Опубликовано: 3860

Казахстанские соколы Великой Отечественной

Казахстанские соколы Великой Отечественной

В годы войны Казахстан стал мощным авиационным центром – здесь готовили пилотов, воздушных стрелков, инженеров, ремонтировали подбитые врагом машины и дорабатывали новые. А казахстанцы распродавали свое имущество, скот, чтобы пополнить парк самолетов.

Завеса неизвестности

Более 30 авиаторов, родившихся в Казахстане, в годы Великой Отечественной войны были удостоены звания Героя Советского Союза. Знаменитые летчики, дважды Герои СССР Талгат Бегельдинов, Иван Павлов, Сергей Луганский, Леонид Беда, как и отважные герои – “Халық Қаhарманы”Хиуаз Доспанова, Николай Кузнецов, Бахтурас Бейскбаев, известны всей стране. Но вот судьбы многих других авиаторов (а их в республике готовили тысячами) до сих пор находятся под завесой неизвестности. А если что-то и удалось узнать, то сведения эти  крайне скудные. Так, на одном из российских сайтов мы нашли информацию о казахстанском экипаже, совершившем героический поступок 16 апреля 1945 года под Берлином, в районе Зееловских высот. Самолет 341-го ближнебомбардировочного авиационного полка под управлением младшего лейтенанта Александра Белоусова был подбит и загорелся. В состав экипажа входил и младший лейтенант Николай Додор. Было принято решение направить горящую машину на вражескую технику. Белоусов родом из Бескарагайского района Семипалатинской области, Додор – из Володарского района Кокчетавской области. К сожалению, больше никакой информации о славных воинах найти не удалось…

Готовили всех – летчиков, стрелков, механиков

Авиационный инженер с более чем 30-летним стажем, полковник запаса Валерий СТЕШЕНКО – автор сайта по истории авиации Казахстана и книги “Кто подарил людям крылья? Начало пути во Вселенную”. Он многие годы по крупицам собирает информацию о героях-авиаторах и авиации в годы войны. По подсчетам Валерия Стешенко, в период Великой Отечественной в военных учебных заведениях на территории Казахстана подготовили 39 197 человек для Военно-воздушных сил, в том числе – 7 300 пилотов, 6 238 стрелков-бомбардиров, воздушных стрелков, стрелков-радистов, 12 359 авиационных механиков. Еще 13 300 пилотов получили первоначальную подготовку. Причем эти данные не учитывают выпускников Московского авиационного института, Харьковского авиационного училища штабных командиров и ряда других. В целом подготовку на территории Казахстана проводили 23 открывшихся и эвакуированных учебных заведения.

Вся республика – как большая авиашкола

Учебные заведения расположились в Актюбинске, Уральске, Алма-Ате, Чимкенте, Кустанае, Павлодаре, Семипалатинске, Талды-Кургане, Петропавловске, на станции Луговая в Джамбульской области. Как свидетельствуют архивные документы и рассказы очевидцев, обучение в летных школах проходило в тяжелейших условиях.

Павлодарская авиационная школа пилотов первоначального обучения была создана 2 марта 1943 года на базе техники, имущества и личного состава аэроклубов и авиашкол. Готовили летчиков на самолетах У-2. Авиатехников, стрелков, механиков, радистов, присылаемых с фронта, переучивали на военных летчиков по ускоренной 40-часовой программе. Курсанты жили в землянках. Первое время катастрофически не хватало топлива, самолетов, что приводило к простою в учебных полетах. Были проблемы и с инструкторами, техниками, летными полями. Для полетов зимой использовалось замерзшее русло Иртыша. Молодые пилоты летали с рассвета и до наступления темноты.

В Уральске авиаторов готовили несколько учебных заведений.

В сентябре 1941-го сюда переехала Ворошиловградская  авиационная школа. Прибывших расселяли в дома горожан и в прилегающие поселки. Курсанты рыли землянки, строили помещения. Зимой на По-2 без крыльев – это что-то вроде аэросаней – офицеры охотились на зайцев, волков, сайгаков, чтобы не умереть с голоду.

“Мы – из Талдыка летуны”

Валерию Стешенко удалось найти некоторые сведения о том, что в Талды-Кургане в годы войны была учебная авиационная эскадрилья, готовившая летчиков для фронта на самолетах У-2. Располагалась она на месте старого аэропорта, сейчас здесь жилые микрорайоны. Наш эксперт приводит воспоминания геолога и писателя Игоря АНТОЩЕНКО-ОЛЕНЕВА“...Узнал, что на аэродроме учатся военные летчики. Правда, серьезных самолетов здесь не видел. Только У-2. Военных так близко я видел впервые. Где они жили, не знаю. На летном поле были дом и несколько самолетов. Курсанты порой маршировали колонной. В строю обычно пели, одна фраза из их песни до сих пор сидит в голове: “Мы – из Талдыка летуны”.

В Караганду, Усть-Каменогорск и другие города эвакуировали учебные заведения, которые готовили инженеров, младших авиационных специалистов. Например, Селищенская авиационная школа механиков отправилась в Петропавловск. Валерий Стешенко приводит отрывки из воспоминаний Всеволода КАРАТЕЕВА, опубликованных на российском сайте:  “Мы уже научились запускать двигатель АШ-82 самолета Ла-5. Двигатели мощные. При выходе на максимальные обороты самолет может перевернуться. Чтобы избежать нежелательных последствий, на хвост самолета ставили двух курсантов. Курсанты спиной к кабине стояли, опершись на стабилизатор. Нужно было держаться за самолет и держать самолет…”.

Пальцы отдирали вместе с кожей

Практически все авиашколы имели собственные мастерские, где проводили техобслуживание самолетов, мелкий и текущий ремонт. Авиамастерские в Актюбинске ремонтировали каждый месяц – в среднем по 30 самолетов и 160 авиамоторов. Любопытный факт – в Актюбинске был подготовлен и прошел испытания ВОМ-1 (воздушный огнемет) – доработанный самолет У-2 , который мог нести так называемые “огневые мешки”. Их сбрасывали на позиции врага при помощи вытяжного шнура, который открывал секции контейнера.

На базе алма-атинских авиаремонтных мастерских в начале войны установили оборудование харьковского завода № 242.  Там дорабатывали самолеты ПО-2 в вариант С-1 (санитарный). В 1942-м освоили ремонт трофейных “Юнкерсов Ю-52” и американских “Дугласов”. Для работников завода и эвакуированных из Харькова напротив алма-атинской школы № 44 построили двухэтажные дома. Крупный ремонт самолетов также производился на заводе Уральска и в Чугуевских мастерских Чимкента.

Всего за годы войны в Казахстане отремонтировали более 5 тысяч самолетов и около 18 тысяч моторов. Но и эти данные нуждаются в уточнении, так как много информации утеряно в военных условиях.

Среди механиков и техников были женщины, они наравне с мужчинами штопали фюзеляж в суровые морозы голыми руками. Прилипшие пальцы отдирали от металла вместе с кожей – не помогала даже горячая вода.

 В одном экипаже с Талгатом Бегельдиновым

С появлением новых самолетов во время войны на вооружении Красной Армии было более 20 типов машин. Самыми массовыми были штурмовики Ил-2 , Ил-10, истребители Як, ЛаГГ-3, Ла-5 и Ла-7, МиГ-3, бомбардировщики Пе-2, Ту-2…

Отдельные типы самолетов, как Ил-2, стали легендой войны. Алмаатинец Виктор ФРОЛОВ, стрелок 144-го гвардейского штурмового авиаполка, летал на этом самолете после обучения в стрелковой дивизии.

– Отец рассказывал, что фашисты не брали в плен экипажи Ил-2, а расстреливали их на месте, – говорит сын ветерана Виталий Фролов. – Там, где бомбил этот самолет, до сих пор не растет трава…

Некоторое время Виктор Фролов летал в составе экипажа дважды Героя СССР Талгата Бегельдинова. Летчик нашел его в санитарной части после крушения самолета во время учебного полета. Стрелка Фролова и пилота спасли бронированные кабины.

– Отец несколько дней не разговаривал – не хотелось, – продолжает Виталий Викторович. – К нему пришел Талгат Бегельдинов. Сказал: пойдем со мной, полетаем – не бойся, не упадешь. Так он попал к нему в экипаж стрелком. Потом отца перевели в другой экипаж. Часть находилась где-то в Европе. Говорит, летный состав в ней сменился трижды. Демобилизовался он только в 1951 году. После занялся садоводством в колхозе. Спустя годы случайно встретил Талгата Бегельдинова в магазине. Пришел домой под утро – такой горячей была встреча фронтовых товарищей.

Самолеты для фронта

Еще в годы войны в Казахстане развернулось движение по сбору средств из личных сбережений для покупки крылатых машин. Среди тех, кто отдал фронту все свое имущество, был председатель колхоза “Жана Турмыс” Кустанайской области Кабаш КОЗЫБАЕВ.

– Отец был очень скромным, не любил рассказывать подробности, но, как нам стало известно из газет и благодарственных писем, он в декабре 1942 года с благословения своего отца продал дом, скот, остался в одних портках и фуфайке, – рассказывает сын председателя, профессор, президент Академии журналистики Сагымбай КОЗЫБАЕВ. – Выручил 190 тысяч рублей. Его друг, председатель соседнего колхоза Яков Верещенко, собрал 180 тысяч. Деньги погрузили в мешки, взяли бричку и отправились в город Чкалов (ныне Оренбург) на авиационный завод для покупки звена боевых самолетов. Возможно, это были Як-6. Машины передали 46-му авиаполку, о чем говорится в сохранившейся справке Чкаловского завода. Отец очень удивился, когда на крыльях одного самолета вывели его имя и фамилию, на крыльях второго – имя его друга, на крыльях третьего – "Козыбаев – Верещенко". Вскоре газета “Правда” напечатала историю отца. Ему пачками шли письма. Жили мы очень бедно, отапливать жилье было нечем, и письма пускали на растопку. Чудом сохранилось несколько штук. Отец говорил, что летчик, прибывший для получения машин, хотел отвезти его домой, но он категорически отказался, сказал, что фронту дорога каждая минута.

Алматы

Загрузка...