейному врачу. А они не всегда могут правильно поставить диагноз, потому что, кроме онкологии, они должны следить еще за кучей других заболеваний.

– Как же быть?

– Сегодняшняя цель минздрава – не просто наладить связь с поликлиниками, учреждениями первичной медико-санитарной помощи (ПМСП), а научить их специалистов правильно ставить диагноз. Сейчас в Алматы и Карагандинской области руководители управлений здравоохранения дали добро на внедрение нового направления – обучение участковых медсестер активной ранней диагностике злокачественных образований. То есть мы обучаем не врачей, а участковых медсестер правильно ставить диагноз. Потому что многие наши пациенты, особенно пожилые, в поликлиники не идут. Мы хотим, чтобы медсестры шли к ним на дом и осматривали там.

Впервые такую методику мы опробовали в Алматинской области в Карасайском, Талгарском и Илийском районах. И увеличили там количество ранних выявлений рака почти в три раза. При этом получилось так, что мы выявили не только ранние, но и поздние стадии. И нужно поблагодарить главных врачей центральных районных больниц за то, что они решились на это, чтобы помочь людям, рискуя при этом своей карьерой. Потому что за рост запущенности болезней раньше их серьезно наказывали.

Как одна медсестра миллионы экономит

– Почему такой полезный опыт не распространить по всей стране?

– Тут есть один момент, требующий разрешения. Дело в том, что наши поликлиники и медсестры сети ПМСП пока недостаточно мотивированы. Ведь в той первой акции главные врачи Карасайского, Талгарского и Илийского районов пообещали медсестрам за каждый случай выявления онкологии 1-й стадии дополнительную оплату. Именно это дало бешеный скачок выявляемости. Ведь грамотная медсестра должна при этом хорошо зарабатывать, не хуже какого-нибудь торгового работника. Там получилось, что у медсестры, выявившей 4–5 больных, зарплата увеличилась почти вдвое. Это очень хорошо. Причем увеличится ли ее зарплата на 40 или на 80 процентов, зависит от главного врача учреждения. Он может дать ей дополнительно и 80, и 100 тысяч тенге, ведь медсестра, которая выявляет 1-ю стадию, например при раке молочной железы, экономит государству до 27 миллионов тенге!

– А из чего состоит эта сумма?

– Например, хирургическое лечение 1-й стадии рака молочной железы обходится государству где-то в пределах 130 тысяч тенге. Плюс гормонотерапия – около 300 тысяч. И это все. А при 2-й и 3-й стадиях, когда уже имеются подозрения на метастазы, расклад будет такой: операция – раз, лучевая терапия – два, химиотерапия, таргетная терапия – три. Стоимость всех процедур, вместе взятых, может колебаться от 3 до 27 миллионов тенге в год. Такие огромные деньги государство тратит на лечение одного пациента! А наше население, многие чиновники и журналисты даже не знают об этом. Вы посмотрите, сколько стоят противоонкологические препараты. И ни в одной из стран СНГ нет такого масштабного государственного медицинского обеспечения противоонкологической службы, как у нас! И так бывает обидно, когда люди хают онкологов, вымещая на них все свои обиды. Не зная, они говорят: “Вот химиотерапию врач неправильно назначил, меня тошнит, рвет – вместо улучшения только хуже”. Но в некоторых случаях побочные эффекты от химиотерапии неизбежны. Без этого невозможно вылечить рак. Пациент винит врача, а когда через некоторое время ему становится хорошо, он о нем забывает.

Справимся вместе

– Самый главный игрок в борьбе с онкологией – это люди.

Они должны быть в курсе, что среди наиболее распространенных онкологических заболеваний у наших женщин – рак молочной железы, рак шейки матки, рак тела матки, рак толстой кишки. Среди мужчин это рак легкого, рак желудка, рак предстательной железы.

И если женщина старше 50 лет, ей обязательно нужно регулярно проходить маммографию, проверяться у гинеколога и проктолога. Мужчине, да еще если он курящий, обязательно нужно делать рентгенографию легких, если он хочет жить долго и благополучно. Обязательно обследоваться у уролога, потому что предстательная железа – это очень опасно. И пройти гастроскопию, проверить пищевод с желудком. Есть еще такие особенности: городские мужчины чаще страдают раком легких, а сельские – раком пищевода и желудка. У сельских женщин преобладает онкогинекология (рак шейки матки), а у городских чаще встречается рак молочной железы. Это должны знать все и ходить в поликлинику, не дожидаясь, когда появится онкология. Раз в год человек должен посещать онколога, если в его семье у кого-то уже были такие случаи.

АЛМАТЫ

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ