Опубликовано: 1266

Берегите голову

Берегите голову Фото - Тахир САСЫКОВ

Заведующая диспансерным отделением Центра психического здоровья в Алматы врач-психиатр высшей категории Татьяна АЛФЕРОВА рассказала, признает ли наука феномен раздвоения личности и почему люди симулируют психически больных.

Низкая явка – не признак благополучия

– Почему принято считать, что весной у психически больных людей обострение болезни?

– Ну а почему гипертоническая болезнь, как и язвенная болезнь желудка, активизируется в осенне-весенний период? Из-за перепадов давления, температуры.

– В наше время какие психические заболевания вышли на первый план?

– Всегда лидировала шизофрения, где-то 60 процентов людей ею страдают. Я уже 24 года работаю заведующей и могу сказать, что практически ничего не меняется, ни количество больных, ни нозология (учение о болезни).

На первом месте идет шизофрения, далее – умственная отсталость, приобретенное слабоумие из-за болезни Альцгеймера и органические расстройства личности. Бывает шизофрения, начинающаяся в раннем возрасте, бывает – в позднем. Это хроническое психическое заболевание, сопровождающееся изменением личности и обострениями.

– У вас есть скрининги, какие-то программы для проверки психического здоровья?

– Мы проводим дни открытых дверей. Но никто не приходит. Приезжают посоветоваться по каким-то вопросам, например, что делать, если сын пьет, не работает, мы людей консультируем. Или родственники больных спрашивают, как им быть. У нас нет метода функциональной диагностики, мы только беседуем с больными, даже фамилий не спрашиваем. То есть к нам добровольно крайне редко приходят. В основном когда родственники настояли или привезла “скорая помощь” на госпитализацию. А чтобы человек сам пришел и сказал: “Я больной, полечите меня” или “Я болен шизофренией” – редкость. Сразу закрадываются сомнения, для чего он пришел.

– Часто попадаются симулянты?

– Встречаются, поэтому, когда приходят молодые люди за медицинской помощью, на это надо обращать внимание. Сейчас кредитов наберут, а потом начинают симулировать, чтобы избежать какой-то ответственности. Для этого есть судебно-психиатрическая экспертиза, она решает, симулянт или нет.

– Почему, по-вашему, такая низкая явка?

– Люди стесняются обращаться к психиатру. Стесняются говорить, что ребенок больной. Порой престарелые родители приводят своего ребенка, которому уже 50–60 лет, он страдает идиотией. Раньше не обращались, потому что стыдно, пока была возможность – содержали, сами следили, а теперь, когда на пенсии, надо что-то решать. Если это врожденное малоумие – оно не прогрессирует. В сельской местности очень смущаются таких людей. Сейчас, когда часть сел присоединили к городу, такие люди стали выявляться. Они запущены, не лечены, так как ассортимент медикаментов в ауле не такой, как у нас, и психиатров там нет. Они их к муллам водят…

Право называться здоровым

– Можно ли человека насильно упрятать в психиатрическую клинику?

– Это легенды. Принудительная госпитализация без согласия пациента, согласно Кодексу РК “О здоровье народа и системе здравоохранения”, бывает в следующих случаях: если человек представляет непосредственную опасность для себя и окружающих, если неоказание медпомощи может привести к ухудшению состояния здоровья и в случае беспомощности больного, когда он сам не может удовлетворять свои потребности.

– Можно ли подать жалобу в прокуратуру, если не согласен с тем, что госпитализировали принудительно?

– Да, и подают. Прокуратура нас часто проверяет. Такие случаи участились. Люди не согласны с тем, что их госпитализировали. Как правило, у наших больных критика или отсутствует, или  недостаточная, зачастую они не понимают, что больны.

– Вы считаете правильным, что сейчас во всех учреждениях для приема на работу требуют справку о психическом здоровье?

– Думаю, да. Есть постановление правительства с перечнем противопоказаний для определенных видов работ. Например, в медучреждениях с психическими заболеваниями противопоказано работать даже дворником. Я считаю, это правильно.

– Проблема трудоустройства у людей с психическими заболеваниями стоит так же остро, как и у тех, кто вышел из мест лишения свободы?

– Неизвестно, что у человека было, правильный ли анамнез (подробная история болезни), может, он что-то недорассказал, а кто будет отвечать – администрация. Если больной с легкой умственной отсталостью, его на завод не возьмут. Но мы пишем, что работать плотником, слесарем он может, такие люди очень исполнительные, обязательные. Мы сейчас разрабатываем индивидуальные программы по трудовой реабилитации. Когда люди становятся на очередь в собесе, им подбирают облегченные виды работ и обязывают организации принимать какое-то определенное количество таких больных.

Развод – вход в депрессию?

– После экономических потрясений идет ли увеличение заболеваемости?

– Пока еще незаметно, потому что кризис только начался. Но вообще, конечно, увеличивается число суицидальных попыток.

– Как оценить уровень неадекватности человека, может, у него банальная вспышка гнева?

– Для этого шесть лет учатся, потом проходят интернатуру, специализацию. Бывает, например, человек с целью шантажа говорит, что покончит с собой. Врачу явно видно, что это шантажное поведение и ничего он с собой не сделает. Тогда мы его не госпитализируем, а проводим терапевтическую беседу.

– Депрессию вообще надо лечить, ведь многие шоколадками заедают...

– Обязательно. Депрессия лечится только медикаментозно, никакой психотерапией и никакими шоколадками не обойтись. Тем более если она глубокая и сопровождается суицидальными мыслями и попытками. Глубокая депрессия подлежит лечению в условиях стационара. Бывает легкая депрессия – когда плохое настроение, все мрачно, не так устроено, человек всем недоволен, из нее можно выйти с помощью травяных медикаментов.

– Говорят, что один из лучших способов побороть депрессию – трудотерапия и спортивные нагрузки…

– Это обязательно. Но смотря какая депрессия: если тяжелая, человек будет в лежку лежать, вы его не поднимете. В таком состоянии от еды отказываются, мы их кормим через зонд, поэтому ни о каком спорте речи быть не может.

– По улицам ходят чудаковатые граждане, видно, что они больны…

– Мы лечим без согласия, только если человек представляет опасность, если он безобидный – то нет. Тем более шизофрения не лечится. Если человек состоит на диспансерном учете, он обязан приходить сюда либо мы его навещаем на дому. Так как он обязан принимать поддерживающее лечение. А есть консультативные больные. Например, произошел у человека какой-то срыв, и он бесследно прошел, мы его на учет не ставим, в базу не вносим. Например, жена тяжело переживает развод – это не хроническое, это временное состояние.

– То есть развод может стать поводом, чтобы обратиться к психиатру?

– Сейчас это происходит более спокойно, чем раньше. Может, из-за того, что пары стали брачные контракты заключать и ничего не теряют при разводе. Раньше почти ни один развод не заканчивался без депрессии.

– Если человек обратится к частному психологу, проработает свои проблемы, ему, возможно, уже и не нужно к вам обращаться?

– Смотря какие проблемы. Если человек попадает в поле зрения нашего учреждения – с бредом, галлюцинациями, со страхом – какой тут психолог, только психиатр и только медикаментозное лечение. Существуют пограничные состояния, когда слезливость, нежелание работать, муж надоел, салоны наскучили, сидит дома, бездельничает – это к психотерапевту. Но, когда людей беспокоят голоса, слуховые галлюцинации, человек понимает, что это болезнь, которая мешает ему жить, существовать нормально. Они приходят, чтобы голоса уменьшить или убрать вовсе.

– Сегодня есть заболевания, где врачи добились прогресса?

– Можно говорить об удлинении ремиссии благодаря новым препаратам, которые очень хорошо действуют, она стала не 1–2 месяца, а полгода. Также мы быстрее купируем – снимаем обострения.

Современные герои – в почете

– Шизофрения – генетическое заболевание?

– Да. Я давно читала, что одна из этиологий шизофрении – вирусная. Но, конечно, она генетическая.

– Если не считать тех, у кого предрасположенность, кто еще в группе риска?

– Генетика играет основную роль, но могут быть еще характерологические качества личности. Например, мягкий человек, принимающий все близко к сердцу, или сильный, мужественный, волевой – у такого, конечно, маловероятно. Но даже у здорового человека неизвестно, что сию минуту может произойти в голове.

У меня был такой случай, когда человек был совершенно здоров, но выпил с другом суррогатную водку и стал слабоумным. То есть человек может лечь, проснуться и быть больным. Если слабоумие возникло, обратного хода оно не имеет. Ночью может произойти какая-то катастрофа в мозге, например, сосудик лопнул, кровоизлияние, которое никто не заметил. Утром человек встал – уже неадекватный, никого не узнает.

– Кто больше подвержен заболеваниям психического характера – мужчины или женщины?

– Женщины. Видимо, из-за своего склада характера, темперамента они все острее переживают. Те же депрессии у женщин случаются чаще, чем у мужчин.

– В индустрии кино очень популярна тема раздвоения /размножения личности. В вашей практике такие пациенты встречались?

– В жизни не знаю, что под этим подразумевается, но это шизофрения – человек живет в своем мире, а реальный мир воспринимает не так. Бывает, человек перевоплощается, считает, что находится в космосе, что он – инопланетянин. А размножение личности… Такого не бывает – это просто состояние обострения, оно потом уходит.

– Раньше психические больные называли себя Наполеонами, а сегодня?

– Сейчас Наполеоном никто не зовется, но именуют себя современными политическими деятелями, президентами – часто Путиным.

Наша справка

– 5 тысяч алматинцев имеют инвалидность вследствие психических заболеваний

11 тысяч больных, включая детей и подростков, в Алматы состоят на диспансерном учете с психическими заболеваниями

Загрузка...