Опубликовано: 1487

Стал ли Казахстан менее коррупционным?

Стал ли Казахстан менее коррупционным?

Не так давно "Транспаренси-Казахстан" (ТК) выступила со своим традиционным ежегодным отчетом индекса восприятия коррупции (ИВК).

Казахстан в списке исследуемых государств поднялся выше по сравнению с прошлым годом. Однако поводов для радости не много, говорят руководители ТК. В 2004 году Республика занимала 122-е место. В нынешнем 2005 году Казахстан занял 110-е место с баллом индекса восприятия коррупции (ИВК) 2,6. Доверительный интервал находится в интервале 2,2-3,2. Страны, у которых балл ИВК не превышает индекса 3, по версии "Трансперенси-Интернешнл", являются сильно коррумпированными. В 2005 году было исследовано на предмет оргпреступности 159 стран. Местоположение в данном рейтинге мало о чем говорит, потому что страны могут каждый раз занимать разные места. В прошлом году исследовалось всего 146 стран, а в этом - уже 159. Коль скоро порядковому номеру верить трудно, руководители ТК утверждают, что внимание нужно уделять баллу ИВК. Для сравнения, самый высокий балл ИВК составляет 9,7 и принадлежит Исландии. По уровню развития коррупции Казахстан находится среди таких стран как: Беларусь, Эритрея, Гондурас, Никарагуа, Палестина, Украина, Вьетнам, Замбия, Зимбабве. Хуже дела (для государства и населения) и лучше (для коррупционеров) обстоят в России - она заняла почетное 128-е место. Последние места в "черном списке" заняли такие страны, как Бангладеш и Чад. И под общие аплодисменты скажем, что первыми в списке стран с минимальным уровнем коррупции стоят Исландия, Финляндия, Новая Зеландия. Далее Дания, Сингапур, Швеция, Швейцария, Норвегия, Австралия. "Трансперенси-Интернэшнл" изучает нашу республику, начиная с 1998 года. Что самое интересное, в первую десятку "чистеньких стран" не вошли США. Они заняли только 17-е место. Видимо у мирового политического гегемона и поборника демократии тоже есть свои проблемы с законом. Так получается, что лучше всех с коррупцией борются страны Северной Европы и Океании. Честно говоря, для непосвященного взгляда, всякие ИВК, мировой табель о рангах, является китайской грамотой. А руководители ТК не особо стремятся расшифровывать заумные петроглифы, отправляя всех к могучим источникам, которые есть на сайте этой организации. Вообще, коррупция - тема, на которую можно рассуждать всегда и везде, да еще и без всякого повода. Она сама по себе является поводом. Но вот когда со своими отчетами выступает ТК, возникает повод говорить скорее не о практике коррупции, а о ее теории, философской основе. И здесь уже возникает огромное, бескрайнее поле, бескрайние горизонты. Время разбило и стерло в порошок цивилизации, народы, страны, могучие замки, а коррупция жива и непобедима. Как говорили в известном фильме: "Мафия бессмертна!". Кажется, ее боится даже само время. Руководители ТК в очередной раз напомнили, что Казахстан до сих пор не присоединился к конвенции ООН о противодействии коррупции. И это является достаточно удивительным фактом, потому что республиканское руководство обычно подписывает такие громкие документы. Вот, к примеру, Туркмения уже подписалась. Но что там делается для борьбы с этим злом, остается только догадываться. Как говорят в американских фильмах, у нас о коррупции есть две новости: хорошая и плохая. С какой начать? Давайте с плохой! По данным ТИ-ТК, уровень коррупции в 2005 году вырос в таких странах, как Коста-Рика, Непал, Габон, Папуа Новая Гвинея, Сейшельские острова, Россия, Шри-Ланка, Тринидад и Тобаго, Суринам и Уругвай. При этом есть страны, в которых размеры коррупции стали сокращаться. Эстония, Франция, Гонконг, Япония, Иордания, Казахстан, Нигерия, Катар, Тайвань и Турция - именно эти страны отмечены, как с положительной стороны. Однако один из руководителей "Транспаренси-Казахстан" Сергей Злотников сказал, что все оценки, индексы - являются вещью достаточно условной и их нельзя воспринимать как некий абсолют. Меняется уровень коррупции, а вместе с ним меняется и метода оценки оргпреступности. Если в самом начале в 1998 году "Транспаренси Интернэшнл" выставлял свои баллы на основе опросов населения, то сегодня с этой целью уже используются определенные целевые выборки - экспертные опросы. Для проведения исследований привлекаются целые организации. В этом году исследования строились, во-первых, на основе опроса иностранных инвесторов. Во-вторых, мнение было построено на основе всех принятых законов и поправок к законам, которые связаны с противодействием коррупции. К примеру, в Уголовный кодекс были внесены изменения, связанные с расширением числа объектов и субъектов коррупционных правонарушений. В полку антикоррупционных сил прибыло. Как известно на базе бывшей финполиции было создано Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью. Руководители ТК считают, что в Казахстане сложилась достаточно эффективная законодательная антикоррупционная база. Одна из самых серьезных проблем в борьбе с этим общественным злом заключается в неадекватном применении законодательного механизма. Руководители ТК прокомментировали ситуацию в некоторых странах, где не так давно произошли разноцветные революции. Один из лозунгов, который выдвигался цветными революционерами, а также одна из причин, почему люди выходили поддерживать эти призывы в Грузии, Киргизии, на Украине, был связан как раз именно с борьбой против коррупции. Однако, несмотря на то, что революции осуществились, коррупция никуда не делась. Результаты борьбы с оргпреступностью в эшелонах власти и на местах сотрудники ТК оценивают очень положительно в странах Балтии. Частично успех этой борьбы связан с развитой системой местного самоуправления, общественного контроля, института СМИ, как фундамента подлинной свободы слова. Но есть еще один секрет, которым интересуются некоторые казахстанские чиновники. А когда узнают его - не очень-то радуются. Известный юрист Виталий Воронов утверждает, что этот план прост, с точки зрения задумки, и сложен с точки зрения претворения в жизнь. В странах Балтии все полномочия по борьбе с коррупционными правонарушениями передали лишь одной структуре. На самих коррупционеров не стали возлагать уголовную ответственность. К ним применили альтернативные варианты наказаний. Просто предложили вернуть все нечестно нажитое имущество и капиталы в обмен на сохранение свободы. С должностей их, конечно, поснимали без права восстановления и занятия определенной (чиновничьей) деятельностью. По мнению Виталия Воронова, это оказалось довольно действенной мерой. Как известно, в Казахстане создано множество структур (КНБ, прокуратура, бывшая финполиция, комиссия при президенте по борьбе с коррупцией и т.д.), которые призваны бороться с теми, кто "порой честно жить не хочет…". Но, как говорится в таких случаях, "у семи нянек дитя без глазу". В таких условиях с беловоротничковой оргпреступностью, а также с превышением должностных полномочий можно бороться еще неизвестно сколько времени. Понятно также и другое - исполнительная власть никогда не будет наступать на горло собственной песне. Коррупция - это источник доходов. В истории найдется не так много персонажей, которые боролись бы с источниками собственных доходов. С точки зрения обывательской морали, законов выживания, а также корпоративного интереса, - это просто непозволительная роскошь и непростительный грех. Почему в данном случае речь идет об обывательской морали?! Как говорят юристы, кого не поставь на должность, все будут воровать, за небольшим исключением. Потому что не воровать - глупо и не рационально. Коррупция - это часть любой бюрократической системы. Становясь членом системы, человек волей-неволей должен подчиняться ее правилам. Иначе в (очень) препротивном случае, система просто выкрутит из себя отдельно взятый "винтик". Юристы говорят для того, чтобы справиться с коррупцией, необходимо провести ревизию самого законодательства на предмет наличия и там коррупции. А как же Минюст? Ведь он занимается контролем качества законопроектов. Как известно, в прошлом году данная организация проводила ревизию всех законодательных актов. Но как это происходило? Минюст поручил другим министерствам провести ревизию всех тех законов и подзаконных актов, которые они сами и создали же. А потом отчитались: уважаемый Минюст, все в порядке, можешь спать спокойно! Вероятно, министерство осталось удовлетворено ответом. Само оно не захотело перелопачивать весь ворох законов. О причинах неизвестно - либо бюджет не выделил средства на эту кампанию, либо сотрудники были заняты другими делами. Вот такой яркий пример контроля за качеством законодательства отдельно взятым госорганом. А если рассказать в целом о работе Минюста, то можно впасть в тоску, уныние и апатию. Или вообще потерять надежду. Что значит, в представлении руководителей ТК, проводить экспертизу законодательства на предмет коррупционного содержания? Кто будет этим заниматься? Создавать еще один Минюст?! Народу Казахстана даже одно такое министерство недешево обходится. Отдельные товарищи предлагают проводить экспертизу законопроектов с участием общественных организаций. Нужно сказать, что кое-какие чиновники воспринимают это как вызов для себя. Потому что законопроект - это не только юридический документ, там еще заложен и финансовый интерес. Если в законе не будет финансового интереса, министерство может остаться без денег, ведь не все из них финансируются из бюджета. А если и финансируются, то от дополнительных источников финансирования отказаться рука не поднимается. А вы, господа из ТК, говорите, коррупция! В стране, как известно, проводилось великое множество реформ. А в некоторых сферах и не однажды. Однако, к сожалению, многие из нововведений не принесли положительного эффекта. Почему мы имеем то, что имеем? По мнению некоторых экспертов, это происходит из-за того, что в государственной, кадровой и реформаторской политике нет преемственности, логической цепочки, которая бы увязывала все в один комплекс. В министерствах и ведомствах порой происходит невероятная кадровая чехарда. Уходит не отдельная персоналия, уходит целая бригада, пардон, команда. Когда приходит новая, она считает, что все, что было сотворено прежде, - плохо! И пришло время сделать все хорошо! Бывает и так, что все, что было сделано положительного и отрицательного, - все уходит в историю, зато создаются новые правила. А минусы перевешивают плюсы. В таких условиях не приходится говорить о какой-либо межведомственной согласованной координации. Да и зачем одному ведомству координировать свою деятельность с другим? Есть свой монастырь, есть свой устав! А со своим уставом, как известно, в чужой монастырь не ходят… В священном деле борьбы с коррупцией особняком встает вопрос и о персональной ответственности. В уголовном законодательстве, конечно, предусмотрена персональная ответственность чиновника за издаваемые постановления и деяния. Но поскольку у нас коррупция имеет особую актуальность, этот законодательный ресурс используется очень слабо. Причем под данную статью подпадают административные чиновники, госслужащие. При этом политических госслужащих у нас, как правило, "не отдают на съедение" правосудия. В данном случае у них просто развязаны руки. Акимов, как известно, назначает Астана. А тех, кого назначила Астана, даже генпрокуратура не может призвать к ответу. О таких сказочных условиях можно только мечтать! Предположим, если аким какого-нибудь города совершит даже убийство, не говоря о прочих менее тяжких правонарушениях, маловероятно, что начальник местного ГУВД осмелится его арестовать. Подобные условия распространяются и на заместителей акима. Не хотелось бы упоминать банальные выражения, вроде "круговая порука" и т.д. Сергей Злотников опровергает утверждение о том, что полномочия чиновников не являются источником коррупции. Нужно сказать, что это вообще довольно странная убежденность. Изначально, коррупция - это превышение полномочий чиновником. Далее есть более широкие определения: к примеру, оргпреступность. Как только у должностного лица возникает возможность что-то разрешать или запрещать, автоматически возникает риск коррупционного преступления. Если над головой не будет висеть дамоклов меч потери свободы, матценностей, чиновник, скорее всего, пойдет на превышение полномочий. Хотя, практика показывает, что люди идут на коррупционное преступление, даже сознавая риск быть пойманным. И каждый раз надеются, что сегодня повезет. Эта истина азбучна. Если у большинства людей появится возможность украсть и об этом никто не узнает, они, обязательно, украдут. Такова диалектика общечеловеческой истории, парадигма развития событий и поведения. Это часть сформированной веками системы ценностей, культуры общения. В общем, еще раз предстоит решить, какие именно государственные полномочия рождают, культивируют коррупцию и как от них нужно избавляться. Не все государственные полномочия эффективны с точки зрения госуправления. А некоторые просто отягощают и являются весьма затратными. Чтобы определить это, предстоит провести большую экспертизу. В данном случае речь идет о тех случаях, когда государство (госорганы) лезет туда, где оно совершенно не нужно. И, наоборот, не вмешивается там, где необходим жесткий контроль. В таких условиях борьба с коррупцией - это борьба не с отдельными чиновниками, это борьба систем. Чиновничьему классу должна противостоять другая не менее сильная система. Как уже указывалось выше, одним из решений может стать разработанный механизм самоуправления, который до сих пор хромает, и закон о котором так и не принят. Электронный адрес автора: martinyhop2003@mail.ru
Загрузка...