Опубликовано: 2748

Правовые аспекты в сфере медиа

Правовые аспекты в сфере медиа

10 декабря - День защиты прав человека. Наш сайт неоднократно размещал публикации на правовые темы. Сегодняшний разговор посвящен правам СМИ и журналистов.

Искренне надеемся, что информация, которой с нами делится Гульмира Кужукеева, юрист Представительства Internews Network в Казахстане будет интересна не только юристам и специалистам в сфере медиа, но и широкому кругу читателей. - Проводимая в Казахстане административная реформа направлена, в том числе, и на то, чтобы деятельность государственных органов и должностных лиц была прозрачной и гласной. Какими путями и методами идет обеспечение доступа населения РК к информации? Если есть какие-то препятствия, то в чем они выражаются? В последнее время государством большое внимание уделяется вопросам развития информационного общества в стране, информационной инфраструктуры Республики Казахстан, в связи с чем разрабатываются государственные программы, реформируется законодательство. Одним из стимулов таких активных действий со стороны правительства, на мой взгляд, является желание Казахстана не отставать от международного сообщества, войти в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, которые уже далеко ушли в плане информационных технологий. В Окинавской Хартии глобального информационного общества от 22 июля 2000 года подчеркивается, что для перехода к информационному обществу необходимо "активное использование информационных технологий в государственном секторе и содействие предоставлению в режиме реального времени услуг, необходимых для повышения уровня доступности власти для всех граждан". Поэтому Правительством РК были разработаны Программа снижения информационного неравенства в Республике Казахстан на 2007-2009 годы и Программа развития "электронного правительства" Республики Казахстан на 2008-2010 годы, которые нацелены в том числе на то, чтобы деятельность государственных органов стала более прозрачной, а государственные услуги (в том числе информационные) стали бы более доступными для населения. Большей частью все эти задачи государство хотело решить путем создания электронного правительства, которое представляет собой механизм функционирования государственных органов по предоставлению электронных услуг. Однако, при реализации этого плана, государство столкнулось с одной проблемой в области доступа населения к информационным ресурсам государства: а какую именно информацию необходимо выкладывать на интернет-портале электронного правительства? Какая информация должна при любых обстоятельствах рассматриваться как общедоступная, а какая - ограниченно доступная? И тут выяснилось, что хотя в РК накопилось уже достаточно большое количество нормативных актов, регулирующих отношения в сфере информации, они носят разрозненный характер, регулируют лишь отдельные аспекты использования информации (например, Закон о СМИ регулирует распространение "массовой информации"), не содержат единого понятийного аппарата в сфере информации и защиты информации и не охватывают в полной мере область защиты информации. И тогда было решено разработать законопроект "Об информации и защите информации", дать определение понятию "информация", установить правовые режимы информации в зависимости от вида и обеспечить соответствующую защиту. Кроме того законопроект нацелен на урегулирование порядка организации доступа к информации, введения таких понятий как "общественно-важная информация" и "информация, создаваемая государственными органами". Надеемся, что такой законопроект будет принят, и действительно оправдает надежды, которые на него возлагаются, а также решит те задачи, которые перед ним поставлены. - Перечислите основные вехи и эволюционный путь Закона о СМИ РК: когда был принят, когда и какие внесены поправки, на каком этапе все находится сейчас? Закон РК "О средствах массовой информации" был принят 23 июля 1999 г. (далее - Закон о СМИ), заменив собой Закон Казахской ССР от 28 июня 1991 г. "О печати и других средствах массовой информации". За время своего существования Закон о СМИ подвергался изменениям семь раз: в 2001, 2003, 2005 году, три раза в 2006 году, и последний раз был изменен 19 июня 2007г. Новый Закон о СМИ ввел учетный порядок регистрации СМИ, ограничил перечень оснований отказа в постановке на учет чисто формальными признаками, расширил права журналистов, определил ограниченный перечень случаев освобождения СМИ и журналистов от ответственности за публикацию недостоверных сведений. При этом, в целом, новый Закон о СМИ носил административно-регулятивный характер, который с введением очередных поправок только ужесточался. Так, в новом Законе о СМИ уже был предусмотрен широкий перечень оснований для приостановления судом выпуска (выхода в эфир) средства массовой информации. Это нарушения любого требования, содержащегося в статьях 2, 14, 15 и 16 Закона. К ним относятся: пропаганда или агитация насильственного изменения конституционного строя, нарушения целостности Республики Казахстан, подрыва безопасности государства, войны, социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства, культа жестокости и насилия, порнографии, а также распространения сведений, составляющих государственные секреты Республики Казахстан и иные охраняемые законом тайны; нарушение правил розничной продажи периодических печатных изданий, публикующих материалы эротического характера; выход в эфир радио-и телепрограмм, а также демонстрация кино- и видеопродукции порнографического и специального сексуально-эротического характера, пропаганда культа жестокости и насилия; нарушение требований в отношении реклама алкогольной и табачной продукции; нарушение требований, касающихся выходных данных а также требований в отношении обязательных экземпляров периодических изданий и хранения материалов теле- и радиопередач. Первые изменения Закона о СМИ от 3 мая 2001 года (далее Закон 2001) носили в большей степени негативный характер и в целом значительно ухудшили положение СМИ и журналистов. Остановлюсь на основных из них. Во-первых, Закон 2001 отнес к числу средств массовой информации web-сайты, не учитывая специфику интернета и тот факт, что далеко не все сайты работают как СМИ. Во-вторых, Закон 2001 ограничил срок, в течение которого только что созданное СМИ, получившее свидетельство о постановке на учет, может приступить к выпуску своей продукции. Для периодического печатного издания этот срок составил 6 месяцев со дня получения свидетельства о постановке на учет; для теле-, радио-, видео-, кинохроникальной программы, информационного агентства - год со дня получения свидетельства о постановке на учет. При этом Закон установил жесткие последствия несоблюдения этих сроков - признание свидетельства о постановке на учет утратившим силу. В-третьих, Закон 2001 предусмотрел новую обязанность СМИ - проходить переучет. Причем, перечень случаев, влекущих обязанность по переучету, невероятно широк - смена собственника либо его организационно-правовой формы, наименования, а также названия средства массовой информации, изменения языка издания либо вещания, территории распространения, основной тематической направленности. Было предусмотрено, что процедура переучета будет осуществляться в том же порядке, что и постановка СМИ на учет. В-четвертых, было введено ограничение на ретрансляцию теле- и радиопрограмм иностранных средств массовой информации, которая не должна была превышать с 1 января 2002 года пятидесяти процентов, с 1 января 2003 года - двадцати процентов от общего объема передач по телерадиовещательным каналам. И это еще не все негативные изменения, содержавшиеся в Законе 2001. К одной из новелл Закона 2001, которая в отличие от большинства других, носит положительный характер, можно отнести введение в Закон о СМИ нормы, предусматривающей детально регламентированный порядок предоставления государственными органами и иными организациями информации средствам массовой информации в ускоренный срок - 3 дня. 19 декабря 2003 года в Закон о СМИ были внесены изменения, касающиеся запрета рекламы алкогольной продукции с 1 января 2004 года. Вопросы рекламы табака и табачных изделий стали регулироваться законодательством Республики Казахстан о профилактике и ограничении табакокурения и о рекламе. 8 июля 2005 года в связи с принятием Закона РК "О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения национальной безопасности", были внесены изменения и дополнения и в Закон о СМИ. Так, в ст. 2 "Свобода слова, получения и распространения информации" было добавлено, что не допускается пропаганда и оправдание экстремизма и терроризма, распространение информации, раскрывающей технические приемы и тактику антитеррористических операций в период их проведения, пропаганда наркотических средств и прекурсоров. Раньше в Законе о СМИ было просто требование, чтобы объем передач на государственном языке по времени не был менее суммарного объема передач на других языках. Поправки от 8 июля 2005 г. детализировали и ужесточили данное требование: не просто объем, а еженедельный объем телевизионных и радиопрограмм СМИ на государственном языке по времени не должен быть менее суммарного объема передач на других языках. Распределение передач на государственном языке в суточной сетке вещания должно осуществляться равномерно в течение всего периода их выхода в эфир. Исключение из этого требования было сделано для сетей кабельного, эфирно-кабельного телевидения. Одной из причин такого детализации, на мой взгляд, послужил массовый обход требования о языках электронными СМИ, включавшими передачи на казахском языке только в ночной эфир. Изменения 2005 года коснулись также введения ограничений на занятие должности главного редактора. Так, главными редакторами не могут быть недееспособные лица; граждане, имеющие не снятую или непогашенную судимость; иностранцы либо лица без гражданства. Причины установления запрета иностранным лицам работать в качестве главных редакторов до сих пор официально никто не разгласил. Между тем, имеется одна версия введения такой поправки. Председатель Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев назвал это нововведение в закон о СМИ "поправкой Петрушовой". Петрушова, к тому времени гражданка России, редактировала очень неудобную для власти газету "Республика". Поправка оказалась бесполезной, потому что Петрушова тут же стала именоваться не редактором, а председателем редакционного совета той же газеты. Кроме того, в 2005 г. был расширен перечень оснований приостановления и прекращения выпуска СМИ. Так, были добавлены такие основания для приостановления выпуска (выхода в эфир) как распространение информации, раскрывающей технические приемы и тактику антитеррористических операций в период их проведения, пропаганда наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, нарушение требований о языке, повторное в течение года нарушение требований по ретрансляции теле- и радиопрограмм иностранных СМИ, выходным данным и обязательным экземплярам. В качестве дополнительных оснований для прекращения выпуска СМИ можно назвать пропаганду экстремизма и терроризма, а также не устранение причин приостановления выпуска (выхода в эфир) средства массовой информации в установленный срок. Изменения в Закон о СМИ 2005 года не выдерживают критики с точки зрения соразмерности введенных репрессивных мер преследуемым целям защиты интересов национальной безопасности. Так, прекращение выпуска (выхода в эфир) СМИ, которое, кстати, влечет аннулирование свидетельства о постановке на учет, должно быть самой крайней мерой в списке санкций, предусмотренных законом. Санкция может быть наложена только в тех пределах, в каких это действительно необходимо. Более того, на международном уровне наблюдается все большее единодушие по поводу того, что закрытие средства массовой информации вообще не должно применяться как санкция. Все большее число стран использует такие меры, как административное взыскание и уголовное наказание в отношении отдельных лиц. Включение в ряд оснований для прекращения выпуска СМИ "не устранение причин приостановления выпуска" также является проблематичным, так как неясно, каким образом средство массовой информации должно предпринимать действия, направленные на устранение, когда его деятельность уже была приостановлена. 10 января 2006 года Закон о СМИ снова был подвергнут изменениям, на этот раз в связи с внесением изменений в законодательство РК по вопросам разграничения полномочий между уровнями государственного управления. Основное изменение было связано с введение новой главы 1-1. "Государственное регулирование в области средств массовой информации", где были разграничены полномочия в области государственного регулирования между Правительством РК, уполномоченным органом (Министерство культуры и информации РК) и местными исполнительными органами областей (города республиканского значения, столицы). 31 января 2006 года в рамках внесения изменений в законодательные акты РК по вопросам предпринимательства, Закон о СМИ был дополнен новой нормой о государственном контроле. В которой были расписаны полномочия государственных органов в области контроля за СМИ, виды и сроки проверок СМИ (плановая, внеплановая, рейдовая). 5 июля 2006 года в Закон о СМИ и другие законодательные акты были внесены очередные существенные изменения в связи с тем, что поправки непосредственно касались вопросов средств массовой информации. Согласно данным изменениям перечень лиц, которые не могут быть главными редакторами, был расширен гражданами, являвшимися главными редакторами (редакторами) средств массовой информации, "по вине которых выпуск (выход в эфир) средства массовой информации был прекращен решением суда, в течение трех лет со дня вступления в законную силу решения суда". Более детально была прописана процедура постановки СМИ на учет и переучет. При этом такое изменение не только не облегчило, а еще более усугубило положение СМИ. Так, если раньше срок, в течение которого только что созданное СМИ, получившее свидетельство о постановке на учет, могло приступить к выпуску своей продукции, составлял для периодического печатного издания шесть месяцев со дня получения свидетельства о постановке на учет; а для теле-, радио-, видео-, кинохроникальной программы, информационного агентства год, со дня получения свидетельства о постановке на учет, то теперь эти сроки сокращены в два раза и составляют - три месяца и шесть месяцев соответственно. И без того обширный перечень оснований для переучета СМИ был расширен дополнительными случаями, а именно: смена главного редактора (редактора), адреса редакции и периодичности выпуска. 19 июня 2007 года в Закон о СМИ были внесены изменения в части полного запрета рекламы табака и табачных изделий. В настоящее время работа над модификацией Закона о СМИ продолжается. В рамках предстоящего председательства Казахстана в ОБСЕ, Правительство РК объявило, что среди прочего будет реформироваться законодательство о СМИ с учетом рекомендаций ОБСЕ. Законопроект "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан "О средствах массовой информации", инициатором которого выступило Министерство культуры и информации, находится в настоящий момент в Парламенте. - На ваш взгляд, в каких статьях Нового закона о СМИ содержится прямое ущемление прав журналистов? Или вся его структура такова, что позволяет вершить произвол? Как отмечают казахстанские эксперты, участвовавшие в этом году в разработке законопроекта о СМИ, в частности Тамара Калеева, президент Фонда "Адил соз", "впервые за последние 9 лет правительственный законопроект не ограничивает, а расширяет права средств массовой информации и журналистов. Однако по сравнению с реальными проблемами, во-первых, количество предлагаемых изменений чрезвычайно мало, во-вторых, это предложения редакторского и процедурного плана, они не затрагивают базовых стандартов свободы выражения". Я в целом согласна с этой точкой зрения. Действительно, впервые за всю историю многострадального Закона о СМИ, в данном законопроекте нет ни одной нормы, которая бы ухудшала положение СМИ и журналистов. Однако ничего принципиально нового эти изменения СМИ и журналистов также не несут. Так, в соответствии с законопроектом из перечня оснований для переучета СМИ исключается смена главного редактора (редактора), адреса редакции. Но это лишь частичная отмена тех ухудшений, которые были введены в Закон о СМИ в 2006 г. в части переучета СМИ. Отмена регистрации электронных СМИ ни в коей мере не означает создание более благоприятных условий для появления новых теле- и радиокомпаний, так как, во-первых, вещательные СМИ проходят процедуру лицензирования, которая большей частью дублирует процесс постановки на учет (соответственно данная поправка лишь устраняет двойной учет), во-вторых, на практике проблемы возникали не с регистрацией (которую все СМИ проходили достаточно легко), а с лицензированием и получением частоты. Предложение рабочей группы по разработке законопроекта, а именно представителей НПО, о необходимости комплексного реформирования законодательства о СМИ, путем внесения изменений не только в Закон о СМИ, но и в другие законодательные акты, касающиеся деятельности СМИ, не нашло поддержки со стороны властей. Поэтому в Парламенте, к сожалению, находится законопроект, предусматривающий изменение лишь Закона о СМИ. Еще одним наглядным примером, как власть умеет "прислушиваться" к мнению общественности, может служить тот факт, что из 43 поправок, предложенных неправительственными организациями в Закон РК "О средствах массовой информации", в официальный законопроект, обнародованный Министерством культуры и информации Республики Казахстан и переданный в Парламент, вошло только 9, большая часть из которых носит редакционный характер. - Рабочая группа по разработке законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан "О средствах массовой информации" внесла следующие поправки: отмену постановки на учет для электронных СМИ, исключение из оснований для переучета СМИ смены главного редактора и изменения адреса редакции, а также исключение требования о получении журналистом согласия на использование аудио- или видеозаписывающей техники. Каковы их перспективы (пройдут-не пройдут)? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к истории возникновения самих поправок. Очередное реформирование законодательства о СМИ, которое мы в настоящее время наблюдаем, в первую очередь, связано с предстоящим председательством Казахстана в ОБСЕ, необходимостью выполнения обещаний, которые были озвучены перед международным сообществом в связи с этим, а также со стремлением соответствовать принципам ОБСЕ. В ходе Мадридской встречи министр иностранных дел Казахстана Марат Тажин не мог обойти необходимость либерализации информационного законодательства. "В контексте будущего председательства мы намерены инкорпорировать различные предложения в объединенный проект поправок в Закон о СМИ, где найдут свое отражение и рекомендации ОБСЕ. Это и станет основным содержанием работы над медийным законодательством в 2008 году. Правительство Казахстана учтет рекомендации ОБСЕ", - заявил на данной встрече господин Тажин. Несмотря на огромное количество проблем в данной сфере, господин Тажин выделил в качестве приоритетных только два вопроса: снижение уголовной ответственности за диффамацию в СМИ и либерализацию процедуры регистрации СМИ. Какие именно меры собираются предпринимать власти для реализации этих двух направлений озвучил в своем выступлении министр культуры и информации РК Е. Ертысбаев на заседании Постоянного Совета ОБСЕ 26 июля 2007 г. В частности, он заявил, что "в настоящее время за клевету, оскорбление, посягательство на честь и достоинство представителя власти законом в нашей стране предусмотрены определённые меры. При этом те же действия, совершённые уже с привлечением СМИ, наказываются ещё более сурово. В наших поправках предлагается исключить эту норму в части применительно к СМИ. Также наше ведомство рассматривает возможность объявления на определённый срок моратория на привлечение к уголовной ответственности при возникновении диффамационных конфликтов, ограничившись гражданско-процессуальными мерами воздействия". В отношении вопроса о либерализации процедуры регистрации СМИ министр культуры и информации отметил, что необходимо отменить регистрацию для электронных СМИ. Помимо вышеуказанного, г-н Ертысбаев озвучил еще две поправки, которые планировались внести в законодательство о СМИ: демонополизация СМИ и недопустимость раскрытия судом источника информации на любом основании. Однако, эти поправки так и не нашли своего отражения в правительственном варианте законопроекта, отправленного в Парламент. Кроме того, господин Ертысбаев озвучивал еще одну поправку, принятие которой существенно облегчило бы работу журналистов и СМИ, а именно "исключение нормы, касающейся обязанности журналиста всегда публиковать достоверные сведения, уважать законные права и интересы физических и юридических лиц". Однако и эта поправка была благополучно забыта в официальном законопроекте. Таким образом, вероятность принятия такой поправки как отмена постановки на учет для электронных СМИ, которая по сути лишь устраняет двойной учет электронных СМИ, близка к 100%. Исключение из оснований для переучета СМИ смены главного редактора и изменения адреса редакции хотя и в незначительной степени, но облегчают деятельность СМИ, однако не могут рассматриваться в качестве существенной поправки, на которую власти идут "со скрипом". Тем более, что все остальные обязательные условия для переучета - в случаях смены собственника либо изменения организационно-правовой формы, наименования, а также названия средства массовой информации, языка издания либо вещания, территории распространения, основной тематической направленности и периодичности выпуска - сохраняются. Вероятность принятия данной поправки Парламентом, на мой взгляд, также достаточно высока. И, наконец, поправка, связанная с исключением из действующего закона обязанности журналиста получить согласие гражданина на использование аудио- или видеозаписи при проведении интервью. Эта поправка была сделана исключительно с целью избежать дублирования пп 4-1 ст. 21 Закона о СМИ ("получить согласие на использование аудио- или видеозаписи при проведении интервью с гражданами") со ст. 145 ГК РК, в которой такое требование продолжает оставаться в неизменном виде. Так, согласно ст. 145 ГК РК "никто не имеет право использовать изображение какого-либо лица без его согласия…. Опубликование, воспроизведение и распространение изобразительного произведения (картина, фотография, кинофильм и другие), в котором изображено другое лицо, допускается лишь с согласия изображенного…. Такого согласия не требуется, если это установлено законодательными актами, либо изображенное лицо позировало за плату". Предложение исключить из закона о СМИ такую обязанность, не подкрепленное соответствующими изменениями в ст. 145 Гражданского Кодекса РК, не влечет никаких практических последствий; фактически, журналисту разрешается использовать записывающую технику для сбора, но не для распространения информации. В связи с чем, вероятность принятия и этой поправки очень высока. - Принято считать, что в интернете у журналистов больше возможности развивать свободу слова и пользоваться ею. Именно поэтому закон о СМИ в свое время отнес веб-сайты к числу СМИ (чтобы иметь возможность контроля и регуляции). Насколько необходимо законодательное регулирование интернета для дальнейшего развития прав и свобод веб-журналистики? В международном сообществе давно идут споры относительно того, нужно ли вообще государственное регулирование интернета, если да, то в каком объеме и в какой форме, или можно обойтись без государственного вмешательства в эту сферу и сохранить/развивать саморегулирование в интернете. До сих пор однозначного мнения на этот счет нет. Большинство стран согласно с тем, что все заинтересованные стороны - правительства, частный сектор и гражданское общество, а также межправительственные и неправительственные организации - должны играть определенную роль в управлении интернетом. А вот в отношении вопроса: какими должны быть эти роли - единства мнений нет. В целом же, необходимость регулирования доступа к материалам, размещенным в интернете, признается в большинстве стран мира. Это необходимо в различных целях, таких как: обеспечение информационной безопасности, защита интеллектуальной собственности, регулирование по вопросам нравственности (непристойность, оскорбления, клевета, порнография, пропаганда насилия), детской порнографии, тайны личной жизни и данных, регулирование по вопросам борьбы с "разжиганием ненависти", ксенофобией, расизмом, религиозными течениями, регулирование по вопросам борьбы со спамом, иными видами кибер-преступлений и т.д. Когда мы говорим о регулировании СМИ, мы имеем в виду, прежде всего регулирование контента. Размещаемый в cети контент должен соответствовать общественным ценностям и требованиям, которые отражены в национальных законодательствах государств. Так, во всех странах мира запрещено распространение порнографии, жестокости, насилия и т.д. Если информация, размещенная в интернете, нарушает законодательство, она должна быть изменена или удалена. Однако чрезмерное регулирование и регламентация контента информационных ресурсов в интернете может существенно ограничить доступ общества к информации, а также негативно сказаться на развитии интернет-журналистики и на формировании правовой активности личности. Однако полное отсутствие минимально необходимых ограничений на доступ к определенной информации в интернете также может привести к негативным последствиям (злоупотреблением свободой массовой информации) и не будет способствовать развитию цивилизованной журналистики. В связи с чем, необходимо такое регулирование, которое бы учитывало и интересы личности, и общества, и государства в целом. Если говорить о ситуации с регулированием отношений в области интернета в Казахстане, то здесь пока поводов для оптимизма нет. Нормативная база разрознена, характеризуется значительными правовыми пробелами. Еще больше ситуация усугубилась в связи с принятием в 2001 году поправок в Закон о СМИ, согласно которым все веб-сайты были приравнены к средствам массовой информации. С моей точки зрения, это очень неправильный подход: большинство сайтов не могут даже близко рассматриваться в качестве СМИ. Во-первых, интернет-сайты отнюдь не всегда имеют в качестве основной цели "периодическое или непрерывное публичное распространение массовой информации". Примером таких сайтов являются индивидуальные сайты (личные странички, интернет-дневники), которые посещают только владельцы сайтов и определенный узкий круг знакомых. Во-вторых, несмотря на то, что любой веб-сайт доступен сотням миллионов людей и априори считается, что информация на нем распространяется в массовом порядке, в действительности, к более чем 95% веб-сайтов многие никогда не обратятся. Это связано с поражающим воображение количеством и разнообразием сайтов в интернете, языковыми барьерами и традиционным предпочтением, оказываемым "местным" услугам и контенту. Чтобы использовать интернет в качестве средства массовой информации, требуются значительные финансовые ресурсы на рекламу, мощное оборудование, привлекательный и современный контент. Лишь сильные в финансовом отношении организации в состоянии использовать интернет как средство массовой информации. Пробелы и несовершенство информационного законодательства РК, которое регулирует, в том числе вопросы, связанные с интернетом, приводят к злоупотреблениям в правоприменительной практике. Наглядным примером может служить блокирование отдельных сайтов. Так, осенью 2007 г. были заблокированы четыре общественно-публицистических интернет-сайта: www.zonakz.net, www.kub.kz, www.geo.kz, www.inkar.info. Более того, отказано в поддержке доменных имен www.kub.kz, www.geo.kz, которые были зарегистрированы в казахстанском сегменте сети интернет. По этому поводу была проведена пресс-конференция, на которой Ю. Мизинов и С.Дуванов предоставили документы с результатами расследования, которые свидетельствуют, что их сайты были заблокированы АО "Казахтелеком". В частности, www.zonakz.net был выведен из строя с помощью вирусной атаки, произведенной на сервер их хостинг-провайдера. Участники пресс-конференции заявили, что блокирование сайтов и отказ в поддержке доменных имен произошли по политическим соображениям, в связи с публикацией на этих интернет-ресурсах материалов с записью телефонных переговоров высокопоставленных казахстанских чиновников. В связи с вышесказанным, необходимо отметить, что на законодательном уровне необходимо решить много вопросов, связанных с интернетом, однако надо быть осторожными с принятием каких-либо законов в этой области. К сожалению, законотворческая практика Казахстана пестрит большим количеством примеров, когда великолепные, даже благородные идеи, призванные облегчить те или иные насущные проблемы, извращались и приобретали ужасные формы при их воплощении в законодательную форму и только ухудшали ситуацию. Поэтому, иногда лучше вообще не принимать новый закон, чем решать потом ворох новых проблем, который он может принести. - Не так давно в России прозвучала идея о расширении прав журналистов. В частности - о предоставлении им права отказываться от дачи свидетельских показаний, какое сейчас есть у адвокатов и священников. Насколько, на ваш взгляд, это прогрессивный или наоборот, подход к проблеме? Действительно такая идея поднималась в России. Так, в ноябре 2008 года ее озвучила, например, рабочая группа, которая работает над совершенствованием законодательства в области СМИ. Группа выступила с инициативой внести поправку в ст. 56 УПК РФ о распространении свидетельского иммунитета на журналистов и редакторов. Сейчас им пользуются в России только судьи, присяжные, адвокаты, священники и члены Федерального собрания (их нельзя допрашивать, не получив согласия). Данная поправка связана с существованием конфиденциальности источников информации журналистов. Расширение прав журналистов, в том числе, в части предоставления журналистам и СМИ свидетельского иммунитета (т.е. освобождение от обязанности давать свидетельские показания), является повсеместно принятой международной практикой и отражено во многих международных документах. Так, в рекомендациях Комитета Министров и Парламентской Ассамблеи Совета Европы по защите источников информации, принятых в период с 1996 по 2007 годы, содержатся важнейшие положения, направленные на обеспечение свободы СМИ. В рекомендации № 7 (2000), содержащей перечень принципов по защите источников информации, подчеркивается, что компетентные органы не могут требовать от журналистов раскрытия источников их информации, за исключением лишь случаев, когда это соответствует требованиям пункта 2 статьи 10 Европейской Конвенции о защите прав человека, а также, если к этому обязывает превалирующий общественный интерес, и если обстоятельства крайне важны. Европейский Суд по правам человека в четырех своих основных решениях о защите журналистских источников указывает на наличие общественного интереса в сохранении конфиденциальности источников информации для обеспечения свободы прессы в демократическом обществе. В апреле 2007 года офис Представителя по свободе СМИ ОБСЕ обнародовал результаты исследования о признании странами-участницами ОБСЕ права на защиту источников. Исследование показало, что в целом страны-участницы признают право на защиту источников, однако в нем также подчеркивается необходимость приведения национальных законодательств в соответствие со следующими основными положениями: 1) каждой стране-участнице рекомендовано принять детально разработанный закон о защите источников информации в целях гарантии признания и соблюдения этого права; 2) не следует требовать от журналиста дачи показаний в уголовных и гражданских процессах или участия в них как свидетеля, за исключением абсолютно необходимой потребности (unless the need is absolutely essential), и когда информация недоступна с использованием любых других средств, и если в результате такого использования журналистской информации исключены возможности наступления в будущем вреда здоровью или состоянию журналиста, а также ограничения его способности получать в будущем информацию из аналогичных источников; 3) лица, раскрывающие журналистам секретную информацию общественно-важного значения, не должны подвергаться судебным, административным или связанным с их трудовой деятельностью санкциям. И наконец, Комиссия по правам человека ООН призвала страны уважать право на защиту конфиденциальных источников, выразив озабоченность в связи со случаями судебного преследования журналистов, а также обысков в редакциях. Таким образом, мировое сообщество признает необходимость защиты источников информации и предоставления свидетельского иммунитета СМИ и журналистам. В качестве наглядного примера можно привести опыт Германии, уголовно-процессуальный кодекс которой содержит право на отказ от дачи свидетельских показаний, причем не только для журналистов, а для всех, кто так или иначе вовлечен в процесс создания продукта СМИ. Право на отказ от дачи показаний журналистами и другими приравненными к ним лицами не применяется в случаях, если: - показание необходимо в целях раскрытия преступления, или если предмет касается: (1) преступления против мира и угрожает демократическому порядку, или государственной измены и угрожает внешней безопасности, (2) преступления против сексуальной самоидентификации, (3) отмывания денег или сокрытия незаконно полученных средств; - расследование этих обстоятельств или установление местонахождения подозреваемого иным способом невозможно или существенно затруднено. Я также придерживаюсь мнения о том, что такой свидетельский иммунитет журналистам предоставить нужно с теми же оговорками, которые используют в своих законодательствах развитые страны. В противном случае, источники (информаторы СМИ) будут предоставлять сведения с неохотой, и поток информации к общественности, в результате, пострадает. У нас в стране делались попытки внести изменения в Закон о СМИ в части ограничения случаев раскрытия журналистами источников информации. Согласно нашему законодательству (ч. 10 ст. 20 Закона РК "О СМИ") журналист имеет право "на сохранение тайны авторства и источников информации, за исключением случаев, когда эти тайны обнародуются по требованию суда". Таким образом, только суд вправе потребовать от журналиста раскрыть источник. Предполагалось добавить в ч. 10 ст. 20 Закона о СМИ после слов "по требованию суда" слова "в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Республики Казахстан". Что означало бы, что раскрытие источника информации по решению суда применялось бы только в качестве меры при расследовании преступлений и защиты лица в уголовном судопроизводстве. Однако эти предложения не прошли в проект закона о СМИ, который поступил Парламент РК. - В Казахстане журналисты и СМИ довольно часто привлекаются к ответственности за клевету и оскорбление. Какие виды наказания за данные действия существуют в РК? Соответствует ли законодательство РК в этой области международным стандартам? Честь, достоинство и репутация защищаются в Казахстане и уголовным, и гражданским, и административным законодательством, которое в основном содержится в соответствующих кодексах. В гражданском порядке рассматриваются дела по распространению недостоверных порочащих сведений, в уголовном порядке - дела по обвинению в клевете и оскорблении, которые также направлены на защиту репутации, в административном порядке - дела по распространению заведомо ложных сведений о кандидатах, политических партиях в период выборов. В рамках уголовного кодекса журналистов могут привлечь к ответственности по следующим статьям за причинение вреда чести, достоинству и репутации: Статья 129. Клевета, Статья 130. Оскорбление, Статья 318. Посягательство на честь и достоинство Президента Республики Казахстан и воспрепятствование его деятельности, Статья 319. Посягательство на честь и достоинство депутата и воспрепятствование его деятельности, Статья 320. Оскорбление представителя власти, Статья 343. Клевета в отношении судьи, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя. Согласно ст. 129 Уголовного Кодекса РК под "клеветой" понимается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Причем, клевета, содержащаяся в средствах массовой информации, наказывается значительно строже и предусматривает ответственность не только в виде штрафа или исправительных работ, но и в виде ограничения свободы на срок до двух лет и даже арестом на срок до шести месяцев. Согласно ст. 130 Уголовного Кодекса РК под "оскорблением" понимается унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Причем, также как и в случае с клеветой, за оскорбление, содержащееся в средствах массовой информации, предусмотрено более суровое наказание в виде штрафа (от 100 до 400 МРП), общественных работ, исправительных работ до одного года и вплоть до ограничения свободы на срок до одного года. По результатам ежегодных мониторингов Международного Фонда "Адил соз" в 2007 году зафиксировано 27 обвинений журналистов в совершении уголовных преступлений. Всего за период с 2001 по 2008 (первое полугодие) зафиксировано 161 случай преследования журналистов в уголовном порядке за клевету и оскорбление. Стоит учесть, что данная информация поступила по коррсети Фонда "Адил соз". Естественно, если учитывать, несообщенные случаи, когда журналисты боятся или по другим причинам умалчивают об участии в судебных процессах, количество уголовных дел против журналистов значительно увеличится. Важно отметить, что по международным стандартам наличие уголовного наказания за клевету и оскорбление существенно сужает пространство для свободы самовыражения, для свободы слова, так как, боясь быть посаженными в тюрьму, журналисты пишут слишком осторожно или вовсе не затрагивают спорные темы. Считается, что достаточно существования норм в гражданском законодательстве страны, чтобы наказать правонарушителя за оскорбление чести, достоинства и деловой репутации. Во всем мире сейчас наблюдается тенденция по полной отмене законов, предполагающих преследование за клевету и оскорбление в уголовно-правовом порядке. - Предусмотрена ли в Казахстане ответственность за посягательство на честь и достоинство государственных служащих и должностных лиц? Да, такая ответственность предусмотрена. Уголовный Кодекс РК содержит нормы, которые особо защищают честь и достоинство Президента, депутата, представителя власти, судей, прокуроров и т.д. Так, предусмотрена уголовная ответственность за посягательство на честь и достоинство Президента Республики Казахстан и воспрепятствование его деятельности (статья 318 УК РК), а также воздействие на его близких родственников с целью воспрепятствовать исполнению им своих обязанностей. Посягательство на честь и достоинство Президента подразумевает воздействие в какой бы то ни было форме, что значительно расширяет возможность давления на прессу. К этой статье есть примечание, что публичные выступления, содержащие критические высказывания о проводимой Президентом Республики Казахстан политике, не влекут уголовной ответственности по настоящей статье. Однако на практике бывает очень трудно отделить критику политики Президента от критики его как личности, соответственно в большинстве случае все критические высказывания против Президента рассматриваются как посягательство на его честь и достоинство. Ежегодно в Казахстане возбуждаются уголовные дела (от 1 до 6) в защиту Президента. Большинство журналистов по этим делам не лишены свободы, но признаны виновными и освобождены от наказания по амнистии. Наказание по данной статье за посягательство на честь и достоинство Президента с использованием средств массовой информации предусмотрено в виде штрафа в размере от 500 до 1000 МРП, заработной платы осужденного до 10 месяцев, исправительных работ, ареста, либо лишения свободы на срок до 3 лет. В качестве иллюстрации привлечения СМИ по данной статье, можно привести следующий случай. В январе 2007 оглашением приговора завершился начатый в 2006 году судебный процесс по обвинению журналиста в покушении на честь и достоинство Президента РК. Журналист признан виновным в инкриминируемом ему преступлении и осужден на два года лишения свободы условно с испытательным сроком в два года. Поводом для возбуждения уголовного дела стали статьи журналиста "Мафиозный режим покрывает убийц Алтынбека Сарсенбаева" и "Папа Римский и Папа Астанинский - почувствуйте разницу!", размещенные на интернет-сайте www.kub.kz в апреле и мае 2006 года. За посягательство на честь и достоинство депутата и воспрепятствование его деятельности также предусмотрена уголовная ответственность (статья 319 УК РК). Максимальная ответственность - лишение свободы на срок до 2 лет. За оскорбление представителя власти при исполнении им своих служебных обязанностей или в связи с их исполнением (статья 320 УК РК) можно понести наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года, за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, эксперта, судебного пристава, судебного исполнителя предусмотрена максимальная ответственность в виде лишения свободы на срок до двух лет. Все вышеуказанные лица, по сути, обладают особым иммунитетом перед остальными гражданами. Хотя они должны быть равны перед законом, как и все граждане. Об этом же говорят и международные стандарты, согласно которым ни при каких обстоятельствах законы о диффамации не должны предоставлять никакой особой защиты должностным лицам, независимо от их ранга или статуса. Кроме того, это противоречит статье 14 Конституции РК, которая гарантирует: "Все равны перед законом и судом. Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам... должностного положения…". Честь и достоинство Президента, депутата или другого государственного служащего не может быть выше чести и достоинства остальных граждан. - Кто в Казахстане оказывает правовую поддержку СМИ и журналистам? К нам в офис "Интерньюса" часто обращаются журналисты за юридическими консультациями. По мере возможности мы ее оказываем, единственное, нет возможности представлять интересы журналистов в суде, так как это не входит в рамки нашего проекта. Поэтому мы ограничиваемся консультациями при встречах, или отвечаем на вопросы журналистов из стран Центральной Азии, которые поступают через сайт http://www.medialawca.org. Если говорить о представлении интересов в суде, то этим в Алматы занимается "Адил Соз", также недавно был опубликован список юристов, специализирующихся на медийном праве, его можно найти на сайте http://www.presscenter.kz. Фото с сайта http://www.sostav.ru
Загрузка...