Опубликовано: 1130

Сколько ни говори "сахар", слаще не станет

Сколько ни говори  "сахар", слаще не станет

На мировом сахарном рынке разразился кризис. Дефицит сладкого продукта испытывают практически все страны. Данная ситуация, безусловно, отражается на ценах: они начали стремительно расти еще в 2005 году и продолжат свой рост в этом.

У Казахстана своего ответа на данный вызов нет, и потому он будет испытывать в полной мере то, что происходит в этом сегменте в глобальном масштабе. Международная организация по сахару (International Sugar Organization) своим первоначальным ошибочным прогнозом на 2005-2006 сельскохозяйственный год, который начинается и заканчивается в сентябре, некоторое время фактически сдерживало цены на сахар. Если в предыдущий год (2004/05) мировой дефицит сахара составлял 1,6-1,7 миллионов тонн, то в текущем году специалисты ожидали существенно меньший дефицит - чуть более 1 миллиона тонн. Страны-производители и страны-импортеры сахара приняли этот прогноз к сведению и некоторое время действительно не испытывали особенных проблем. Но на определенном этапе стало понятно, что Международная организация по сахару, мягко говоря, ошиблась: контракты стали выполняться с трудом, начался ползучий рост цен. Постфактум, когда были подведены итоги 2004/05 года, стало понятно, что дефицит предложения на рынке уже тогда превысил прогнозную цифру в два раза. Понятно, что в этом сезоне все страны столкнутся и с накопленным дефицитом, и с чистым. International Sugar Organization в начале марта была вынуждена пересмотреть свой прогноз. "Дефицит предложения на мировом рынке сахара в этом году может оказаться в два раза выше, чем ожидалось. То есть, он может достичь 2,225 миллионов тонн по сравнению с 1,015 миллиона, которые ожидались ранее." Причины роста этого дефицита многогранны. Во-первых, в Бразилии, основного поставщика сахара-сырца на мировой рынок, наблюдались неблагоприятные природные условия, что негативно отразилось на урожае сахарного тростника. По некоторым оценкам, производство сахара в этой стране сократится до 24,6 миллионов тонн против 26,7 миллионов тонн годом ранее. Другой важный экспортер сырца - Таиланд - пережил уже два засушливых сезона. Во-вторых, Бразилия большую часть сырья стала отправлять не на мировой рынок, а на производство этанола, который является современной альтернативой бензину и используется в качестве топлива для автомобилей. Рост цен на нефть стимулировал эту страну к переводу сахара из группы продовольственных товаров в разряд энергетических. Согласно данным той же International Sugar Organization, в Бразилии доля сахарного тростника, поступающего на изготовление этанола, составляет в настоящее время 52 процента от урожая, в то время как в 2003 году она находилась на уровне 48 процентов. В-третьих, Россия, как один из самых активных потребителей сахара, на фоне все усугубляющегося дефицита предложения, демонстрирует большой спрос на этот вид продукта. Здесь кондитерская промышленность развивается бурными темпами, а страны СНГ практически уже не дают своего предложения, с трудом покрывая внутреннюю потребность. Именно поэтому Россия устремилась на мировой рынок, где и без того наблюдался дефицит сырца. Именно поэтому многие эксперты, изучавшие природу дефицита сахара на мировом рынке, единодушно приходят к мнению, что дефицит спровоцировали две страны - Бразилия и Россия. В этих условиях, понятно, начался стремительный рост цен. Только за декабрь-январь мирровые цены на сахар выросли почти в два раза. В феврале цена на сахар в среднем по России поднялась на треть. По прогнозу западных консалтинговых групп стоимость фьючерсов на сахар-сырец уже в апреле может достичь 21 цента за фунт и превысить 25-летний рекорд. Таким образом, успокаивающие прогнозы экспертов ("России дефицит сахара не коснется, потому что она сокращает импорт сахара-сырца и практически не ввозит белый сахар") не сбываются: события развиваются по самому неблагоприятному сценарию. Россия, столкнувшаяся с потребительским ажиотажем, пока оставила пошлины на ввоз сахара-сырца на прежнем уровне - 140 долларов за тонну, но правительство не исключает, что в дальнейшем, если рост цены продолжится, формула импортного тарифа будет изменена. В Казахстане ситуация с ценами на сахар практически идентична российской. Если в 2005 году сахар подорожал на 11,9 процента, то в январе-феврале - на 23,3 процента. И хотя страна не очень зависит от мирового рынка (есть не очень существенный импорт сырца), тем не менее, она не может оставаться в стороне от происходящих процессов. В марте рост цен несколько замедлился - до 3,9 процента, но это вряд ли свидетельствует о том, что цены на сахар не будут расти подобно тому, как это было в начале года. Столь пессимистичный прогноз вполне возможен, если учесть, что внутреннее производство сахара падает уже несколько лет. Вот и в январе 2006 года индекс физического объема сахара к январю 2005 года составил всего 78,1 процента. Специалисты связывают это с тем, что в стране производится недостаточное количество сахарной свеклы. Очевидно, чтобы уменьшить внешние факторы влияния на внутренний рынок, нужно поднимать отечественное производство, увеличивая посевы сахаросодержащей сельскохозяйственной культуры. Тогда Казахстан смог бы не только обеспечивать внутреннюю потребность в сахаре, но и экспортировать его в соседние страны, в первую очередь, в Россию. Воспользуемся ли мы данной ситуацией - пока неясно, этот вопрос остается вне поля зрения правительства. А вот Куба, в 80-е годы прошлого века занимавшая значительную долю на мировом рынке сахара, а затем, с развалом Советского Союза утратившая свое конкурентное преимущество, решила "вспомнить о былом". Фидель Кастро дал поручение профильному министерству увеличить в два раза ежесуточное производство сахара. Теперь на Кубе будут восстанавливать утраченные плантации сахарного тростника и завоевывать новые позиции на мировом сахарном рынке.
Загрузка...