Опубликовано: 2848

Позвони мне, позвони...

Позвони мне, позвони...

В Караганде появились бесплатные психологи для детей и подростков.

В то время как в соседних государствах постоянно открываются центры поддержки семьи и детей, медико-психолого-педагогические консультации, а индикатором заинтересованности государства является существование телефонов доверия в крупных городах страны, в Казахстане уже не первый год законодатели лишь "думают" о перенятии опыта соседей. Работники прокуратуры, здравоохранения и неправительственные организации бьют тревогу: в области неуклонно растет количество самоубийств среди несовершеннолетних. Количество попыток подросткового суицида в прошлом году увеличилось аж в три раза по сравнению с 2006 годом. Пойти ребенку со своими "внутренними" проблемами, оказывается, некуда. Многие НПО сейчас делают ставку на детей, но их волнует лишь организация досуга. Дворовые клубы? Прекрасно. Различные мероприятия и акции? Замечательно. Лекции и тренинги? Ну, куда ж деться от выполнения "директив сверху" и госзаказа! Только видимая работа остается, как правило, лишь на бумаге. И каким-то "душком" отдают все эти слащавые одноразовые проекты… Есть у нас общественная приемная и телефон доверия (42-09-97) при департаменте по защите прав детей, но наиглавнейшая их задача - правозащита, психологи дадут, конечно, консультацию, но планомерно работать с внутренними проблемами детей, увы, не их прерогатива. Детских психологов в Караганде вообще, практически, нет, зато есть частный психолого-педагогический центр и "Школа для умных и заботливых родителей", где родителей, при условии их финансовой состоятельности, готовы бесконечно учить за наличный расчет: как правильно воспитывать ребенка. На протяжении пяти лет, по заверениям департамента внутренней политики, в рамках госзаказа в Караганде работает телефонная служба доверия "Сенiм" (77-38-36), но, как выяснилось на одном из круглых столов, об этом не знает не только общественность, но и чиновники органов образования и здравоохранения и даже журналисты. С тех пор, когда в общеобразовательных школах стали появляться штатные психологи, в душах некоторых страждущих затеплилась надежда. Однако, как выяснилось, разбор душевных терзаний подростков не входит в функциональные обязанности данного специалиста. Так с какой целью в сфере образования введен институт школьных психологов, если по телефону доверия в "детский департамент" обращаются, в том числе, и в связи с конфликтными ситуациями именно в стенах школ: со сверстниками, педагогами или администрацией? Сейчас в Караганде действуют около полутора сотен школьных психологов, подавляющее большинство из которых (64,6 %) - молодые специалисты, работающие меньше 1,5-3 лет. В среднем, на каждого психолога должно приходиться по 500 человек. Но редко какие школы могут позволить себе иметь в штате более одного психолога. Главный принцип работы психологической службы в школе, по словам методиста-психолога МК ГорОО Ольги Караленя, - "оказание помощи руководству школы и коллективу учителей в создании обстановки доброжелательной требовательности к ученикам, безусловного уважения их личности, формирование у учащихся позитивного отношения к своим возможностям и перспективам профессионального самоопределения, формирование уверенности в себе и способности реализовать свои жизненные планы". То есть, психолог выполняет конкретные задачи по профилактике, просвещению, консультации, диагностики и коррекции, - выявляя у школьников черты поведенческого и интеллектуального плана, которые мешают им нормально развиваться. А вот глобальными внутренними проблемами должен заниматься уже психотерапевт, - уверены в отделе образования. Получается, что школьный психолог проводит мониторинг и докладывает на педсоветах и родительских собраниях, как дети адаптируются к тем или иным условиям, почему возникают трудности в освоении ими учебного материала и т.д. "Иногда сами педагоги провоцируют конфликт, - рассказывает Ольга Караленя, - неправильно себя ведут или относятся к детям предвзято. Работать с учителями - непосильный труд, но и это должны делать школьные психологи". По идее, в функции психолога входит и корректировка расписания уроков с учетом особенностей дней недели, времени суток и нагрузок. Но на деле, эта работа далека от совершенства. При зарплате в 20 с небольшим тысяч тенге психологи должны, в отличие от педагогов с 18-20-ти часовой нагрузкой, отрабатывать по 36 часов в неделю, и не академических, а, в большинстве своем, астрономических: они должны проводить личностную и коллективную диагностику в каждом классе, коррекционную работу через семинары и тренинги, работу с родителями, с педагогическим коллективом и оказывать индивидуальную помощь на личном приеме. Кроме того, психологи несут личную ответственность за полученную информацию, на разглашение которой могут рассчитывать только родители. Даже учителям психолог может дать лишь рекомендацию как обращаться с учащимся, как использовать его позитивные задатки. Не более. И отпуск у психологов гораздо короче учительского, и зарплата ниже... Поэтому, мало кто из хороших специалистов задерживается в школе. А при наличии педагогического образования некоторые из психологов предпочитают работать учителями-предметниками. - Мы вынуждены были заниматься в школе всем и сразу, - говорит Марина Чижова, бывший школьный психолог, - и с людьми работать, и с документами, и оснащать кабинет по всем правилам и нормативным актам. А наличие отдельного кабинета - вообще непозволительная роскошь во многих школах. При шестидневной рабочей неделе мы работаем по 7-8 часов и все равно времени не хватает, однако оплата у нас не как у учителей - почасовая, а строго определенный оклад, почти как у уборщицы. У нас в Казахстане вообще нет положения по школьным психологам, и документацию мы ведем, руководствуясь российскими образцами. Очень тяжело работать одному. У нас в школе было 12 казахских и 46 русских классов, и должно быть хотя бы два психолога, не говоря уж о том, что в идеале, на каждую возрастную группу должен иметься свой специалист. А у нас во многих школах психолога все чаще воспринимают как девочку на побегушках: она и за секретаря, и за массовика-затейника, и за дежурного, и за курьера...В идеале, в городе должна работать бесплатная психологическая консультация для детей, но, видимо, это несбыточная мечта... Но теперь, кажется, дело сдвинулось с мертвой точки. Сейчас обсуждается открытие семейно-психологических центров на базе двух детских домов. Появилась в Караганде и специальная бесплатная психологическая служба "Жайна" с телефоном доверия по проблеме подросткового суицида для тех, кто стоит перед "последним в своей жизни выбором" или их друзей и родственников: 33-06-16. Правда, не за счет средств местного бюджета, а по линии министерства культуры и информации РК. - Пока телефон доверия работает с 9 до 18 ч. в будние дни кроме выходных, - говорит председатель ОО "Жарык Элем", Алима Канкулова. - Хотелось бы, чтобы он был круглосуточным и имел бесплатный общереспубликанский номер на 8-800, чтобы нам могли звонить со всех регионов республики. Сейчас в службе работают психологи и консультанты по суицидологии ПНД (психо-неврологического диспансера). В планах - взять еще казахскоязычного специалиста и открыть тренинговый зал. Ресурсный центр для школьников и социальных работников открылся и на базе ОФ "Озарение". Каждый вторник психологи центра бесплатно готовы консультировать как самих подростков, так и их родителей (41-64-53). Директор общественного фонда, Татьяна Савицкая готова оказать безвозмездную методическую помощь педагогам или школьным психологам, заинтересованным в решении "детских проблем". Реальное положение дел сегодня говорит (даже, скорее, кричит) о необходимости создания за счет местного бюджета для детей службы, в которую они в любой момент анонимно могут обратиться со своими личными, глубоко внутренними проблемами. По затратам это, вероятно, будет даже дешевле, чем содержание такой огромной армии, так называемых школьных психологов, дублирующих функции многих работников учебного заведения. Фото с сайта http://img.vz.ru
Загрузка...