Опубликовано: 3069

Уже ничего не охота

Уже ничего не охота

Алматы - это не только большой мегаполис, но и край с восхитительно богатой флорой и фауной. Туристов он прельщает своим биоразнообразием, да и сами горожане не прочь выезжать за город, чтобы отдохнуть от повседневной суеты.

Тут-то и проявляется пристрастие алматинцев или такое наиболее распространенное хобби, как охота. Само по себе дело приятное, полезное и интересное, но за годы независимости накоплено по ее части и много проблем. Прежде всего, нужно отметить, что закон РК, "Об охране, воспроизводстве и использовании животного мира" от 20 июля 2004 года N 162, регулирующий производство охоты, с поправками внесенными 2 года назад, неэффективен. Одна из слабых сторон - он разрешает охотиться только в закрепленных за охотопользователями охотничьих угодьях, а на данный момент в Казахстане более 90 процентов охотхозяйства отданы в частные руки. "Частные охотугодья - это клуб состоятельных людей, которые закрыли эту территорию для общего пользования, а если и пускают, то по таким расценкам, которые недоступны среднему гражданину", - говорит Владимир Калугин, охотовед Алматинского госзаказника, имеющий солидный опыт работы в природоохранных зонах и даже свои авторские наработки по методам охоты. По его словам, когда пошлины, назначенные государством, на косулю сеголетку (т.е. этого года) были от 1500 тенге, частники "заряжали" по 300 евро. Старые охотобщества, такие как, например, Казохотрыболовсоюз, раньше владели многими угодьями, и при них была целая инфраструктура - гостиницы, обслуживание, сопровождение егерей. Сегодня они не могут предложить достойные места для охоты: все лучшее у них отобрали. Другое самое крупное общество охотников в Алмате - "Патриот", насчитывающее порядка 40-50 тысяч человек, - вообще осталось без таких специализированных территорий, поэтому им приходиться договариваться, брать права на временное пользование чужими угодьями и распределять среди большого количества желающих. Так и получается эта шоковая терапия, когда факты браконьерства спровоцированы самой ситуацией: масса людей ищет, где можно поохотиться, а никуда съездить законно не могут, и начинают обходить законы с ущербом для природы или для достояния народа Казахстана, ведь именно так гордо прописано обо всем этом в наших законах. Владимир Калугин, вздыхая, ставит нашему обществу еще и диагноз "инфантильность" - "наши люди не могут отстоять свои интересы. Например, как в Греции, если, что не так, своими мятежами полстраны развалили, или в Англии, когда запретили охоту на лис, вышли демонстранты, а во Франции, когда сроки охоты перенесли, там сразу же среагировало порядка 900 человек". Другой альтернативой может быть всеми то любимая, то охаиваемая Америка. Там охотничий билет вообще не нужен, главное чтобы было разрешение на охотничье оружие. Затем определяют лимит (количество животных, которых можно отстреливать, ну скажем, если популяция около 1,5 млн голов - из них можно отстрелить 20-30 %). На это количество делаются специальные марки и разыгрываются как в лотерею, т.е. право охотиться на самые заветные для заядлых охотников виды животных может на равных условиях получить как нефтяник-миллионер, так и простой механик с СТО. У нас все по-блатному. В Иле-Алатауском парке (территория вдоль горного массива от Каскелена до Бартогая) охоту проводят - тоже по "блатным" раздают. Но одно дело, трудности с удовлетворением массовых охотничьих инстинктов, но есть проблемы и посерьезней. Ведь то, что происходит в оставшихся под госконтроле заказниках - это просто катастрофа. Например, Балхашский госзаказник, природоохранная зона, где ограниченна хозяйственная деятельность, т.е. инспектора из областного управления лесного охотничьего хозяйства в Талдыкоргане должны определить на какой площади можно сеять, где выпасать скот и так далее. В реальности, землю расхватали, никуда не подъехать, везде установлены шлагбаумы. И снова парадокс: вроде и земли в Казахстане немеряно, и природа красивая издалека, а заезжаешь в любую щель, там на одну косулю - 2-3 коровы. О нарушениях зон покоя, т.е. там, где не только выпас скота не должен допускаться, а даже вход для туристов, говорить вообще не приходится… Сюда же можно отнести и пожары в лесах и в заповедниках, когда для того, чтобы росла гуще трава, осуществляют ее традиционный поджог. Если горят кустарники - это еще полбеды, а вот когда загорается хвоя, а потом тлеет месяцами, пока снег не выпадет - это уже опять граничит с нарушением природного баланса, так как выгоревшие участки леса влекут за собой эрозию почвы, и, следовательно, снижение поголовья диких животных. Сами понимаете, при таком раскладе культура охоты у нас в Казахстане находится на самом примитивном уровне, если существует как таковая, в принципе. Ведь за годы независимости, ни разу не прошло ни одной выставки трофеев и охотничьих видов животных, а мы-то знаем, как некоторые любят хвастаться настенными чучелами экзотических животных у себя дома. А все потому, что на все коллекции нужны разрешения и лицензии. А факты о том, как варварски охотятся наши добытчики по ночам с фарой, когда ослепляют животных, или экскаваторами выкапывают барсуков с целью заполучить ценный барсучий жир, по-моему давно перестали удивлять население, а скорее уже перешли в разряд общераспространенной практики. От редакции: подходит к концу сезон охоты. На все основные виды животных - барсук, медведь, олень, косуля, лось, кабан, марал, фазан, рябчик, глухарь - сроки охоты заканчиваются 31 декабря, а на некоторых - и того раньше. До 15 февраля остаются "в свободном доступе" лишь корсак, лисица, рысь (кроме туркестанской), заяц-беляк, заяц-русак. А Караван.kz презентует первый материал из будущей серии статей. Цикл будет включать в себя интервью с разными экспертами в области животного мира и охотоведами, а также должностными лицами из профильных ведомств. На снимке: Владимир Калугин, охотовед, командированный обезвреживать Семипалатинский реликтовый бор Прииртышья от браконьеров, которые безжалостно сжигают на древесину огромные площади.
Загрузка...